Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 28.05.2017
Книга дня
Жуковский Станислав. Большая коллекция Алдонина Р.П.
Картина дня
Старая усадьба. Май Жуковский Станислав Юлианович
Воскресный день » Авторская колонка »

Семнадцатого марта родился знаменитый русский живописец-монументалист, график, иллюстратор, театральный художник Михаил Александрович Врубель

17.03.2017
Художник за работой. Фото 1898 года
 
     Величие  живописного дарования Михаила Александровича Врубеля (17.3.1856—14.4.1910) проявилось в поразительной полифонии творчества, универсализме мастерства и оригинальности мышления. Он был одним из самых ярких художников конца XIX — начала XX века. В его жизни и творчестве соединились глубочайшее знание традиций мирового искусства и врожденный дар экспериментатора.
      Мать Врубеля умерла, когда мальчику было три года. Отец женился вторично, мачеха, Елизавета Христиановна была серьезной пианисткой, и маленький Врубель стал ее внимательным слушателем. Отец Врубеля — военный юрист; долг службы требовал частых перемещений: Врубель родился в Омске, закончил Ришельевскую классическую гимназию в Одессе. Во время пребывания в Петербурге отец водил восьмилетнего мальчика в рисовальные классы Общества поощрения художников, годом позже в Саратове он занимался у частного педагога, потом посещал рисовальную школу в Одессе. Мальчик обладал исключительной зрительной памятью: в Саратове, после двух посещений церкви, где была помещена копия «Страшного суда» Микеланджело, девятилетний Врубель дома, как пишет его сестра, «наизусть воспроизвел ее во всех характерных подробностях». 
     Окончив гимназию с золотой медалью, Врубель в 1874 году поступил на юридический факультет Петербургского университета. В первые годы учебы ему довелось быть гувернером и домашним учителем в семействе, с которым летом 1875 года он совершил первую поездку в Швейцарию, Германию и Францию. По окончании университета, после отбытия воинской повинности, осенью 1880 года Врубель поступил в Петербургскую Академию художеств, где с 1882 года начал занятия в классе профессора Павла Петровича Чистякова, у которого учились РепинСуриковПоленовСеров и Васнецов. В Академии он работал по двенадцать часов в день. Вскоре Чистяков рекомендовал Врубеля как способного мастера композиции профессору Адриану Прахову, который тогда руководил реставрацией древних церквей и фресок в Киеве, а впоследствии курировал художественную часть исполнения росписей во Владимирском соборе. Так Врубель оказался в Киеве. Недавний ученик Академии, не имеющий опыта работы в монументальном роде, всего за один год создал ряд монументальных композиций: «Сошествие Святого Духа на апостолов», «Оплакивание», иконостас для Кирилловской церкви, а через два года исполнил орнаменты на столбах Князь-Владимирского собора. 
     Творческий путь художника исчисляется всего двадцатью годами, за это время  им создано большое количество автопортретов, главным образом графических, множество искуснейших орнаментов, эскизов к театральным постановкам, ну и, конечно, бессмертные живописные «ноктюрны» и сказочные «сюиты» конца 90-х годов — Сирень,  К ночи,  Пан,  Царевна-Лебедь.  Для нас «популярный» Врубель начинается с 1890 года, когда в Москве написан  Демон сидящий  и созданы иллюстрации к произведениям Лермонтова в юбилейном издании к 50-летию со дня смерти поэта. В своих поисках духовного идеала Врубель касался крайностей – шел от образов Христа и Божией Матери, демонстрируя в непринятых комиссией Владимирского собора росписях «нетипичное художественное мышление», а пришел к образу Демона, и то, как он его видел, говорило о слишком пристальном вглядывании в падшую природу, одухотворенных поисках в ней тоски о утраченном… В конце концов художник заплатил за переход некой черты познания дорогую цену:  трагической развязкой стало ухудшение его психического здоровья. Демон  поверженный  (1901–1902) и развитие этой темы – запоздалая, на пределе сил, но мощная попытка искупления. 1902-й стал годом критическим для Михаила Врубеля, с этого года до самой смерти в 1910-м он пребывал в лечебницах. Врубель так и не узнал, что его произвели в академики; не знал о триумфальном успехе в России и Европе «Мира искусства», в первых выставках которого он участвовал; он не был свидетелем событий первой русской революции… Однако в процессе болезни, после того, как он попал в лечебницу (а он сменил их несколько), у него были моменты просветления, когда он мог работать. И вот тогда-то были созданы его последние шедевры, к которым относятся зарисовки с натуры сцен в интерьерах лечебницы и за окном — Игра в шахматы (1903–1904), Кровать (1905), Дерево у забора (1903–1904). Одним из последних произведений Врубеля является Портрет поэта Валерия Яковлевича Брюсова (1906). 
     До тех пор, пока Врубель мог держать карандаш и мог видеть (в 1906-м наступила слепота) — он работал, создавая произведения, относящиеся к шедеврам рисовального искусства. 14 апреля 1910 года в клинике на Васильевском острове Врубель скончался.
     Врубель, пожалуй, самый сложный русский  художник, творчество которого вызывало как восхищение, так и неприятие, а слухи и толки сопровождали всю его жизнь, но тайна мастерства Врубеля не требует от зрителя  оценочности, а лишь непосредственного восприятия его глубинного и трагического мира.

     Александр Бенуа: «О Врубеле существуют два совершенно противоположных мнения. Одни считают его за шарлатана, прячущего свое неумение за всякими вывертами. Другие, напротив того, превозносят его как гения… Человек, обладающий таким огромным мастерством, такой удивительной рукой, написавший такие дивные, по своей сжатой, эмалевой живописи, образа в Кирилловском монастыре, рядом с которыми васнецовские фрески кажутся поверхностными иллюстрациями,— такой прекрасный и разносторонний техник ни в каком случае не может считаться шарлатаном, прячущимся за вывертами. <…> Никто не отметил в свое время такого поразительного явления, как фрески Врубеля в Кирилловской церкви, никто не оценил по достоинству его узоров во Владимирском соборе (многие приписывают их прямо Васнецову)… Завзятые передвижники, разумеется, и слышать ничего не хотели о таком разнузданном и сумасшедшем „декаденте“; даже справедливый, чуткий ко всему новому Третьяков не решился приобрести что-либо из врубелевских вещей для своего музея. Многие годы Врубель был всеобщим посмешищем, и лишь крошечная кучка лиц относилась к нему серьезно и любовалась его громадным живописным талантом».

    Константин Коровин: «Огромную зависть вызывал М.А. Врубель своим настоящим гениальным талантом. Он был злобно гоним. Его великий талант травили и поносили и звали темные силы непонимания его растоптать, уничтожить и не дать ему жить. Пресса отличалась в первых рядах этого странного гонения совершенно неповинного ни в чем человека. М.А. Врубель, чистейший из людей, кротко сносил все удары судьбы и терпел от злобы и невежества всю свою жизнь. Врубель был беден и голодал, голодал среди окружающего богатства. В моей жизни великое счастье — встреча и жизнь с этим замечательным человеком возвышенной души и чистого сердцем, с человеком просвещенным, светлого ума. <…>  Врубель поразительно рисовал орнамент, ниоткуда никогда не заимствуя, всегда свой. Когда он брал бумагу, то, отметив размер, держа карандаш, или перо, или кисть как-то в руке боком, в разных местах бумаги наносил твердо черты, постоянно соединяя в разных местах, потом вырисовывалась вся картина. Меня и Серова поражало это… Врубель поразительно писал с натуры, особенно он оживлял глаза. Врубель превосходно рисовал и видел характер форм. Он как бы был предшественником всего грядущего течения, исканий художников Запада. Из русского искусства он был восхищен иконами новгородцев».

      Сергей Константинович Маковский: «Разве не из хаоса чудовищных сталактитов возник его „Сидящий Демон“, написанный еще в 1890 году, т. е. непосредственно после того, как были им созданы эскизы — увы, невыполненные — для росписи Владимирского собора, продолжение гениальное замыслов Александра Иванова (акварели на библейские темы). Не высечен ли из камня, десятью годами позже, и врубелевский „Пан“, седокудрый, морщинистый, зеленоглазый леший-пастух, могучий, огромный, невероятный, веющий всеми древними истомами страстных таинств? Такой же и „Богатырь“ Врубеля в зарослях дремучего бора, изваянный вместе с конем своим страшилищем из глыбы первозданной. Нечеловеческие, не дружные с естеством земным образы манили и терзали Врубеля, и язык красок, которым он воплощал эти образы, — сверкание волшебных минералов, переливы огненной стихии, затвердевшей в драгоценном камне… Он вещал о чудесном. Чтобы явить нам апостолов, Христа и плачущую над Его гробом Богоматерь, чтобы рассказать о красоте истерзанной падшего Духа, которым он всю жизнь бредил, он приносил из магических подземелий пригоршни небывалых кристаллов и с гор недосягаемых лучи довременного солнца…»

Источники: «Мир Врубеля» http://vrubel-world.ru/, «Константин Коровин вспоминает», М.:1980, Александр Бенуа о Михаиле Врубеле
 
Книги, посвященные жизни и творчеству М.А. Врубеля:

 

 

 

 





Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

создание сайтов - Webis Group