закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 17.11.2017
Книга дня
Клод Моне. Позднее творчество Астахов Ю .А.
Картина дня
Жан Моне на механической лошадке Моне, Клод
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцать шестого февраля родился русский живописец-жанрист, представитель портретной, исторической и библейской живописи Карл Богданович Вениг

26.02.2017
Карл Иванович Вениг. Фотопортрет. 1870-е


   До сих пор у нас еще принято относиться к творчеству представителей академического искусства как к чему-то ретроградному, отсталому, второ- или даже третьестепенному, поэтому обычно в курсах истории русского искусства имя Карла Богдановича Венига лишь упоминается в числе прочих. Сведений о нем сохранилось не слишком много, из одного художественного словаря в другой кочуют одни и те же факты, касающиеся основных вех биографии и наиболее заметных для искусствоведов картин. Тем не менее, Карл Вениг остается не только одним из ярких представителей академической живописи, но и мастером портрета, педагогом и законодателем принципов жанровой живописи, наряду с такими живописцами, как 
ВенициановФедотовВ. Маковский.  Достаточно вспомнить, что Академия художеств, которую блестяще окончил Карл Вениг, оставляла лучшие его произведения в качестве художественных образцов. 
    Династия Венигов  подарила России ряд талантливых живописцев. В конце XIX —  начале XX веков в Петербургской гимназии Карла Мая Карл Богданович Вениг преподавал рисование. Педагогами школы были так же Петр Богданович (брат) и Григорий Карлович (сын)  Вениги. Нет ничего удивительного, что и дети Карла Богдановича, Павел (1870–1942) и Александр (1865–1907), учились в гимназии Карла Мая, оба они в дальнейшем так же стали художниками. В воспоминаниях учеников Карл Богданович остался доброжелательным, но достаточно строгим учителем. Бывший ученик гимназии Дмитрий Петрович Семёнов-Тян-Шанский (1854–1917) в своих воспоминаниях о школьных годах пишет:  «… По рисованию после Ульянова мы попали к очень доброму преподавателю, самому профессору исторической живописи в Академии художеств Венигу. Почему человек, уже имевший довольно крупное имя в живописи, состоявший профессором в высшем художественном училище, согласился терять время на уроках, даваемых им в частной гимназии, осталось для меня неясным. На уроках Венига, конечно, было более порядка, чем на уроках Ульянова. По крайней мере, он никого не выгонял из класса, но при его добродушии у него случалось, что я и некоторые из других моих товарищей, более способных к рисованию, занимались изображением карикатур на своих преподавателей на доске. Вениг, как художник, если карикатуры были удачны и в них было схвачено сходство, сам ими заинтересовывался и потому допускал это…» 
    Карл Богданович Вениг (26.2.1830–6.2.1908) родился и вырос в Ревеле (ныне Таллинн, Эстония), в семье учителя музыки, органиста и скрипача лютеранской церкви Святого Николая в Ревеле Готлиба Фридриха Венига. Мать будущего живописца Агата Эмилия Фаберже — родная  тётка ювелира Карла Фаберже. Карл Вениг старший брат живописца Богдана Богдановича Венига, блестящего рисовальщика, примкнувшего в свое время к «бунту четырнадцати».
В 1844 году поступил в Петербургскую Академию художеств, где главным его наставником был Ф.А. Бруни. С 1844 года по 1853-й являлся вольноприходящим учеником Академии. За время обучения получил медали: 2-ю серебряную (1849),  1-ю серебряную (1850); 2-ю золотую за программную картину «Агар в пустыне с сыном своим Измаилом» (1852). Большую золотую медаль и звание классного получил художника за программную картину «Эсфирь перед Артаксерксом» (1853). 
    В том же году отправлен пансионером Академии за границу и, поселившись в Риме, изучал итальянскую живопись эпохи Возрождения. Там же начал картину «Положение во гроб» (1860). За художественную роботу «Ангелы возвещают погибель городу Содому» художника удостоили звания профессора (1862). Высокоодаренный, трудолюбивый,  а, кроме того, весьма щепетильный и требовательный педагог,   художник имел довольно благополучную карьеру: адьюнкт-профессор (1869); член Совета Императорской Академии Художеств и товарищ председателя (1871); штатный профессор 2 степени (1876), профессор 1 степени (1888). В общей сложности более тридцати лет Карл Богданович служил профессором исторической и портретной живописи Академии, а в последние годы заведовал в ней костюмным классом. На протяжении ряда лет живописец являлся участником выставок Императорской Академии художеств, а также Санкт-Петербургского общества художников.
Довольно успешно Карл Вениг подвизался на поприще парадного портрета, писал портреты петербургской знати в классическом стиле и имел прекрасную репутацию академиста высокой школы. Наиболее ярким примером тому может служить Женский портрет – изображённая на нём женщина, конечно, очень знатна и богата, но кроме портретного сходства,  мы наблюдаем в этой картине и психологическую достоверность. Замечательны также работы Венига в этом жанре: «Портрет г-жи Вениг», Русская девушка, «Ромео и Джульетта» и др.
   К сожалению, нельзя утверждать, что  то же свойство присуще и бытовым картинам художника, в которых отражены жанровые сцены. В бытовой сценке Кормилица навещает своего больного ребёнка мы видим  крестьянку, одной рукой обнимающую своего младенца, лежащего в плетёной колыбельке, а другой — придерживающую ребёнка, которого она нянчит в чужой семье. Кормилица взяла хозяйских детей на прогулку и на минутку зашла к себе в дом, чтобы увидеть и приласкать своего малыша. Следует отметить тщательную детализацию живописи, зритель имеет возможность рассмотреть бедную обстановку в доме: метлу, деревянную кадку, покосившиеся полки, глиняную крынку для молока, бельё, развешанное на верёвке – целый рассказ о крестьянской жизни. С той же точностью, любовью и бережностью, с какой художник выписывал детали крестьянского быта, он повествует о красоте и богатстве материального мира представителей привилегированного класса. Тщательно прописаны детали туалета милой маленькой барышни, похожей на куклу. Её белое в мелкий голубой рисунок платье, перехваченное на талии широким голубым поясом, мягкими складками опадает вниз, образуя широкий колокольчик. Золотистый цвет обруча, шляпки и атласных ботиночек придаёт теплоту и миловидность всему её облику. Однако, несмотря на драматичность ситуации, эмоции запрятаны и холодно благородны. Картина не блещет яркими чувствами, всё в ней приглажено, постановочно. Девочка аккуратная, вежливая, чистенькая, с вялым интересом обернулась посмотреть на убегающих птиц. Строг и высокомерен лакей, который смотрит отсутствующим взглядом в никуда, терпеливо дожидаясь окончания свидания кормилицы с ребёнком. Сама кормилица со скорбным выражением лица театрально, склонившись в красивой позе, вздыхает над младенцем, который смотрит на неё как-то по-взрослому, превозмогая боль. Прямой классический профиль молодой женщины как будто сошёл с древних антиков, и даже слезинка, скатывающаяся по её щеке, выглядит как элемент бутафории. Мать кормилицы, держа в сухих руках микстуру, мерно отсчитывает капли. Только барский ребёнок выказывает хоть какое-то движение физическое и эмоциональное, демонстрируя оживление в лице, радуясь спешному бегству встревоженной домашней птицы. В картине Венига при соблюдении всех формальных признаков нет главного — жизненности. Её и не могло быть, так как у художника не было достаточных знаний о народной жизни, наблюдений за материалом.
Большую достоверность персонажей мы встречаем в полотнах Венига на сюжеты из русской истории. Они занимают особое место в живописном наследии художника (Иван Грозный и его мамка, 1886). 
   В Лаврецовском музее Эстонии находится историческая картина Карла Венига  «Покорение Казани» (1899), полотно  значительно по размеру — 475x290 см. На нем изображено взятие штурмом русскими войсками Ивана Грозного Казани в 1552 году. В расположении групп и в позах изображенных на полотне людей также заметна излишняя театральность, присущая жанровой живописи художника, но вместе с тем картина битвы исторически достоверна и по-своему экспрессивна. В экспозиции Лаврецовского музея были и большие исторические полотна К. Венига (некоторые из них и ныне выставлены в Нарвской картинной галерее — «Леди Макбет», «Гибель Новгородской республики» («Конец новгородского вече»), Последние минуты Димитрия Самозванца (1879), «Цезарь и Клеопатра».
В семидесятые годы XIX века Карл Богданович, наряду со своим братом, принял участие в росписях храма Христа Спасителя в Москве. Он написал иконы «Рождество Богородицы», «Успение „, 16 фигур святых и две картины, исполненные по картонам Ф.А. Бруни („Преображение“, „Вознесение“). Для Николаевской лютеранской церкви в Ревеле Карл Вениг написал „Распятие“.
    Умер живописец в 1908 году в родном городе Ревеле.
     Многие работы художника находятся в музеях и картинных галереях нашей страны, а также в уже упомянутом Лаврецовском музее Эстонии. 

     По энциклопедии Ф. Брокгауза и И. Эфрона, статье В.В. Приклонской на сайте http://collection.edu.yar.ru/ и материалам сайта http://www.kmay.ru/, посвященного школе Карла Мая

     Книги, посвященные жизни и творчеству Карла Венига:




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group