закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 20.11.2017
Книга дня
Клод Моне. Позднее творчество Астахов Ю .А.
Картина дня
Жан Моне на механической лошадке Моне, Клод
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцать девятого октября 1861 года родился Андрей Рябушкин, выдающийся русский живописец и иллюстратор, мастер жанровых и исторических картин, воссоздающих московский быт XVII века

29.10.2017

 

Андрей Петрович Рябушкин  (29.10.1861–10.5.1904) родился  в селе Станичная Слобода Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, в семье. Отец и старший брат занимались иконописью. Когда мальчику исполнилось 11 лет, он остался круглым сиротой. Вот любопытный документ того времени: «1875 года Августа 16 дано сие Тамбовской губернии Борисоглебского уезда из Борисоглебского волостного правления мальчику села Станичной слободы Андрею Петрову Рябушкину в том, что он уволен для поступления в воспитанники какого-либо художественного заведения, где только может быть принят к изучению художественному искусству...». «Художественным заведением» оказалось Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В то время во главе училища стояли такие художники, как ПеровПрянишниковЕвграф Сорокин, почти сразу оценившие способного крестьянского мальчика. Он был освобожден от платы за обучение. Товарищами его по училищу были такие художники, как Архипов, братья КоровиныЛевитанНестеров… 
На ученических выставках появились обратившие общее внимание на совсем еще молодого художника жанры: сначала Сцена у дьячка, а затем Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии – картина была приобретена Третьяковым, о ней заговорили. После смерти Перова Рябушкин, не окончив училища, в 1882 году отправляется в Петербург, в Академию художеств, где его зачисляют в «академисты» натурного класса. В Академии он пробыл восемь лет: он весь отдался иллюстрационной работе и, по-видимому, не особенно торопился с окончанием учебы, иногда целыми месяцами не посещал занятий. На одном из экзаменов его эскиз Эсфирь перед Артаксерксом вызвал целую сенсацию, так он был своеобразен среди шаблонных ученических эскизов. Но начальству позы, костюмы и подчеркнутый реализм показались вольностью. Автор был вызван для объяснения и внушения, и на вопрос ректора, откуда он взял такие костюмы, скромно ответил: «Из академической библиотеки». Уже тогда Рябушкин старался в своих исторических работах опираться исключительно на документы и первоисточники. 
В 1885 году по поводу просьбы Рябушкина о единовременном пособии в академической справке значится, что «ученик Рябушкин имеет большую серебряную медаль за рисунки, малую за этюд, по композиции в первых категориях более трех раз, по наукам во втором курсе занимался прилежно и не получал никаких стипендий». Рябушкин по-прежнему жил материально очень тяжело. Правда, как государственный крестьянин он получал стипендию 300 рублей в год. С первых же дней пребывания в Академии художеств завязывается дружба Рябушкина с Ильей Федоровичем Тюменевым, великолепным знатоком русской старины, известным либреттистом и незаурядным музыкантом. С 1887 года, когда Тюменев купил находящуюся недалеко от села Доброго усадьбу Приволье, Рябушкин становится его частым гостем, а в благодарность за гостеприимство за несколько дней пишет большое панно Пир богатырей у ласкового князя Владимира.
С академических лет началась его иллюстрационная деятельность, которая продолжалась почти до конца 1890-х годов. Она давала ему заработок, и его работы помещались главным образом в «Ниве», «Всемирной иллюстрации» и «Историческом вестнике». Еще в первых книжках «Исторического вестника» за 1885 и 1886 годы помещены два его рисунка «Марина Мнишек в утро Московского возмущения» со статьей Костомарова и «Поезд Марфы Посадницы и вечевого колокола» со статьей Мордовцева. По поводу первого рисунка началась его переписка с историком Костомаровым. Летом 1886 года он едет с Абрамом Ефимовичем Архиповым на этюды в Рязанскую губернию. Результатом этой поездки является его картина Ярмарка в Рязанской губернии, выставленная в 1886 году в Академии художеств. К тому же времени относится этюд Дача, написанный в усадьбе Приволье.
В 1890 году Рябушкин пишет «Снятие с креста» (Голгофа) – конкурсную программу на большую золотую медаль. Сохранилось много подготовительных эскизов, набросков, рисунков. В эти дни многие видят Рябушкина, то посещающего Смоленское кладбище, где он наблюдает во время похорон выражение лиц родственников умерших, то изучающего трупы в «препаровочных». Когда его работу увидели товарищи-конкуренты, она вызвала общий восторг, так все это было сильно, выразительно и талантливо. Несмотря на похвалы, сыпавшиеся со всех сторон, Совет Академии решил дать строптивому конкуренту, отступившему от требований конкурса, только звание классного художника первой степени, лишив его большой золотой медали. Но президент Академии художеств, великий князь Владимир Александрович, назначил ему из собственных средств двухгодичную командировку. 
В эти годы его влечет к памятникам родной старины, к изучению старинного русского быта. С одной стороны, в этот период он находится под влиянием семьи известного русского бытописателя П.И. Мельникова-Печерского, где он жил и был принят как свой, с другой – ему покровительствует академик В.Г. Солнцев, автор капитального труда Древности Государства Российского. Академия художеств, к которой он все время был в оппозиции, признала его, дала ему стипендию. Он не пожелал ехать за границу, а предпочел странствовать по России. Побывал в Москве, Ростове, Ярославле, Борисоглебске, Новгороде, Пскове, Киеве, а также на родине. Эти странствия дали ему много в смысле знакомства с подлинниками русской старины, бытом и старинной фресковой росписью. Он интересовался каждой подробностью, каждым старинным костюмом, старинной песней, грамотой, утварью, резьбой на избе, узором на тканях, вышивками на полотенцах. Вернувшись с громадным запасом материала в виде всяких заметок, записок, набросков, чертежей и рисунков, он поселился у И.Ф. Тюменева и жил там почти всю зиму 1890–1891 годов. За это время им написана небольшая, но в высшей степени выразительная картина Ожидание новобрачных от венца в Новгородской губернии, которая была принята на Передвижную выставку 1891 года. В картине Андрей Петрович запечатлел многие черты народного быта, тонко подмеченные им, благодаря жизни в деревне и тесному общению с крестьянами. 
Рябушкин до конца так и остался одиноким. Если в Московском училище живописи, ваяния и зодчества он отличался общительностью, то потом становился замкнутым и молчаливым. У него, по-видимому, не было никакой склонности к семейной жизни, и в то же время он очень любил быть в окружении чужой семьи. Может быть, именно поэтому свадьба и связанные с ней сюжеты повторялись у Рябушкина и позднее в рисунках и картинах «Молодожены», Свадебный поезд в Москве (XVII столетие) и других.
Он писал не только картины и эскизы, он был одновременно большой мастер в области виньеток, афиш, стильной русской орнаментики и прочего. Удивительное изящество рисунка, тонкость исполнения, вкус поражали каждого, кто хоть сколько-нибудь умел ценить эти качества. Как известно, Богатыри Рябушкина появились сперва в журнале Шут (1893) в виде иллюстраций к новгородской былине О Ваське Буслаеве, а затем в качестве приложения к Всемирной иллюстрации.
В 1892 году им была написана и появилась на выставке передвижников картина Потешные Петра I в кружале. В картине следующего года Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате ясно наметились изменения в понимании Рябушкиным колористического решения исторического полотна. К этому же времени относят интересную акварель Раскольничий скит с отзвуками рассказов Мельникова-Печерского и намеками на стиль исторически-архитектурного пейзажа, столь расцветшего потом в его творчестве.
 На выставках работ его выставлялось очень мало. Поэтому неудивительно, что широкая публика, слегка знакомая с его музейными картинами, почти забыла о нем до устройства посмертной выставки, устроенной в Петербурге через восемь лет после смерти художника (1912). На ней впервые появились такие первоклассные картины его последних лет, как Московская девушка XVII века, Князь Ухтомский в битве с татарами в 1469 году на Волге, Въезд посольства в Москву, Офицер, знаменщик и барабанщик, Петр I на Неве, В деревне. Если прибавить к ним Чаепитие и некоторые музейные картины, написанные тоже в эти годы, то станет очевидным, что Рябушкин окончательно «нашел себя» только в последние годы жизни. 
В середине 1890-х годов он окончательно переселился в деревню, только изредка наезжая в столицы или путешествуя по России. Результатом поездки по Волге и многочисленных посещений отдельных церквей и монастырей была картина Чудотворная икона, появившаяся на Передвижной выставке 1894 года. Склонности, и обстоятельства очень удачно привели его в деревню, где он, соприкоснувшись с родной стихией, обновил и укрепил свои силы. Сначала он поселился на земле Тюменева, под Петербургом, в трехстах метрах от его усадьбы, а затем перебрался через речку Тигоду, в усадьбу В. Беляева Дидвино, где подстроил себе маленький домик по собственному плану. Еще при жизни Рябушкина говорили, что он сильно пил, даже запоем, что будто жизнь в деревне пагубно отразилась на нем в этом отношении. А лет за шесть до смерти он совсем бросил пить. Во всяком случае о пьянстве в том смысле, в котором оно «сгубило столько талантливых русских людей», не может быть и речи, ибо талант Рябушкина расцвел именно в последние годы его жизни, когда были написаны наиболее интересные его произведения. 
На 1894–1895 годы выпадает целый ряд весьма разнообразных работ: Князь Глеб Святославович убивает волхва на Новгородском вече (Княжий суд) и Мученическая кончина великого князя Глеба Владимировича, а также большое полотно Московская улица XVII века в праздничный день — вместе с Боярской думой картина появилась впервые в Москве на выставке возникшего тогда Общества художников исторической живописи, в котором Андрей Петрович был членом-учредителем и членом правления.
Характерные черты или то, что с полным основанием можно назвать «стилем Рябушкина», впервые проявились в картине Семья купца в XVII веке, появившейся на выставке Общества художников исторической живописи в 1897 году. Картина вызвала немало нареканий, особенно лица женских фигур, кукольно размалеванные. Но художник был прав в передаче реалистически правдивой и характерной для того времени подробности: по свидетельству Олеария, русские женщины до того белились и румянились, что походили именно на размалеванных кукол. 
Поиски Рябушкиным новых образных решений наталкиваются на серьезные разногласия и в художественной среде. В 1893 году, после того как другая картина Сидение Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате не была принята на Передвижную выставку, наступает разрыв с передвижниками: художник больше не посылает своих работ на выставки товарищества. В последние годы он показывает свои произведения на выставках «Мира искусства» и все глубже погружается в историю Руси. В 1899 году он закончил одно из самых своих заветных произведений – картину Русские женщины XVII столетия в церкви. Несомненно, это одно из самых лучших и оригинальных произведений Рябушкина. Оно стоило ему большого труда. Ничего более поэтически светлого и чистого по чувству Рябушкин до тех пор не писал. Полотно роднит Рябушкина и с древними иконописцами. Картина эта вместе с Семьей купца XVII века была на Парижской международной выставке 1900 года. Рябушкин получил почетный диплом. Он был очень доволен этой наградой и прикрепил его на стене в мастерской.
Вместе с другими художниками «Мира искусства» он был приглашен для иллюстрирования Истории царской охоты Н.И. Кутепова, роскошного издания, за которым ныне гоняются многие антиквары и библиофилы. Рябушкиным исполнены акварель Пир царя Алексея Михайловича в охотничьем шатре, Императрица Анна Иоанновна на охоте и Петр I с супругой в шлюпке на Неве. Все это очень интересные и характерные произведения, где впервые художником чрезвычайно удачно изображены темы из эпохи XVIII века. На посмертной выставке впервые появился прекрасный эскиз гуашью Петр I на Неве как фрагмент большой картины. Отдельные рисунки и наброски того времени отличаются особым мастерством, тонкостью и остротой. Таковы, например, Выезд на соколиную охоту при царе Алексее Михайловиче, В гости, Молодожены
В последние годы жизни у Рябушкина обнаружилась чахотка. Переселившись в 1901 году за речку Тигоду в собственный домик в усадьбе В.В. Беляева, Рябушкин, уже находившийся в тисках болезни, окреп духовно, успокоился, вполне нашел себя. Здесь написана картина Едут («Народ московский во время въезда иностранного посольства в Москву в конце XVII века»). На посмертной выставке Рябушкина появляется впервые большая законченная картина на ту же тему Въезд посольства в Москву (1901).
Впервые же на посмертной выставке появилась замечательная картина Московская девушка XVII века (В праздничный день). Аналогична по композиции тоже небольшая картина Шуба с царского плеча, или, как она была названа в каталоге выставки «Мира искусства» 1902 года, где впервые появилась, «Пожалован шубой с царского плеча».
В 1901 году написана самая очаровательная и живая, самая рябушкинская из его историко-бытовых картин Свадебный поезд в Москве (XVII столетие). На полотне возникает перед нами допетровская Москва, далекая и вместе с тем осязательно трепетная, красочно-полнокровная. Огромное полотно Рябушкина Московская улица XVII века в праздничный день доносит до нас живое дыхание народного быта. В 1903 году художник пишет большие картины Иоанн Грозный с приближенными и Петр Великий.  «Грозного» он отдал на выставку «Мир искусства». Спустя некоторое время Андрей Петрович поехал на выставку, но своей картины там не нашел. Она оказалась непринятой и стояла в распорядительской комнате. Это сильно задело его самолюбие, и он уехал в деревню, послал своего слугу за картиной и сжег ее. В последние годы он жег вообще беспощадно все, что залежалось или что, по его мнению, «никому не нужно». 
В 1903 году А.П. Рябушкин делает несколько эскизов внутренней росписи православного собора в Варшаве. Одним из сюрпризов посмертной выставки была впервые появившаяся на ней небольшая картина, названная в каталоге В деревне. Особняком стоит небольшая гуашь Новгородская церковь, в которой есть что-то левитановское по общему тону и настроению. Живописца привлекает именно радость праздника. Уголок его изображен в картине «Хоровод», появившейся на выставке «Мира искусства» 1903 года, или «Втерся парень в хоровод, ну старуха охать…». При отсутствии грубости, какие тонкие правдивые черты отделяют ее от слащавости и приукрашивания. То, что чувствуется в «Хороводе» и других бытовых картинах, с особой силой и остротой проявилось в картине Чаепитие. В низкой избе за длинным столом расположилась группа празднично одетых крестьян. Одинаковые позы, одинаковые жесты рук, держащих чайные блюдца, четкая ритмичность – есть в этом что-то механическое, расчетливое. Но уже нет гармонии в современной деревне, уходит, догорает, как свеча, патриархальный уклад жизни. 
 Картина Князь Ухтомский в битве с татарами в 1469 году на Волге в каталоге посмертной выставки датирована 1904 годом и названа последней гуашью художника. Рябушкин чувствовал себя бодро, он отправился в Петербург, там встречался с друзьями. Он узнал от них, что его «Чаепитие», которое в это время экспонировалось на выставке «Союза русских художников» в Москве, пользуется большим успехом. А картина «Русские женщины XVII столетия в церкви» приобретена Третьяковской галереей. Признание радует, на душе художника становится теплее. Но надвигается несчастье: из-за простуды, полученной в Петербурге врачи посоветовали ему покинуть новгородское болото, выехать в теплые края, на солнышко. Измученный приступами кашля, бесконечными плевритами и изнурительной лихорадкой, Андрей Петрович соблазняется этим предложением и едет на Женевское озеро. Попав в Западную Европу лишь на 42 году жизни, тогда, когда у него вполне сложился определенный взгляд на искусство, он подходил к произведениям различных мастеров со своей особенной меркой. Иностранцы не произвели на него впечатления. По возвращении из-за границы Андрей Петрович принимается с необычайной горячностью за работу, борясь с новыми и новыми приступами болезни. К этому периоду относится особенно много уничтоженных и сожженных работ, из числа же уцелевших можно вспомнить довольно большую, чрезвычайно выразительную, но, к сожалению, лишь начатую вещь «Русское воинство». 27 апреля 1904 года его не стало. Он умер у себя в мастерской. Похороны состоялись  29 апреля в селе Добром, возле той церкви, для которой он когда-то писал иконы… От самой усадьбы до кладбища гроб несли на руках крестьяне окрестных деревень. Похороны были очень скромны. 
     Через восемь лет была устроена друзьями художника посмертная выставка, которая не только познакомила русскую публику с целым рядом выдающихся и до тех пор неизвестных произведений художника, но и дала возможность образовать фонд для увековечения его памяти, учреждением стипендии в двух учебных заведениях – Академии художеств и Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где он сам когда-то так нуждался в стипендиях и пособиях. 

Книги, посвященные жизни и творчеству Андрея Петровича Рябушкина:

 

 

 



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group