закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 25.09.2017
Книга дня
Шассерио Прокофьева М.
Картина дня
Христианские мученики в Колизее Флавицкий Константин Дмитриевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Шестнадцатого марта родился итальянский живописец и гравер болонской школы Джузеппе Мария Креспи

16.03.2017
Джузеппе Мария Креспи. Автопортрет. Начало 1700-х
Креспи (Crespi) — фамилия нескольких итальянских художников, из которых заслуживают быть упомянутыми: Джованни Баттиста Креспи (1557–1633), прозванный иль-Черано, живописец, скульптор и архитектор, ученик Дж.Ч. Прокаччини, довершивший свое образование в Венеции и Риме, причисляется, как живописец, к ломбардской школе. Из его картин, отличающихся вообще своеобразной, хотя и несколько манерной величественностью, можно указать в особенности на «Мадонну с четками», в галерее Бреры, в Милане, и на «Сонм францисканских монахов», в берлинской галерее, замечательный по чрезвычайной энергичности выраженного в нем религиозного экстаза.  Даниеле Креспи (1592–1630) — живописец, сын и ученик предыдущего, имевший, кроме того, своим наставником Прокаччини и в отношении дарования значительно уступавший своему отцу. Несколько его работ можно видеть в миланской галерее Бреры, и особенно удачную картину «Святые латеранского ордена» — в Милане. 
И наконец, Джузеппе Мария Креспи (16.3.1665–16.7.1747), прозванный «болонским испанцем» (Ло Спаньоло), родился в Болонье – знаменитом городе на севере Италии. Был учеником А.М. Тони, Д.М. Канути и К. Чиньяни. Длительное время Джузеппе Мария Креспи считался подражателем братьев Карраччи, в 1680-е годы много путешествовал, посетил Венецию, Урбино, Пезаро, Парму, где познакомился с произведениями КорреджоТициана и ряда менее известных мастеров, уроки которых оказались для него полезны. По свидетельству современников, Креспи отличался остроумием и задиристостью и в 1689 году был даже исключен из школы рисунка в Болонье за карикатуру на попечителя болонской Академии художеств графа Мальвазина. Вся его деятельность связана с утверждением собственной манеры, созданной на основе живописи крупных болонских мастеров. Он писал картины на мифологические, религиозные и бытовые сюжеты, портреты, натюрморты и в каждый из этих традиционных жанров привнес новое и искреннее видение мира художника XVIII столетия.
В юности Креспи пробовал свои силы в монументальной живописи, исполнив в 1691—1692 годах фреску плафона болонского палаццо Пеноли на тему «Времена года». Сцена в духе аллегории с изображением богов Олимпа, парящего Геракла на колеснице, путти с гирляндами, обрамляющими плафон, лишена пафоса. Персонажи выглядят очень земными в отличие от традиционных отвлеченных образов барокко.
В античных идиллиях Креспи мы встречаемся с изображением нимф и амуров, резвящихся на лоне природы, персонажи переданы всегда очень конкретно, и многофигурные сцены напоминают, скорее, веселые крестьянские гулянья. К серии этих полотен, исполненных в живописной манере, более разнообразной по цветовым нюансам, относится картина «Амур и Психея».
В полотне на сюжет из Энеиды Вергилия «Эней, Сивилла и Харон» (1700—1705) холодные серебрящиеся тона, удлиненные крупные фигуры трех персонажей указывают на усвоение болонской живописной традиции, влияние Карраччи и Гверчино. Но несвойственное болонским мастерам отступление от возвышенного толкования мифа свидетельствует о рано проявившихся индивидуальных чертах дарования Креспи.
В начале 1700-х годов Креспи увлекся написанием сюжетов из народной жизни, которые поначалу трактовались им в духе пасторалей, а затем все больше приобретали характер бытовой живописи. Одним из первых мастеров XVIII столетия он начал изображать быт простых людей — прачек, посудомоек, кухарок, эпизоды из крестьянской жизни («Итальянская крестьянка»). Стремление придать сценам большую достоверность заставляет обратиться к приему «погребного» света Караваджо — резкого освещения части темного пространства интерьера, благодаря чему фигуры приобретают пластическую определенность. Простота и искренность повествования дополняется вводимыми в изображение интерьера предметами народного обихода, которые всегда выписаны Креспи с большим мастерством («Грустящая монахиня»,  «Школьная учительница»).
В натюрмортах художника также проявилось его большое живописное дарование. В полотне «Книжные шкафы с нотами» (1730—1740-е) освещенные ровным холодным светом старые фолианты рассказывают о вкусах века. Подобные «обманки»  (от фр. trompe-l’oeil) вставлялись в книжные шкафы, поэтому достоверность и вещественность в их написании были главными критериями.
В произведениях на религиозные сюжеты Креспи часто обращается к манере мастеров болонской школы (Святое Семейство1712; Смерть святого Иосифа, 1712; «Мадонна с Младенцами Христом и св. Иоанном»). Использование эффектных приемов освещения и утрированной барочной экспрессии позволяет преодолеть трактовку религиозных сюжетов в сентиментальном духе, как это делали многие современники художника. В поздних произведениях («Святое Семейство», 1735—1740 ) проявляется его желание соотнести сцены из легендарной истории с реальностью. 
Самой значительной работой Креспи явилась серия «Семь таинств». Лишь одно из семи полотен («Исповедь») датировано (1712), что позволяет считать, что все они были исполнены приблизительно в этот период. Серия «Семь таинств» — высшее достижение барочной живописи начала XVIII столетия. Но это и совершенно новое по духу произведение, в котором обозначился отход от традиционной отвлеченной трактовки религиозных сцен, характерных для живописи барокко предшествующего времени. Все семь полотен («Исповедь», «Крещение», «Бракосочетание», «Причащение», СвященствоМиропомазание, «Соборование») написаны в рембрандтовской теплой красновато-коричневой тональности. Приемы резкого освещения вносят эмоциональные ноты, подчеркивая таинственность и сокровенность происходящего. Избранные художником значительные этапы человеческого бытия преподносятся в виде сцен из реальной действительности, приобретающих характер своего рода притч. 
Влияние живописной манеры Рембрандта проявилось и в портретах Креспи. Интерес к внутренней жизни человеческого духа можно наблюдать в серии автопортретов (1708–1710). Подобно голландскому живописцу, Креспи любил изучать распределение света и тени на лице, прослеживая выразительность его изменяющейся пластики. Художник часто прибегает к традиционной схеме парадного барочного портрета, изображая себя в момент как бы прерванного движения. Однако особые приемы — необычный срез полуфигурного изображения, вторящий овальной форме обрамления экспрессивный наклон или поворот головы, выявленный сильным потоком света, — раскрывают тонкую эмоциональность образа, а атрибуты художника создают ореол избранности его ремесла. В автопортретах Креспи всегда ощутим дух XVIII столетия, придававшего высокое достоинство статусу художника, а его творчеству — свободу и понимание значимости своего труда. Портретное творчество Креспи разнообразно. В некоторых картинах как вызов барочному парадному портрету звучат почти гротескные интонации. А созданный по официальному заказу портрет кардинала Просперо Ламбертини, ставшего Папой Бенедиктом XIV (1740) полон эффектной театральности и торжественности. Как и многие мастера XVIII столетия, Креспи обращался к написанию полуфигурных портретов-типов, развивая традиции, идущие от искусства Караваджо.
Как гравер, Креспи тонко и свободно работал иглой и произвел значительное количество эстампов, передающих как его собственные композиции, так и картины других художников, например, Л. Карраччи и Антониса Ван Дейка
Искусство Креспи как одного из ведущих итальянских мастеров первой половины XVIII столетия интересно в первую очередь смелыми творческими поисками. Искренность художника, его желание, нарушая академическую традицию, правдиво повествовать об окружающем мире, не остались незамеченными его последователями. Они ставили в заслугу художнику умение компоновать картины легко и находчиво, силу экспрессии, жизненность изображенных движений, но, отмечали, что, к сожалению, погоня за юмором нередко приводила его к причудливым странностям; работал он наскоро и мало заботился о качестве красок и об условиях их смешения, вследствие чего многие из его картин побледнели, а другие сильно почернели. Картины этого, во всяком случае, весьма даровитого художника, не составляют редкости в музеях не только Италии, но и остальной Европы. 
 
Книги, посвященные жизни и творчеству Дж. Креспи:

 

 

 



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group