Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 26.03.2017
Книга дня
Русская история в картинах. Алексей Кившенко
Картина дня
Портрет девочки Макаров Иван Кузьмич
Воскресный день » Авторская колонка »

Седьмого февраля родился русский художник-передвижник, живописец-жанрист, график, педагог Владимир Егорович Маковский

07.02.2017
В.Е. Маковский. Автопортрет. 1905

   «Направление Федотова, Перова и Маковского в значительной мере не живописное, а литературное», – считал глава передвижничества Иван Крамской. Маковский был типичным «средним» передвижником, только отдававшим предпочтение не теме, как в 1860-х годах 
Перов, а сюжету, иногда самому незначительному. «Он посещает все богадельни… Он знает все захолустья Москвы, все трущобы, его встретите на рынках, на народных гуляниях, на всех толкучках и тут же на балах, в театрах, концертах, в маскарадах, на бульваре…» – свидетельствовал художественный критик того времени Николай Александров. В его картинах нет привычного для ранних передвижников резкого обличительства, нет боли и скорби. Полотна Маковского, скорее, правдивые, благодушные свидетельства жизни обывателей, часто окрашенные теплым юмором. Это – картины-новеллы. Они столь фотографически точны, образный ряд в них дан так широко, типажи выписаны настолько реалистично и досконально, что по ним можно ощутить сам дух минувшей эпохи – времени Толстого, Чехова, Горького.
     Жизнь Владимира Егоровича Маковского (7.2.1846–21.2.1920) сложилась так, что он просто не мог не стать художником. Все сыновья Егора Ивановича Маковского, одного из основателей Московского училища живописи, ваяния и зодчества, – КонстантинНиколай, Владимир – и дочь Александра стали художниками. Владимир с детства учился играть на гитаре и скрипке, отец привил ему любовь к живописи. Не раз Владимир воспроизводит дорогой облик в картинах (Варят варенье, 1876; В четыре руки, 1880) и на портретах разных лет. 
      Первой картиной, созданной Маковским в 1861 году стала Мальчик, продающий квас («Квасник»). Учителями юноши в то время были Евграф Сорокин и Сергей Зарянко. Неудивительно, что первая работа, выставленная учеником, была написана, как отметил историк искусства Д. Сарабьянов, «в духе тропининских полужанров-полупортретов 1820–1840-х годов». В 1863 году Маковский получил малую серебряную медаль за рисунок группы обнаженных натурщиков. Такой же медалью была отмечена картина 1865 года Художник, продающий старые вещи татарину («Мастерская художника»). В 1867-м он пишет картину Братья-художники. Снова возникает комната родительского дома; у окна, за которым видны кремлевские башни, двое мальчиков (он сам и брат Николай) разглядывают рисунки. Два года спустя появляется картина Любитель старины («Собиратель картин и рисунков»), в которой тропининское влияние уже преодолено. Наиболее значительной картиной того периода стало полотно Литературное чтение 1866 года. Вновь любовно воспроизвел он обстановку отцовской квартиры, детали интерьера и, конечно, картины отцовской коллекции. В центре композиции в кресле – Егор Иванович Маковский, а девушка, сидящая около чтеца спиной к зрителям, – Анна Петровна Герасимова, пианистка, ученица Рубинштейна – невеста Владимира Маковского. За это полотно Маковскому была присуждена большая серебряная медаль и звание классного художника 3-й степени. 
     Картина, написанная в 1869 году, Крестьянские мальчики в ночном стерегут лошадей  была как бы иллюстрацией ночного, описанного Тургеневым в повести «Бежин луг». Академический совет присудил Маковскому золотую медаль госпожи Лебрен, установленную для отличившихся в экспрессии, и звание классного художника 1-й степени. 
      Начиная с 1869 года, художник часто и с любовью пишет детей (Дедушкины сказки; Игра в бабки; Крестьянские мальчики, 1880; Купающиеся дети, 1886; Мальчики-удильщики, 1887; Дети, 1899; Пастушки, 1903–1904). Во всех этих картинах много поэзии и душевности, часто дети изображены на природе. Однако Маковский нередко вводит детей в художественное повествование для заострения социальной темы (Посещение бедных, 1874; Свидание, 1883), контрастного усиления другого образа (Оправданная, 1882) или ситуации (За лекарством, 1884; «Не пущу!», 1892), для создания интриги (Две матери. Мать приемная и родная, 1905–1906), для усиления комизма изображенной сценки (Деспот семьи – орущий младенец и шестеро взрослых, не могущих его унять, 1893). Повествовательный момент в творчестве Маковского часто преобладает над чисто живописной стороной.
      Началом общественного признания Владимира Маковского можно считать его картины Игра в бабки и В приемной у доктора. (Многие справедливо отмечают в картине влияние родоначальника бытового жанра Павла Федотова.) Наградой Маковскому становится первая премия Московского общества любителей художеств за 1870 год. В соответствии со своими взглядами на искусство Владимир Егорович вступает в 1872 году в Товарищество передвижников и всю жизнь остается верен этому объединению.
     В 1873 году на Всемирную выставку в Вену художник отправляет две своих картины: Придворные псаломщики на клиросе (1870) и Любители соловьев (1872–1873). Последняя сразу привлекает всеобщее внимание, отзывы критиков и литераторов. «Вот, например, небольшая картинка (Маковского) „Любители соловьиного пения“, — писал Федор Достоевский. — Посмотрите: комнатка у мещанина аль у какого-то отставного солдата, торговца певчими птицами и, должно быть, тоже и птицелова. Видно несколько птичьих клеток; скамейки, стол, на столе самовар, а за самоваром сидят гости, два купца или лавочника, любители соловьиного пения. Соловей висит у окна в клетке и, должно быть, свистит, заливается, щелкает, а гости слушают. Оба они, видимо, люди серьезные, тугие лавочники и барышники, уже в летах, может быть, и безобразники в домашнем быту… а между тем оба они видимо уже раскисли от наслаждения – самого невинного, почти трогательного. Тут происходит что-то трогательное до глупости… Право, и пусть смеются надо мной, но вот в этих маленьких картинках, по-моему, есть даже любовь к человечеству, не только к русскому в особенности, но даже и вообще…»   Общество поощрения художников отметило картину первой премией за 1873 год, а Академия художеств удостоила автора званием академика живописи.
     Юмористический взгляд на мир не давал художнику впасть ни в излишнюю сентиментальность, ни в озлобленность, как бы поддерживая нравственный баланс. Совсем гоголевские старосветские помещики – в картине Варят варенье (1876). Чуть больше иронии в картинах Первый фрак (1892), В передней (1884), Без хозяина (1911). Однако излишняя торопливость, желание запечатлеть как можно больше сюжетов и типов часто шла в ущерб живописной стороне дела. Это примечали коллеги-художники. Крамской писал Репину по поводу картины Поздравление с ангелом в 1878 году: «Маковского С ангелом! – бездна юмору, добродушия жизни, но работа напоминает русского ремесленника: все кое-как, поскорее, авось не заметят!»
     Не отступает художник от излюбленного юмористического приема и в ряде работ на серьезные социальные темы, отражающие общественные пороки (Посещение бедных, 1874) и грустные уроки нарождающегося российского капитализма (Крах банка, 1881). Один из современников Маковского, художник Александр Киселев писал, что Маковский стал широко популярен «благодаря особенным свойствам его таланта подмечать и воспроизводить в художественной форме самые характерные, коренные, так сказать, почвенные наши типы… тех людей средней руки, которым так пристало щедринское название – обывателей. В этой мелкой полуцивилизованной среде чиновничества, мещанства и дворянства… Маковский нашел богатый материал для выражения положительных и отрицательных сторон среднего русского типа, нашел основной цвет и тон средней русской жизни в самых заурядных, повседневных ее явлениях». Точильщик, Нищие, Торговка, Охотник, Газетчик, Бандурист, Старуха, Инвалид – это работы, появившиеся в 1872–1875 годах на первых передвижных выставках. Больше всего самых различных типажей можно было встретить на Толкучем рынке. Туда в семидесятых годах и зачастил художник. Он задумал большую картину Толкучий рынок в Москве. Этюды к картине (размером больше метра по горизонтали) – практически самостоятельные полотна (Обед, 1875; В полдень; Продавец кваса, Шарманщик, все – 1879). Эти образы, будучи вставлены в картину, утратили свою самоценность, пропали в безликой массе. Крамской считал, «чем больше картина у Маковского, тем дело хуже». В большинстве случаев крупные, многофигурные полотна художника статичны и неинтересно скомпанованы. Некоторое исключение составляет, пожалуй, картина Ночлежный дом в Москве (или «Ночлежники», 1889). 
    Время, когда было создано наибольшее число самых удачных и известных картин Маковского – 1880-е – начало 1890-х годов (Крах банка; Оправданная; На бульваре, 1886–1887; Объяснение, 1889–1891; К венцу, 1894). Художник находился в расцвете сил и дарования, имел огромный успех у публики. С 1882 года он руководит натурным классом в Училище живописи, ваяния и зодчества. 
Очевидно, в соответствии со своей натурой, музыкальной и веселой (художник прекрасно играл на скрипке, пел), Маковский избегал в своей живописи трагических, конфликтных сцен, а изображал своих героев обычно в обыденных, хотя часто и печальных, ситуациях. «Самая же его великая сила лежит в бытовых картинах. Его Свидетели, Политики, Урок танцев, Сцена на кладбище – вот где Маковский – наша гордость. Смело можно сказать, что в Европе такого художника нет», – писал в середине 1880-х годов Крамской.
    Многим с детства знакома картина Свидание (1883), на которой крестьянка приехала навестить сына, отданного «в люди». Невольно вспоминается Ванька Жуков Чехова. В полотне — никакого надрыва, но как ощутима здесь та самая «скрытая нота душевных движений» (А. Киселев), как доходчив рассказ о человеческом горе.
     В 1880-е годы художник иллюстрирует произведения Пушкина и Гоголя, увлекается техникой офорта. В результате на свет появляется альбом «Офорты В.Е. Маковского». С большим удовольствием художник ездит в начале 1880-х годов на Украину и пишет там множество сценок, представляющих для него этнографический интерес: Два украинца (1882), Ярмарка в Полтаве (1882) и др. На XIII Передвижной выставке в 1885 году Маковский выставил 45 произведений, большую часть которых составляли небольшие украинские этюды (Семейное дело у мирового, 1884; Сцена на могиле («Разговенье на могилке»), 1884; Проповедь в сельской церкви; Молебен на Святой неделе («Молебен на Пасхе», 1887–1888)). Не будучи хорошим колористом и мастером пленэрной живописи, как Василий ПоленовВалентин Серов или Константин Коровин, Маковский долго бился над передачей солнечного света, над тем, чтобы краски в нем заиграли. «Молебен на Святой неделе» экспонировался на XVII выставке передвижников. А на XVIII появились Ночлежники («Ночлежный дом», 1889). Опять потянуло художника из домашнего уюта со скрипичными вечерами, встречами друзей, из которых ближайшим был художник  Илларион Прянишников, из чистого своего района близ храма Христа Спасителя в темный, душный, убогий мир Хитровки, мир опустившихся, неприкаянных людей… 
     В 1892 году Владимиру Егоровичу Маковскому было присвоено звание профессора. Его ученики - Абрам АрхиповСергей МалютинАлексей КоринВасилий Бакшеев – уже обгоняли его в мастерстве, и это раздражало художника. Русская живопись развивалась, а Владимир Егорович оставался на старых позициях. Творчество Михаила Нестерова, Константина Коровина выводило его из себя, Серова же и Врубеля он вообще на дух не принимал. Может, оттого он и не пользовался авторитетом и любовью у своих учеников. И, когда в 1893 году петербургская Академия художеств приняла новый устав и пригласила, наконец, преподавать у себя передвижников, прежде непримиримых противников Академии, в частности и Владимира Маковского, он охотно согласился. 
    В следующем, 1894 году Владимир Егорович переехал в Санкт-Петербург и был назначен руководить жанровой мастерской в Высшем художественном училище Академии, где и проработал до 1918 года. А в 1894–1896 годах был ректором этого училища. В 1896 году Маковского привлекли к участию в создании альбома, посвященного коронации Николая II, и он вновь появился в старой столице. Однако мрачная трагедия на Ходынском поле, неприятно ознаменовавшая начало нового царствования, изменила планы художника. Не благостные зарисовки коронации, а картина Ходынка. Ваганьковское кладбище заняла все мысли художника. Первой картиной на подобную тему явилось полотно Ожидание. У острога (1875) – толпа людей, собравшаяся в ранний час у ворот «московского пересыльного замка», чтобы хоть одним глазком увидеть дорогие лица близких, когда их выведут из стен тюрьмы. В том же Маковский приступил к Вечеринке. В отличие от других живописцев (Курсистка   Н. Ярошенко, репинские Отказ от исповеди, Арест пропагандиста), Маковский был далек от настроений  революционной борьбы, но время от времени возвращался к подобным сюжетам (Осужденный, 1879). Когда первый вариант этой картины был выставлен на VII Передвижной выставке, Крамской писал Репину о выставке: «Поленов молодец, а о Маковском и говорить не следует – перед его картиной люди плачут».
       В 1882 году появляются Узник и Оправданная, в 1884-м – По этапу. Потом перерыв в разработке этих тем до самой Ходынки. Впрочем, Маковский до конца остается бытописателем, художником мелких жанровых сцен. Не случайны появления полотен Две сестры, Секрет, В передней (все – 1884), полные иронии, они значительно лучше удались художнику, нежели, например, По этапу.
Славы художнику «революционные» картины не принесли. «Ходынка. Ваганьковское кладбище» – большое, композиционно рыхлое, неинтересное полотно. Написанное в 1896– 1901 годах, оно было запрещено цензурой и впервые демонстрировалось на Всемирной выставке в Лондоне в 1910 году. Не лучше получились и Допрос революционерки (1904) и 9 января 1905 года на Васильевском острове (1905– 1907). Маковский был случайным свидетелем расстрела январской демонстрации и очень переживал случившееся. Он сделал много карандашных набросков, написал этюды. Работал упорно и серьезно, но художественного успеха не добился. Живопись нового поколения художников – Валентина Серова и Сергея Иванова, писавших картины на эти темы, была намного сильнее. 
    Маковский явно попытался двинуться в русле новых живописных тенденций. Несколько лет в середине 1890-х годов он ездил на Волгу, писал на воздухе, желая приблизиться к освоению световоздушной среды, но настоящих успехов не достиг. Его душе ближе оставались жанровые сценки, зарисовки босяков и бродяг на фоне волжских просторов, нежели серьезная творческая работа живописца. Произведения, представленные на XXV выставке передвижников в 1897 году, числом более тридцати, никому не показались интересными. Волжские работы – На берегу Волги, На Волге («Волга. Босяки»), Пристань, В ожидании парома, Волжский Фигаро – во многом являлись как бы перекличкой с рассказами из жизни босяков Максима Горького. Шло десятилетие за десятилетием, а Маковский не менялся, как бы «поедал» сам себя. И в конце 1890-х годов, как в начале 1870-х, из его мастерской выходили в большом количестве все те же знакомые образы: Букинист, Учительница, Любитель, Солдат, Крестьянка… Все те же знакомые сценки: Праздник в Малороссии, Бабушка и внучка, У доктора, Пьяная улица и т. д. Они делались на потребу обывателей. Творчество куда-то испарилось. Из картин ушла душа. 
    В 1890–1900-х годах Маковский все чаще прибегает к портретному жанру (Портрет Е.И Маковского; портрет Иллариона Прянишникова, 1883; доктора Г.А. Захарьина, поэта Алексея Жемчужникова, обе 1889). В отличие от своего брата Константина, самого модного портретиста аристократических домов, автора эффектных салонных портретов, всегда приукрашивающих натуру, Владимир Егорович создавал образы правдивые и спокойные. При этом в живописном отношении портреты Константина Маковского были значительно сильнее. Тем не менее, Маковский создал прекрасный образ своего старого преподавателя рисования в Московском училище живописи – Евграфа Сорокина, которому многие знаменитые художники были обязаны постановкой рисунка. В 1894 году Маковский написал, может быть, один из лучших портретов – Дмитрия Ровинского, юриста, исследователя и собирателя русских народных картинок. 
      Мало кто мог похвастаться такой творческой плодовитостью, как Владимир Маковский: на каждой передвижной выставке появлялось по 10–20 его работ. Современников, особенно тех, кто обладал вкусом и знанием подлинной живописи, раздражала бесконечная повторяемость сюжетов, однообразие типажей и художественных приемов, торопливость исполнения. Отсюда – «тысяча первая раскрашенная банальность», по выражению Дягилева, или определение картин Маковского Александром Бенуа – «ничтожный рассказик». Маковский тоже не оставался в долгу. Называл живописцев, принимавших участие в журнале «Мир искусства» и вырабатывавших новую эстетическую программу, – Врубеля, Сомова, Малютина и Александра Бенуа – «нелепыми и недоучившимися». Это был не только спор поколений, спор художественных направлений, но и спор людей разной степени таланта. 
    В 1915 году Владимир Егорович отметил пятидесятилетний юбилей своего творчества. Товарищество передвижных художественных выставок чествовало его как одного из старейших и преданнейших своих членов… После февральской революции 1917 года его еще собирались сделать президентом Академии художеств. Но после октября 1917-го все резко изменилось. Академию закрыли, Маковского отправили на пенсию. Он еще попытался соответствовать новым требованиям, новой власти, новому времени. В 1919 году даже написал две картины Большевики. Сторожевой пост и Новое время. Но это уже были совсем слабые работы. 
Владимир Маковский скончался в 1920 году и был похоронен в Петрограде на Волковом кладбище.
  
    Книги, посвященные жизни и творчеству Владимира Маковского:

 

 



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

создание сайтов - Webis Group