закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 22.11.2017
Книга дня
Русский лес Юрина Нина Георгиевна
Картина дня
Пейзаж с белой церковью Шильдер Андрей Николаевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцатого июня родился известный итальянский живописец, гравер, поэт и музыкант Сальватор Роза

20.06.2017
Сальватор Роза. Автопортрет. 1645

    Сальватор Роза (20.6.1615–15.3.1673) родился в окрестностях Неаполя, в селении Аренелла. Отец Розы Вито Антонио был строителем или землемером, мать – Джулия Греко – дочерью художника Вито Греко и сестрой живописца Доменико Антонио Греко. Роза был отдан в иезуитскую коллегию конгрегации Сомаска в Неаполе, где получил хорошее гуманитарное образование, изучая классическую литературу, логику, риторику, историю. Он с юности увлекался музыкой, играя на арфе, флейте, гитаре, сочинял серенады. Сальватор был фактически самоучкой, сформировавшимся в кругу мастеров неаполитанской школы. Сначала он копировал работы Франческо Фраканцано, произведения которого пользовались успехом у заказчиков и даже отсылались к испанскому двору. Затем занимался в мастерской Аньелло Фальконе, прекрасного рисовальщика, баталиста. 
     Сальватор Роза сформировался в неаполитанской среде не только как художник, но и как «вольнодумец». Юг Италии был родиной таких выдающихся личностей в истории страны, как Джордано Бруно, Томмазо Кампанелла, Чезаре Ванини. Эти смельчаки защищали свой народ, терпящий гнет иноземцев, восставали против террора инквизиции во время усилившейся со второй половины XVI века Контрреформации, мечтали о социальном равенстве народа. Учителя Розы – Аньелло Фальконе и Франческо Фраканцано были из среды последователей этих «вольнодумцев», оба они оказались в рядах защитников Томмазо Аньелло, возглавившего восстание народных низов против нобилей (торгово-финансовой верхушки города) и баронов (крупных землевладельцев). Героями полотен Розы будут бедняки – рыбаки, грузчики, бродяги-лаццарони, которых он видел скрывающимися от преследований войск вице-короля, а порой вступающими с ними в схватку и нагоняющими страх на нобилей своими неожиданными вылазками и ограблениями.
     Однажды выставленные картины Розы заметил Джованни Ланфранко, известный мастер монументальной барочной живописи, работавший в Неаполе. Он даже купил несколько его произведений. В 1635 году Сальватор Роза покинул родной город и переехал в Рим, где и началась его богатая событиями жизнь. С 1640 по 1649 год он жил во Флоренции, а затем все последующее время (1649–1673) – в Риме.
В Риме Роза обрел богатого покровителя в лице некоего Джироламо Меркури, неаполитанца, мажордома кардинала Бранкаччи из Витербо. Кардинал, заметив талант художника, взял его из дома Меркури. Для резиденции архиепископа Витербо Роза исполнил алтарь в церкви Святого Систо. Здесь же был создан и рисунок «Автопортрет в профиль». 
      На некоторое время покинув Рим, Сальватор Роза тем не менее продолжал выставлять свои работы на римской выставке членов конгрегации «Виртуозы Пантеона» (создана в 1543), устраивавшейся ежегодно 29 августа, в честь Дня святого Иоанна Крестителя (Сан Джованни Деколато) во дворике церкви Сан Бартоломео деи Падри Бергамаски. В 1639 году полотно Розы «Титий» снискало большой успех на этой выставке. Значительно позже, в 1650-е годы, Сальватор Роза еще раз поразит римскую публику в День Сан Джованни Деколато. Скандальной сенсацией станет его полотно Фортуна (1658–1659), за которое художника будут пытаться привлечь к суду инквизиции. Спасет его от тюрьмы лишь вмешательство кардинала Киджи. Роза изобразил богиню Судьбы раздающей из рога изобилия монеты, драгоценные камни, книги, которые достаются свиньям, быку, ослу, овцам, барану (у ее ног лежит палитра, следовательно, это аллегория плохого живописца), а отнюдь не достойным людям. Фортуна своим ликом напоминала публичную женщину, к которой испытывало влечение одно знатное духовное лицо. Это был смелый намек на несправедливость в раздаче почестей людям недостойным, но зарабатывающим успех лестью, коварством, низкопоклонством.
        Биографы расходятся во мнении, когда Сальватор стал создавать свои поэтические произведения. Одни полагают, что в Риме (то есть до 1640 года), другие – что во Флоренции. Однако в сатире «Живопись» Роза явно упоминает об эстетическом споре, происходившем в Риме между сторонниками первенства рисунка или колорита. Например, в 1639 году, во время карнавала, он предстал перед публикой в маске неаполитанского дзани (простака, слуги) – Ковиелло, изрекая остроты и сопровождая их пением и игрой на гитаре. Он выезжал на повозке с друзьями на площади Рима, и его лацци (выходки) приводили в восторг публику. Себя он назвал «синьор Формика» (от итал. formica – муравей), исполняя эту свою роль бродячего актера. После этого события он стал известен в Риме, открыл театр на одной из вилл около Порта дель Пополо и со всей страстью начал обличать своих недругов, среди которых был и прославленный римский зодчий и скульптор Джованни Лоренцо Бернини, имя которого было задето в одной из комедий, сочиненных и поставленных Розой. У дома художника стали появляться наемные убийцы, в его адрес поступали угрозы.
       Пейзажи и стихотворения Розы несут в себе отзвук неаполитанской поэтической традиции, они кажутся чуть грубоватыми по сравнению с мелодичным и сладостным слогом неаполитанского поэта, современника Розы Дж.Б. Марино, снискавшего славу при европейских дворах, или пейзажами Николы Пуссена с их облагороженной и идеально спокойной природой. Образность поэзии Розы далека от описаний «садов блаженства» в лирике Марино. Также и пейзажная живопись художника, в которой его богатое воображение тонко соединяется с натурными наблюдениями, рождает совсем иное эмоциональное чувство, чем ландшафты Римской Кампаньи Пуссена. Это особое эмоциональное чувство в XIX столетии назовут «романтическим» восприятием природы. 
       Фигурки странников или воинов среди горных ущелий, путников на дороге, рыбаков, грузчиков, игроков в карты на побережье моря вызывают на полотнах Сальватора Розы ассоциации не с литературными образами, как на картинах Клода Лоррена, любившего помещать как на сцене, среди кулис в виде дерев или архитектурных построек, фигуры персонажей из произведений  Вергилия, Овидия, из Ветхого Завета. В пейзажах Розы всегда доминирует природа – неординарная и загадочная. Роза умел очень тонко передавать контрасты более темного золотисто-коричневого «земного» пространства побережья и зеленовато-голубой, мерцающей в лучах солнца морской глади. Заказчикам очень нравились небольшие пейзажи художника, и поэтому он часто просто слегка изменял композицию, почти повторяя пейзажные мотивы, не всегда тщательно завершая работу. Эта неровность исполнения в его произведениях ставит порой непростые задачи перед музейными специалистами, которые занимаются определением подлинных работ художника, выполненных им версий, созданных копий.
      Успех пейзажей у заказчиков, по-видимому, отчасти тяготил Сальватора Розу. В сатире «Живопись» он с сарказмом писал: «С тяжким изумлением… размышляю я о том, что почти каждый художник теряет талант, когда начинает приобретать успех, ибо видит, как ему оказывают честь и вещи, им написанные, легко находят себе место… Поэтому он больше не утруждает себя чрезмерной работой и, совсем разленившись, с удовольствием превращается в осла». Однако художник стал создателем подлинных шедевров пейзажной живописи XVII столетия. Один из наиболее поэтичных ранних его пейзажей – полотно «Старый мост» (ок. 1640). 
        В Риме Сальватор Роза обратился к написанию сцен битв. В своих больших панорамных композициях он размещал сцену неистовой схватки воинов на первом плане, а фон составляли горы, руины храмов, башен, дворцов. В сатире «Война» (1647) художник высказал свое отношение к восстанию: «Взгляни на высокую отвагу, с которой рыбак, презренный, босой, червь, в один день получил столько прав! Взгляни на столь высокую душу в низком, который, чтобы спасти свою родину… самые высокие головы поверг в ничто… Не обновились ли древние ценности, если сегодня презренный рыбак дает образец царям…» Сохранились рисунки Сальватора Розы с изображением фигур всадников, фрагментов батальных сцен. Корпус его рисунков в целом не очень велик, хотя он считается плодовитым рисовальщиком среди мастеров барокко. 
      Истоки увлечения Розы гравюрой тоже лежат в традициях неаполитанской школы. Рисунки Розы обнаруживают его большую фантазию и свидетельствуют об огромной свободе владения техническими приемами. В них сказалось влияние перового рисунка Хусепе Риберы, отчасти приемов, полученных в годы ученичества у Фальконе. В сценах аллегорического содержания, изображениях воинов, святых, мифологических персонажей Роза стремительно и четко ведет пером линию контура. Для достижения эффектов освещения он часто, помимо пера и коричневых чернил, использует акварель и черный мел. Его рисунки и гравюры для сцен сражений всегда предельно динамичны, сюжеты превращены в драму. Таковы, например, рисунки «Всадник на упавшем коне», «Святой Георгий, убивающий дракона», гравюра «Ясон и дракон» (выполненная для полотна того же названия на сюжет из «Метаморфоз» Овидия). А порой образы его рисунков полны лиризма («Аполлон и Дафна»), острой наблюдательности («Игрок на лютне под деревом», «Две фигуры в пейзаже», «Рыбак»).
     Около десяти лет Сальватор Роза провел во Флоренции, будучи приглашен в сентябре 1640 года ко двору принца Маттиа де Медичи его римским агентом Фабрицио Пьер Маттеи. Из Рима художник вынужден был уехать в 1640 году из-за угроз недругов. Дом Розы посещали писатели, ученые, музыканты, биографы упоминают имена математика и физика Э. Торичелли, филологов К. Дати и В. Киментелли, композитора А. Чести (перелагавшего на музыку стихи Розы), писателей Л. Липпи, Дж.Б. Риччарди, П. Сальветти, Ф. Ровели, эрудита А. Кавальканти, музыканта Дж.Ф. Аполлони, врача Лазанини. Все это общество называло себя «Академия ушибленных» (Accademia dei Percossi). Друзья одобряли его литературные опыты, а импровизированные выступления в сочиненных комедиях, ставившихся в Казино Сан Марко (так назывался дворец кардинала Джан Карло Медичи), имели большой успех у просвещенной элиты тосканского общества. 
      Во Флоренции были созданы две выдающиеся работы Сальватора Розы – уже упоминавшийся «Автопортрет» (около 1648) и Аллегория Лжи (1640-е). Они позволяют судить о его мироощущении в период 1640–1649 годов, непростых отношениях с миром, полным театральной бутафории, а не искренности. Роза часто писал свое отражение в зеркале. На полотне «Аллегория Лжи» художник выглядит старше, чем на лондонском «Автопортрете». Во Флоренции был написан «Мужской портрет» (1640-е). По-видимому, это тоже автопортрет, на котором Роза запечатлел себя в костюме Паскарьелло, одного из своих любимых персонажей комедии дель арте. Сходство с художником исследователи его творчества усматривают и в образе античного математика, конструктора и философа Аркиты, который изображен держащим сконструированную им механическую голубку («Аркита, философ из Тарента»). 
       Среди портретов Сальватора Розы следует отметить «Мужской портрет» (1640-е), на котором изображен человек низкого сословия, бродяга или крестьянин. Своими лохмотьями и повязкой на голове он напоминает разбойников, фигуры которых любил вводить в свои пейзажи художник («Разбойники в пещере»). Убедительно передан женский характер и в «Портрете Лукреции», возлюбленной художника. С флорентийкой Лукрецией Роза был близок до конца своих дней, называя ее в письмах очень уважительно «синьора Лукреция». 
     Во время пребывания во Флоренции, а затем и в Риме Роза создавал работы в жанре так называемых «дьяблерий» или «стрегонерий» (от итал. – stregonerie), то есть сцен колдовства, дьявольщины. Обращение к подобным сюжетам с изображением колдуний, орудий колдовства (старых книг, астрономических приборов, предметов-символов) было распространено в европейской живописи XVII века («Человеческая бренность», 1657; «Автопортрет с черепом, 1656–1675). В первом полотне сидящая женщина с ребенком на коленях – аллегория материнства. Дитя пишет на свитке, но его ручкой водит рука смерти, которую олицетворяет крылатый, жуткий скелет. Герма, увенчанная венком из ветвей кипариса (дерево кладбищ и печали), обелиск (символ памяти), хрустальная сфера, на которой сидит женщина (символ рока жизни), сова (птица ночи), стоящий в люльке другой младенец, зажигающий конец пряжи на кончике прялки (символ бренности жизни, предопределенной уже младенцу в колыбели), два ножа (эмблема насильственной разлуки), надпись на свитке („зачатие – грех, рождение – мука, жизнь – утомительный труд, смерть – фатальная неизбежность“) из известной поэмы, строки которой в канцоне прислал художнику Дж.Б. Риччарди; подпись Розы на лезвии ножа (аллегория разлуки с рано умершим сыном) – весь этот сложный набор символов раскрывает глубокий трагизм его переживаний. 
       Во Флоренции Сальватор Роза продолжает создавать сцены битв, пишет пейзажи (Пейзаж с Меркурием и дровосеком, ок. 1650; „Пейзаж с Аполлоном и сивиллой Кумской“ (1650-е), „Пейзаж с проповедью Иоанна Крестителя“, 1660-е). 
В конце 1640-х и в 1650-е годы в творчестве Сальватора Розы усиливаются классицистические тенденции. Он пытается освоить приемы живописи „высокого стиля“, обращаясь к сюжетам из античной истории и мифологии, к библейской тематике. Однако отказ от жанровой трактовки стаффажа с трудом достигается художником, поэтому дидактика, с которой преподносится моральный смысл сюжетов, выглядит порой грубоватой. Это относится к таким картинам, как „Призвание Цинцинната“, „Роща философов“ (Пейзаж с тремя философами), „Агарь и Измаил в пустыне“, написанным до переезда в Рим. Обращение к историческому жанру, к стилистике „высокого стиля“ противоречило дарованию художника, поэтому не всегда на этом пути ему удавалось достигать желаемых успеха и признания.
        В 1660 году Сальватор Роза переехал в Рим, несмотря на предложение двора Медичи продлить срок пребывания во Флоренции. О его жизни в Вечном городе в последний римский период жизни свидетельствуют письма художника, в которых он выражает сожаление о разлуке с друзьями. Биографы сообщают, что он совершал путешествия во Флоренцию с Лукрецией, сыном Аугусто и своим другом Антонио Чести, который в Риме был назначен главой Сикстинской капеллы, так как был талантливым музыкантом и композитором. Большой драмой для Розы был отказ в принятии его в члены римской Академии Сан Лука. Возможно, именно тогда, в 1660-е годы, была написана сатира „Зависть“, в которой есть такие строки: „Мы несчастны, наше время не рождает героев“. Тем не менее, по свидетельству биографов, Роза имел большой успех у заказчиков. Его дом на пьяцца Тринита деи Монти посещали многие известные люди, он появлялся в окружении музыкантов и художников, жил в респектабельном квартале Рима, недалеко от виллы Медичи с ее чудесными садами, среди иностранных мастеров, любивших жить в этом районе. Свою мастерскую он называл «Бочка Диогена», по-видимому более всего ценя уединение и все более увлекаясь идеями стоицизма. 
      Все чаще Сальватор Роза обращается к сюжетам из древней истории и мифологии, несущим в себе этико-моральный смысл («Блудный сын» и «Астрея покидает землю», 1660-е). Идеи стоицизма особенно наглядно выражены в последней. Героями произведений Розы становятся Диоген, греческий философ-киник; святой Павел-эремитянин, отшельник, христианский святой, первый из пустынников Египта избравший уединенную жизнь ради размышлений; Демокрит, величайший античный логик, предшественник Аристотеля. Роза пытается философски осмысливать историю в полотнах «Смерть Атилия Регула» и «Заговор Катилины», гравюрах «Велизарий» и «Лаомидонт». Он обращается к образам легендарной истории («Саул у Аэндорской волшебницы»), создает свою серию офортов «Каприччи» (1656) и, наконец, пишет свое знаменитое полотно «Прометей», полное глубоких раздумий о расплате за добродетель и о несправедливости мира. С римской тематикой тесно связано полотно «Сновидение Энея». Философский морализаторский смысл вкладывает Роза в полотно исторического жанра «Александр Македонский и Диоген». Нищий философ-стоик, осмелившийся сказать величайшему из полководцев: «Отойди и не заслоняй мне солнце!», выглядит чудаковатым старцем, вступившим в беседу с могущественным воином. 
       Идеи стоицизма находят воплощение в сюжетах картин Розы с изображением отшельников  («Отшельник», «Пейзаж с отшельником»). Этико-моральное содержание является главным для художника и в полотнах на сюжеты из жизни греческого философа Демокрита (Демокрит и Протагор, «Демокрит в раздумье», 1650–1651). 
Свое право на работу в «высоком» стиле Сальватор Роза пытается доказать и в алтарных картинах, за исполнение которых он охотно берется в Риме. К числу лучших его произведений итальянские исследователи относят алтарь «Мученичество Косьмы и Дамиана» (1660-е) в церкви Сан Джованни деи Фьорентини в Риме. 
       Однако жизнь в Вечном городе не была лишена и драматических событий в жизни художника. Как отмечалось раньше, его сатира «Зависть», полотно «Фортуна», а также написанная острая социально-политическая сатира «Вавилония», направленная против папской курии и царивших во властных кругах нравов, – все это вызывало возмущение высокопоставленных особ. Сатиры Розы называли «пасквинатами», то есть чернящими и умаляющими авторитет светских и церковных властителей.
       Полотно Блудный сын – один из шедевров художника. В этой работе Сальватор Роза предстает как один из самых явных и своеобразных наследников караваджизма, которые в этот период уже постепенно утрачивали свои позиции. 
        В поздние годы жизни Сальватор Роза создал много рисунков. Среди них карикатурные изображения людей, бывавших в его доме, романтизированные собственные изображения, наплывы фантазии – воспроизведение фигур из серии «Каприччи», часто переносимые в живописные работы. После 1664 года Роза больше не обращался к занятиям гравюрой из-за резко ухудшившегося зрения.
        В 1668 году на очередной выставке в день Сан Джованни Деколато Сальватор Роза выставил полотно Дух Самуила, призванный к Саулу у Аэндорской волшебницы. Драматический сюжет в полотне «высокого» жанра обрел сатирическую, почти фарсовую трактовку в интерпретации художника.
       Будучи мастером XVII столетия, Сальватор Роза в своем творчестве сумел глубоко раскрыть одну из главных особенностей эстетики барокко – синтез трагического и комического. В сатирах и на полотнах он рассказал о картине подлинного «театра жизни» своей эпохи, заставил читателей и зрителей ощутить глубину своего драматического дара и присущую ему тонкую иронию в оценке несовершенств жизни.     Искусство Сальватора Розы всегда очень личностно. В его исторических полотнах на сюжеты из древней истории и мифологии часто угадывается сходство персонажей с чертами самого художника. Исследователи творчества Сальватора Розы порой пытаются интерпретировать его жизнь как некую драму человека и художника, которому были тесны рамки патроната и которого не удовлетворяли законы социальной иерархии, царившие в обществе. Однако Сальватор Роза был прежде всего художником, и главной заслугой талантливого неаполитанского мастера, искавшего признание в Риме, было то, что он оказался мастером, идущим впереди своего времени. У него не было учеников, но его искусство вызвало много подражаний в XVIII и в XIX столетиях, оно оказалось созвучным эстетике уже других эпох Нового времени, и в первую очередь преромантизма и романтизма. И прав был Дени Дидро, говоря о том, что, если пейзажи Розы поместить среди произведений мастеров иного времени и других стран, они все равно будут поражать своей индивидуальностью. 

По книге Е.Д. Федотовой «Сальватор Роза» (серия «Мастера живописи. Зарубежные художники»)   

Книги, посвященные жизни и творчеству Сальватора Розы:

 

 




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group