закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 22.09.2017
Книга дня
Шассерио Прокофьева М.
Картина дня
Мавританский танец Шассерио, Теодор
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцать первого августа родился выдающийся французский живописец-жанрист эпохи Просвещения Жан-Батист Грёз

20.08.2017
Жан-Батист Грёз. Автопортрет

Жан-Батист Грёз ( 21.8.1725–4.3.1805) – один из выдающихся мастеров эпохи Просвещения во Франции. Среди плеяды блестящих французских рисовальщиков эпохи Просвещения – Антуана Ватто, Франсуа Буше, Шарля Натуара, Жана-Батиста Удри, Юбера Робера, Жана Оноре Фрагонара, Габриэля де Сент-Обена – Грёз занимает особое место. Его графическое наследие насчитывает около 700 листов, хранящихся в музейных и частных собраниях. Произведения Грёза имелись в собраниях Екатерины II и Павла I. По гравюре П.Ш. Ингуфа с известного полотна Грёза Паралитик работали на занятиях рисунком ученики Петербургской Академии художеств. 

 Жан-Батист Грёз родился 21 августа 1725 года в Турню и был шестым ребенком в семье Жана Луи Грёза, мелкого буржуа. Юный художник с детства любил копировать в рисунке гравюры и делал это столь искусно, что его работы принимали за гравюры. С 1745 по 1750 год Грёз обучался в мастерской Грандона, а с 1750 – занимался в классах Королевской Академии живописи и скульптуры в Париже, исполняя рисунки с обнаженных моделей. Он с юности был очень самолюбив и уверен в себе. О его характере знали друзья, и Дени Дидро в разговоре-диалоге о гении с племянником Рамо в повести Племянник Рамо говорит: «Если вы голову Грёза обдадите холодной водой, то, может быть, вместе с тщеславием угасите и его талант». За одно из самых ранних своих полотен – Отец семейства, читающий Библию – Грёз был принят в Академию как «причисленный к Академии», получив право выставляться в Салоне. Столь же назидательная картина Обманутый слепец (1755) была приобретена князем Н.Б. Юсуповым. Эти два полотна стоят у истоков «моральной живописи» (слова Дидро) Жана-Батиста Грёза, занявшего свое место среди мастеров бытового жанра века Просвещения. Отныне Жан-Батист Грёз станет страстно утверждать «несчастную и оклеветанную» обществом добродетель, детально обдумывая сценарий, как в пьесе драматурга, превращая свои картины в нравоучительные спектакли. 

 Скульптор Жан-Батист Пигаль, который представлял Грёза на звание «причисленного к Академии», познакомил его с аббатом Гужено. Вместе с аббатом, который стал покровителем и заказчиком художника, Грёз 24 сентября 1755 года отправился в «итальянское путешествие». В Италии, где Грёз пробыл два года (1755–1757), были написаны картины Неаполитанский жест (1755–1756), Птицелов, играющий на гитаре (1755–1756), для аббата Гужено – Разбитые яйца (около 1756), Итальянская лентяйка (1757), портреты посла Франции в Риме месье Стенвиля и его супруги, полотно на мифологический сюжет Венера, отдающая приказ выковать оружие Энею и эскиз Даная, для месье Стенвиля – копии с произведений итальянских мастеров, которыми Грёз зарабатывал на жизнь, а также много рисунков с натуры. О Грёзе укрепилось мнение как о последнем мастере века Просвещения, не заметившем древности во время «итальянского путешествия». Его картина Итальянская лентяйка (1757) написана в жанре «безалаберных хозяйств», которые любили голландские живописцы. Полотна 1750-х годов Мальчик, заснувший над Библией (1755) и Мальчик с книгой (около 1759), Балованное дитя  (начало 1760-х) тоже напоминают произведения северных мастеров, любовно выписывавших детали интерьера, передававших повседневный быт обитателей. 

 Аббат Гужено вскоре отбыл из Италии, а Грёз провел в Риме период с января 1756 по апрель 1757 года. По возвращении в Париж он принял участие в Салоне 1759 года, показав полотно Мальчик с книгой, картину Спящая вязальщица, Портрет Лоренса Лалив де Жюли (1757–1759). По воспоминаниям современников, показанный в Салоне 1761 года Портрет дофина Луи Фердинанда де Бурбон произвел большое впечатление на публику и критику. Луи Фердинанд де Бурбон был единственным сыном, он так и не стал королем. Известно, что за портрет сына Людовик XV пожаловал Грёзу 1200 ливров. Наряду с портретом столь знатной особы в Салоне 1761 года был представлен и Портрет книготорговца Франсуа Бабюти (1761), богатого негоцианта, занимавшегося книжной торговлей. Его дочь Анна Габриэлла Бабюти стала супругой Грёза. О любовных связях мадам Грёз судачили в Париже, и к 1793 году их брак все-таки распался. Но в 1760-е годы Грёз часто изображал жену на своих картинах, в рисунках (Уснувшая философия, 1765), создал несколько ее портретов маслом. На рисунке Уснувшая добродетель (1765) мадам Грёз изображена в интерьере с атрибутами, характерными для будуара просвещенной женщины, – глобусом, книгами. Она занята вышиванием и уронила пяльцы. В Салоне 1761 года был представлен Портрет госпожи Грёз в виде весталки. О Портрете госпожи Грёз беременной в Салоне 1763 года Дидро пишет: «Готов поклясться, что портрет этот – шедевр и наступит время, когда ему цены не будет. Как она причесана, как правдиво переданы ее каштановые волосы! Как хороша эта лента, обвившаяся вокруг ее чела! …лицо слишком серьезно и важно – за это упрекают художника, но разве не таково лицо беременной женщины, сознающей все достоинство своего положения… Ах, господин Грёз, как превосходите вы самого себя, когда вашей кистью водят нежность и любовь!..» 

 В эти годы пастельным карандашом был выполнен Грёзом профильный портрет Дидро. Грёз стал для Дидро образцовым художником, понимавшим и претворявшим на практике мысли Дидро о том, что «правда натуры – основа правдоподобия искусства». Критик высоко отзывался об идейности «моральной живописи» Грёза, умении избежать «смешных несообразностей» в достижении «выразительности». Он сравнивал Грёза с Франсуа Буше, чья живопись, по его мнению, была изящна, романтически галантна, но предназначена лишь для светских людей. «Буше скорее продаст пятьдесят своих непристойных и пошлых марионеток, чем Грёз два своих прекраснейших полотна», – писал Дидро, скептически относясь ко вкусам общества. 

 В Салоне 1763 года были представлены картины Грёза на «моральную тему» – Деревенская помолвка и Паралитик, или Плоды хорошего воспитания, которые пользовались огромным успехом. После этих работ началась, по словам одного журнального критика, «эпидемия моральности» и в театре, где царила буржуазная драма.  Картины невольно вызывали сравнение с театральными постановками, где были популярны моральные сюжеты. В обществе читали романы Жан-Жака Руссо, в которых семья рассматривалась как зеркало общества, ставились вопросы об отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, правах и обязанностях членов семьи, о воспитании. Полотно Паралитик, или Плоды хорошего воспитания было высоко оценено критикой и публикой Салона. Его приобрела Екатерина II при посредничестве Дидро. Семейная коллизия на этой картине была изображена с еще большей театральной эффектностью, чем в «Деревенской помолвке». По поводу этой картины Дидро замечает: «Грёз – вот мой художник… Мне по душе этот жанр – моральная живопись. И так уже кисть долгие годы была посвящена восхвалению разврата и порока. Разве не наполняет нас радостью то, что живопись, наконец, стала соревноваться с драматической поэзией в искусстве, трогать нас, наставлять, призывать к добродетели? Смелей, мой друг Грёз, морализируй в живописи, у тебя это получается прекрасно!»

 Грёз не только много рисовал с античных скульптур и с произведений мастеров Ренессанса и барокко, но и изучал труды Шарля Ле Брена. Возможно, именно так и родились его «головки» очаровательных девушек, выражающих определенные чувства. Этот новый его «жанр» был в духе сентименталистских настроений второй половины XVIII века. Дидро был строг, критикуя типизацию и идеализацию моделей в его «головках», появившуюся особенно в 1770–1780-е годы. Изображение детей на портретах 1760-х годов более естественны (Девочка с куклой, около 1756–1757; Девочка у стола, 1760-е). Он отметил не эмоциональную тонкость этих образов, а томную чувствительность, хотя и обращенную к добродетели. В кокетливых позах дам с птичками, собачками, голубками, разбитыми зеркалами, поклоняющихся Амуру, писали и другие мастера, например Жан-Батист Ван Лоо, Франсуа Дюпер и другие. Содержание птичек дома вообще стало модным. Философы и писатели размышляли о культе чувств. Среди наиболее значительных полотен Грёза на тему семейной добродетели и картина Горячо любимая мать (1765), Неблагодарный сын (Отцовское проклятие, 1765) и Наказанный сын (1765). В двух последних картинах библейская тема блудного сына получает весьма оригинальную интерпретацию. 

 Отношение Дидро к Грёзу резко изменилось после события 1769 года. Королевская Академия живописи и скульптуры в Париже пожелала, чтобы столь известному художнику было присуждено звание академика. Грёз должен был подкрепить звание своей работой. Поскольку лишь исторические живописцы могли претендовать на занятие места профессора или какой-нибудь почетной должности, то Грёз решил создать картину на исторический сюжет и представил на суд академиков полотно Септимий Север упрекает своего сына Каракаллу в том, что он покушался на его жизнь в шотландских ущельях (1769). Суд академиков оказался безжалостен. Грёз целый час ожидал их решения. Вышедший директор объявил ему: «Сударь, Академия приняла Вас, но как художника-жанриста; в своем решении она основывалась на прежних Ваших произведениях, которые превосходны, и закрыла глаза на это полотно, недостойное ни ее, ни Вас». Грёз начал доказывать достоинства картины. Но исторический живописец Луи Жан Лагрене, достав карандаш, прямо на полотне стал демонстрировать ему погрешности в написании фигур. Художник выставил картину в Салоне 1769 года, чтобы дать возможность своим противникам убедиться в их неправоте. Но тем самым, как заметил Дидро, он «предоставил своим злобствующим собратьям блестящий случай в мгновение ока и, не нарушая законов справедливости, отплатить ему за то презрение, которое он выказывал в отношении к ним…». Это происшествие наделало много шума. Критик отметил «деревянность» фигур в картине, плохие колорит и композицию, неумение художника «возвыситься до того преувеличения, которого требует живопись историческая». Дидро обвинил Грёза в излишней жанризации сюжета: «Его Каракалла подошел бы как нельзя лучше к сцене сельской или домашней; он мог бы быть на худой конец дурным братом того юноши, который стоя слушает старика, читающего вслух своим детям…»

 Грёз был глубоко оскорблен решением Академии и отныне не выставлялся в Салоне. Габриэль де Сент-Обен, блестящий рисовальщик, писал, что «Грёз силится быть пуссенистом в своих семейных сценах», которые уподобляет горизонтальному фризу, как, например, в картине Дама-благотворительница (1772), напоминающей полотно Пуссена Завещание Эудомидаса. Ответ Грёза появился в газете Avant Coureur 25 сентября. А в 1779 году на него появился памфлет под названием «Письмо одного путешественника в Париж своему другу сэру Шарлю Ловерсу», где автор припоминал происшествие с историческим полотном

 Интерес к истории и мифологии возникал у Грёза на всех этапах его жизни. В Италии под впечатлением от Рафаэля он написал картину Венера просит выковать оружие для Энея, Погребение Патрокла (1767–1768), Лот с дочерьми, в 1780-е – Невинность, увлекаемая Любовью (1786). Мифология подвергалась все большей критике в Салонах Дидро. Словно подводя итог своих наблюдений над неудачными попытками Грёза работать в жанре исторической живописи, критик писал, с явным сарказмом цитируя строки из басни Лафонтена: «Коль мы насилуем талант, Изящное мы создавать не в силах». Рисунки Отъезд мужа (около 1761; сюжет, несомненно, связанный с неудачной личной жизнью художника) и Рассерженная жена (1780-е) – это по-прежнему развитие темы семейных отношений. 

 В 1770–1780-е годы Дени Дидро высказывает все больше претензий к колориту картин Грёза, но иногда и хвалит живописное мастерство Грёза в написании головок, например картину, экспонировавшуюся в Салоне 1769 года, Маленькая девочка, держащая на коленях черную собаку. Сентиментальные сцены – Девушка, молящаяся у подножия алтаря Амура (1769) и Утренняя молитва (1770-е) – не вызвали восхищения у критиков. Хотя первую картину Дидро и назвал в Салоне 1769 года «очаровательной», но отметил, что голова принадлежит юному существу, а тело – немолодой женщине, что плохо исполнены складки одежды, тяжеловесен пейзаж, а статуя Амура напоминает маленького уродца. И совсем резко критик напишет о «детских головках», экспонировавшихся в Салоне 1769 года, с иронией заметив, что их было бы пристойнее подарить другу, а не показывать публике.

 В «домашних сценах» 1770–1780-х годов Смерть отца в окружении детей (1769), Возвращение пьяницы (1770-е), Королевский пирог (1774), Посещение священника (1786) – меньше фигур, персонажи менее выразительны, краски более тусклы и резки, чем в работах 1760-х. Полотно Посещение священника было куплено Павлом I после визита в 1782 году в Париже в мастерскую Грёза во время путешествия по Европе под видом князя Северного. В 1780-е годы художник не имел уже такого материального достатка, как раньше. Надвигался окончательный разрыв с женой. 

 Поздние портреты Грёза столь же великолепны, как и работы 1760-х годов. Портрет композитора К.-В. Глюка, оперной певицы Софи Арну (1780), актера Комеди Франсез Батиста Эне, графа А.П. Шувалова (около 1780) и его супруги графини Е.П. Шуваловой (около 1780) свидетельствуют о том, что мастерство Грёза-портретиста с годами все возрастало. Покровители Грёза были изгнаны из Франции в годы Революции и Империи. Людовик XVI назначил ему в 1792 году пенсию в 1537 ливров, но она выплачивалась не регулярно. Грёз обратился в 1801 году с письмом к Наполеону Бонапарту со словами «у Вас, сир, доброе сердце…». Он получил заказы от Жозефины и ряда богатых нуворишей эпохи Наполеона, повторял с небольшими вариациями свои «головки» (Девушка с ягненком; Девушка с корзиной; Мальчик с собачкой; Девушка, пишущая письмо; Девушка с голубками, 1802), написал несколько портретов деятелей революции (Портрет Фабра д’Эглантин, Портрет Дженсонне), создал два портрета Наполеона, закончил Автопортрет (1803), который экспонировал в Салоне того же года. Одно из самых поздних произведений – Первая борозда (1801) – с изображением крестьян в пейзаже ничем не напоминает по колориту работы раннего Грёза. Однако в нем много легко узнаваемых персонажей более ранних картин. Классицистический пейзаж художник ввел и в более раннее полотно Невинность, увлекаемая Любовью (1780-е). Критики были строги к поздним произведениям Жана-Батиста Грёза, утверждая, что колорит их не правдив, что рисунок не верен, композиции неудачны… Но иногда они бывали более благосклонны к «старику Грёзу», один из них в Journal de Paris заметил, что Грёз все-таки автор композиций, полных шарма, что он заслужил звание «живописец нравов», что он крупный портретист.

 Жан-Батист Грёз познал и пик славы, и пик неудач, его «фатум» не назовешь счастливым. Но творчество этого мастера очень ярко отразило характер искусства века Просвещения, его оптимизм, утопизм и одновременно внутреннюю сложность. В вечном диалоге с Дидро Грёз был пассивной стороной, не имея возможности отвечать на оценки великого критика. Но яркие и меткие пассажи Дидро о Грёзе и само искусство этого художника остались вечными раритетами века Просвещения, шедеврами слова и живописи, о сходстве и различии которых так много размышляли просветители.

 Книги, посвященные жизни и творчеству Ж.- Б. Грёза:



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group