закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 22.01.2018
Книга дня
Третьяковы. Собрание русской живописи. Москва Милюгина Е. Г.
Картина дня
Стычка с финляндскими контрабандистами Худяков Василий Григорьевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Двенадцатого января родился русский живописец, академик, заслуженный профессор батальной живописи, член Совета Императорской Академии художеств Богдан Павлович Виллевальде

12.01.2018
Б.П. Виллевальде. Автопортрет

   Долгое время после Октябрьского переворота эталоном батальной живописи предшествующего времени считалось творчество Ф.А. Рубо. Масштабность его панорам, таких как «Оборона Севастополя» и «Бородинская битва», интерес к передаче героизма простых солдат (а не только их военачальников) и то обстоятельство, что он был учителем многих советских баталистов, превратили художника в самого известного мастера темы войны в живописи. Значение картин баталистов академического толка обычно принижалось, поскольку их искусство подчинялось «правилам официальной эстетики, главной задачей которой была пропаганда верноподданнической идеологии и классового дворянского патриотизма». Масло в огонь подлил в свое время еще и В.В. Стасов, ведущий художественный критик XIX века. Батальные картины академистов вызывали у него неприятие, поскольку он находил в них только «штыки и мертвые тела, знамена и раскрытые кричащие рты, барабаны и предсмертные корчи». Правила военного искусства, которым отвечали композиции этих картин, заглавная роль полководцев или российских императоров в различных кампаниях и нежелание или неумение подняться до философского осмысления войны как трагедии раздражали критиков, заставляли их находить идеал в творчестве В.В. Верещагина. Между тем, у того редко встречались сцены поединков или изображения сражений больших воинских формирований. Все эти обстоятельства подогревают сегодня интерес к творчеству академистов-баталистов, тем более, что когда-то этот жанр считался самым почетным в русском искусстве.    Одним из выдающихся мастеров батальной картины был  Богдан (Готфрид) Павлович Виллевальде (12.01.1819–24.03.1903).  Художник родился в семье выходца из Баварии. Первоначальное художественное образование он получил у Юнгштедта, иностранного живописца, дававшего в Петербурге уроки всем желающим. Каких-либо данных о художественной специализации этого художника, равно как и его картин, не сохранилось. Тем не менее, уроков хватило Виллевальде для того, чтобы поступить в Академию художеств. В ней его учителями были К.П. Брюллов и А.И. Зауервейд – основатель русской школы батальной живописи. Последний запомнился современникам не столько живописными картинами, в которых замечалось множество недостатков, сколько личными качествами и горячей любовью к России и всему русскому. Так, например, находясь в Париже во время Отечественной войны 1812 года, Зауервейд очень болезненно реагировал на захват Москвы французской армией. Он со слезами покинул мастерскую и в течение нескольких дней не мог взяться за кисть. Зауервейд также заступался за молодого И.К. Айвазовского перед Николаем I, когда того незаслуженно оговорил Филипп Таннер*.
    Картину на большую золотую медаль – «Сражение при Фершампенаузе Виллевальде написал по эскизу» Зауервейда. Как известно, это сражение произошло во время заграничных походов русской армии 1813–1814 годов и было примечательно тем, что победа в нем была достигнута только при помощи конницы – русские кавалеристы атаковали пехотные колонны французских маршалов Мортье и Мармона. В центре полотна на скачущей лошади – император Александр I. За ним слева – его свита. Виллевальде формально остался верен традиции, изобразив на переднем плане императора, поскольку именно его должна была прославлять картина. Однако главный герой хотя и выделен композиционно, но его фигура не самая крупная и чуть отодвинута в глубь сцены так, что непосвященный зритель может и не разглядеть ее. Для Виллевальде, несомненно, героями были рядовые русские кавалеристы, а не император. Эта картина получила высокую оценку Академии художеств, а Виллевальде – право на заграничную поездку.
За границей художник пробыл недолго – всего два года, но успел написать там прекрасную картину – Охотники на привале. По этой картине видно, что он обладал несомненными способностями к жанровой живописи, – но вскоре он был отозван в Петербург из-за плохого самочувствия его наставника Зауервейда. Тот получил заказ на картины, посвященные войне с Наполеоном 1813–1814 годов еще в конце 1830-х годов, однако сил для завершения работы у него уже не было. Зауервейд тяготел больше к рисунку. Он с удовольствием делал эскизы будущих картин, однако для того, чтобы выписать кистью все мельчайшие детали больших батальных композиций требовались ученики-помощники. По-видимому, он был лишен честолюбия, и ему было удобнее руководить работой ученика, чем писать самому. Зауервейд оставил только эскизы, начал некоторые из картин серии, а всю оставшуюся работу выполнял Виллевальде. Эти картины ныне украшают один из залов Эрмитажа и значатся как произведения Виллевальде. 
     Все картины серии Сражение при Кульме, Битва под Лейпцигом и Взятие Парижа были начаты Зауервейдом, но закончены Виллевальде. Сражение под Лейпцигом 4–7 октября 1813 года – одно из самых крупнейших в XIX веке. Оно даже получило другое название – «битва народов», поскольку в нем участвовало около полумиллиона человек, представителей многих европейских стран. Союзные войска разгромили армию Наполеона. Между тем, история распорядилась так, что о Бородинской битве знают сейчас все, а заграничные походы русской армии в силу того, что они не ознаменовались ни блеском побед, ни трауром поражений – не так известны и популярны. Конечно, картины на эту тему не могут претендовать на то особое значение, какое имела, например, панорама «Бородинская битва» Рубо. Тем не менее, они посвящены малоизвестным страницам русской военной истории и поэтому представляют определенную ценность. 
     Можно ли на одном холсте показать всю картину сражения, которое зачастую длилось не один час и положение воюющих сторон могло меняться неоднократно? Что главное в сражении – отчаянное сопротивление отдельных полков численно превосходящему противнику или же решительное победоносное наступление главных сил? Или, быть может, самыми важными в сражении были совсем иные эпизоды? В дальнейшем многие баталисты писали серии картин, посвященных различным этапам некоторых затяжных битв. В 40-х годах художники пытались выбрать наиболее характерный момент сражения, который мог характеризовать всю битву в целом или же ее значение. Так, «Сражение при Кульме» обозначено сдачей в плен французского генерала Вандама вместе с его штабом. В «Битве под Лейпцигом» на переднем плане изображен штаб командования русской армии, а на втором плане союзные войска наступают на Лейпциг. Во всех этих картинах, конечно, присутствует Александр I, как того требовал заказчик. 
      В 40–50-х годах XIX века задачи перед художниками-баталистами стояли часто слишком сложные. Каждому сражению должна соответствовать только одна картина. И если здесь еще упомянуть часто нелепые требования заказчиков, то станет ясным, что возможностей для самостоятельного творчества, внесения в картину каких-либо художественных эпизодов – у баталистов просто не оставалось. Известно, например, что император Николай I посещал мастерскую Виллевальде и наставлял художника, как писать картины. Непреложным требованием высокого заказчика было: четкое, правильное изображение военной формы, точное расположение войск, причем порой не действительное, а то, каким оно должно было быть согласно штабным планам. Николай I требовал детального исполнения всей картины в целом, нисколько не обращая внимания на перспективу. Фигуры дальнего плана должны были быть выписаны так же, как и на переднем, вплоть до пуговиц и погон. Ему было невдомек, что все эти мельчайшие детали просто не видны на расстоянии, а их воспроизведение могло только испортить картину. Наставления касались также и живописной техники: она должна была быть гладкой, без ударов кисти.
      Посещения императора были столь памятны, что Виллевальде написал впоследствии три картины, посвященные им. Такое внимание императора, с одной стороны, придавало художнику популярности и авторитета, а с другой – не могло не влиять на характер его творчества. Николай I, получивший сомнительную славу «жандарма Европы», подавивший Польское восстание 1830–1831 годов и революцию в Венгрии 1848–1849 годов, а также преследовавший за инакомыслие (можно вспомнить хотя бы А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Т.Г. Шевченко), мог с легкостью разделаться с живописцем, если бы доводы того показались ему в чем-то вздорными. Именно поэтому художник так внимательно и вместе с тем с достоинством, слушал наставления заказчика в действительности, но, быть может, и не разделял их.
     Вынужденный писать батальные композиции, а также портреты царских приближенных, Виллевальде, имевший склонность к жанровой живописи, находил себя в преподавательской деятельности. Назначенный руководителем батального класса Академии художеств после смерти Зауервейда, Виллевальде позволял своим воспитанникам рисовать современную мирную жизнь, поскольку хороший баталист должен был уметь писать не только солдат и кавалеристов, но и окружающую их обстановку. 
     Одновременно с преподавательской работой Виллевальде продолжал писать батальные картины. За полотно «Сражение при Гисгюбеле» он получил звание профессора. 16 августа 1813 года русская гвардия под командованием А.П. Ермолова встретила в Богемии корпус французского генерала Вандама. Художник избрал довольно необычную композицию: передний план занимают французские солдаты, тогда как русская пехота со штыками наперевес – наступает из глубины картины. Вдалеке идет бой. Драматизм ситуации усиливается пушечным дымом, застилающим поле битвы.
     В дальнейшем Виллевальде написал немало картин, иллюстрирующих победы русской армии. Все они гораздо менее известны, может быть, в силу того, что войну 1813–1814 годов можно, пусть с натяжкой, назвать справедливой, тогда как жестокое подавление восстания в Польше и революцию в Венгрии таковыми назвать нельзя. Среди этих картин – «Атака лейб-гусар под Варшавой в 1831 году», «Сражение при Остроленке в 1831 году», «Бой в Ротентурмском ущелье» (на сюжет из Венгерской кампании 1849 года), «Сражение при Быстрине в Трансильвании 10 июля 1849 года», «Эпизод из сражения под Балаклавой в 1854 году», «Лейб-гвардии конный полк в сражении при Фершампенуазе в 1814 году» и многие другие. Все эти картины выполнялись им по заказам и не поступали в продажу. Но это не мешало Виллевальде пользоваться неизменной популярностью у ценителей искусства.
    Какие бы изменения не проходили в обществе, в моде, в искусстве, художник всегда оставался верным годам своей молодости. Казалось, что его мастерство изящного колориста, композиционное чутье были врожденными. Никакие новые веяния никак не влияли на его живописный почерк, что, порой, сталкивало его с некоторыми художниками следующих поколений. Несмотря на консервативные позиции во всем, он все же пользовался уважением со стороны учеников. По словам одного из них – Н.С. Самокиша, Виллевальде был «…очень представительный и красивый старик, высокого роста, худощавый, держался прямо, одет был по моде сороковых годов в бархатный пиджак, всегда был очень опрятно одет. Крахмальный воротник рубахи повязан черным атласным широким галстуком, и штаны, как носили при Наполеоне III, со штрипками. На голове черный цилиндр. Николаевская шинель с большой пелериной серого цвета, а зимой такая же шинель на меху. Говорил с сильным немецким акцентом и не совсем правильно по-русски».
    Работоспособность художника изумляла всех, кто его знал – и в молодости, и в старости он работал в своей мастерской каждый день с десяти утра, не зная отдыха. Лишь его выезды в места сражений ненадолго нарушали заведенный распорядок. 
   По словам другого ученика – Н.П. Красовского, Виллевальде особенно увлекался Отечественной войной 1812 года, а также походами 1813–1814 годов. Он изучал документы битв, интересовался рассказами очевидцев и на их основе написал несколько полотен. Такова картина «Эпизод Отечественной войны 1812 года». 
    И все-таки склонность Виллевальде к военно-бытовому жанру время от времени давала о себе знать. В непродолжительных перерывах между работой над заказными полотнами, художник писал как многофигурные композиции с участием всадников, так и малофигурные сценки, иллюстрирующие чаще всего те или иные стороны жизни военных. Очень часто, особенно в 1880–1890-е годы, мастер называл свои картины поговорками либо фразами, которые могли произносить его герои – обычные русские воины. Возможно, это был своеобразный ответ стареющего, но еще полного сил художника на успех картин В.В. Верещагина. Если у последнего картины назывались «Не замай! Дай подойти“, У крепостной стены. Пусть войдут!», то Виллевальде подобными названиями пытался проиллюстрировать быт русских солдат, башкир и казаков, находившихся в составе русской армии: «Сегодня ты, а завтра я! Кульм, 1813 год», «Казак везде дома. Франция, 1815», «Но бойтесь, мы казаки. Саксония, 1813», «Бог с ним, отпусти!», «Вот он – Наполеон!».
      Известно, что в Европе башкир и казаков называли «северными варварами». Башкиры внушали ужас европейцам одним своим видом. Виллевальде своими картинами стремился представить их обычными и благородными людьми, которым не чуждо ничто человеческое. Так, герои картины «Вот он – Наполеон!» с любопытством разглядывают бюсты Наполеона, того самого, с армией которого они бьются не на жизнь, а на смерть, и которого никогда не видели в жизни. «Так вот он – Наполеон… ишь тоже ведь человеком смотрит» – полная фраза одного из героев картины. Мягкий юмор художника сменяется горечью тяжелой утраты в картине «Сегодня ты, а завтра я! Кульм, 1813 год». Пуля сразила коня, животное силится подняться, но уже не может. Воин, желая прекратить страдания своего боевого друга, решается его пристрелить. В картине Эпизод из войны 1813 года башкиры подают милостыню вдове с тремя детьми. Что с того, что ее муж, скорее всего, воевал с ними, женщина же в этом не виновата. В картине «Бог с ним, отпусти!» башкиры поймали в плен безобидного неприятеля, улыбчивого парнишку в военной шинели, который, наверное, и оружия в руках не держал. Один из них предлагает отпустить пленного. 
     Красноречиво и полотно «Здравствуй, любимая Франция
     Именно в жанровых сюжетах Виллевальде сумел в полной мере раскрыть свой талант. Художник, изучив документы и воспоминания, касающиеся многих сражений, не мог не понимать, что кампании выигрывались не столько императорами и маршалами, сколько рядовыми, готовыми отдать жизнь во имя победы, потому художник так часто и любовно старался изображать их крупным планом, показывать их внутреннее благородство. Большие заказные полотна при обычной нелепости требований высоких заказчиков не характеризуют художника в полной мере. Самостоятельные сюжеты Виллевальде наглядно свидетельствуют, что он, несомненно, был выдающимся живописцем военно-бытового жанра. 

По книге А.А. Шестимирова «Забытые имена» 
 

* Айвазовский приехал в Петербург 28 августа 1833 года. В 1835 году за пейзажи «Вид на взморье в окрестностях Петербурга» и «Этюд воздуха над морем» получил серебряную медаль и был определён помощником к модному французскому пейзажисту Филиппу Таннеру. Учась у Таннера, Айвазовский, несмотря на запрет последнего работать самостоятельно, продолжал писать пейзажи и выставил пять картин на осенней выставке Академии художеств 1836 года. Работы Айвазовского получили благожелательные отзывы критики. Таннер пожаловался на Айвазовского Николаю I, и по распоряжению царя все картины Айвазовского были сняты с выставки. Художник был прощён лишь через полгода и определён в класс батальной живописи к профессору Александру Ивановичу Зауэрвейду для занятий морской военной живописью. Проучившись в классе Зауэрвейда всего несколько месяцев, в сентябре 1837 года Айвазовский получил Большую золотую медаль за картину «Штиль». Это дало ему право на двухлетнюю поездку в Крым и в Европу.

 Книги, посвященные жизни и творчеству Б.П. Виллевальде:  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Если Вам есть что сказать — пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы — пожалуйста войдите в систему.
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group