закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 17.12.2017
Книга дня
Ярошенко Николай Вольф Г. В.
Картина дня
На качелях Ярошенко Николай Александрович
Воскресный день » Авторская колонка »

280 лет со дня рождения выдающегося русского архитектора, рисовальщика, теоретика архитектуры Василия Ивановича Баженова (12.03.1737–13.08.1799)

12.03.2017
Литография с фрагмента портрета И. Некрасова. В.И. Баженов с семьей. 1770-е

   Родился Василий Иванович Баженов
(12.03.173713.08.1799)в селе Дольском недалеко от Малоярославца в семье дьячка. Когда ребенку было три месяца, родители переехали в Москву. «Я отважусь здесь упомянуть, что я родился уже художником. Рисовать я учился на песке, на бумаге, на стенах, — рассказывал о себе Баженов. — Между прочим, по зимам из снегу я делал палаты и статуи…» Юноша сначала стал вольным слушателем в архитектурной школе Д.В. Ухтомского, затем поступил в Московский университет, откуда по ходатайству И.И. Шувалова был приглашен в Санкт-Петербургскую Академию художеств (1758–1760). От Академии Баженова направили за границу. Успешно сдав экзамены в Парижской академии, он получил двухгодичный заграничный паспорт. Подтверждением достигнутых им успехов стало избрание в число членов нескольких зарубежных академий, так, он стал профессором Академии святого Луки в Риме и членом Академии художеств в Болонье и Флоренции. Путешествие по Италии было сопряжено для молодого архитектора не только с обретением значительного опыта, но и с нехваткой средств. Наконец, в мае 1765 года  Баженов вернулся в Петербург, где его произвели в академики, но профессорской должности он так и не получил.
    Ни одна биография крупного зодчего не изобилует таким количеством начатых, но не доведенных до конца построек, как у Василия Баженова. В 1767 году Екатерина II  поручила архитектору «кремлевскую перестройку». Работа над проектом Кремлевского дворца началась незадолго до русско-турецкой войны. В течение нескольких лет Баженов со своими помощниками, ближайшим из которых стал Матвей Казаков, создавал огромную деревянную модель дворца, задуманного как своеобразный народный форум, архитектурный символ русской государственности. Дворец предполагалось разместить на кромке кремлевского холма так, что протяженный главный фасад здания с колоннадами на высоком рустованном цоколе обращался на Москву-реку… Однако императрица распорядилась остановить все работы, связанные с грандиозным замыслом Баженова, вскоре после того, как в 1774 году закончилась война с Турцией. И это был далеко не единственный удар по самолюбию гениального мастера.
    Важной вехой творческой биографии зодчего должен был стать заказ Екатерины II, задумавшей грандиозным празднеством отметить окончание войны 1768–1774 годов с Турцией. Оформить праздничное действо на обширном Ходынском поле близ Москвы предстояло Баженову. В письме, отправленном в апреле 1775 года барону Ф.-М. Гримму, императрица так описывала замысел этого праздника: «Я призвала в одно прекрасное утро Баженова, моего архитектора, и сказала ему: друг мой, в трех верстах от города есть луг; представьте себе, что этот луг – Черное море; что из города к нему ведут две дороги: так пусть одна из этих дорог будет Танаисом, а другая – Борисфеном; в устье первого Вы построите банкетную залу, которую назовете Азовом; в устье другого – театр, который назовете Кинбурном; Вы начертите песком Крымский полуостров; поместите на нем Керчь и Еникале в виде бальных зал; налево от Танаиса устроите буфеты с вином и мясом для народа; напротив Крыма будет иллюминация, представляющая радость обеих империй по поводу восстановления мира…» Композиция, созданная на Ходынском поле, сразу стала одной из ярчайших достопримечательностей древней столицы. Павильоны на Ходынке просуществовали недолго, но достаточно полное представление о них мы можем получить благодаря дошедшей до нас серии рисунков, исполненных в свое время с натуры помощником Баженова М.Ф. Казаковым. На этих рисунках можно видеть живописную группу строений, напоминающих и мощные неприступные крепости, и увенчанные шатрами башни, похожие на кремлевские, и мусульманские минареты, и роскошные дворцы с колоннадами и «готическими» стрельчатыми окнами…
   Исследователи называют В.И. Баженова основоположником «национального романтизма» второй половины XVIII века. Памятником «национального романтизма» является ансамбль подмосковной усадьбы Царицыно, связанный с именами В.И. Баженова и М.Ф. Казакова. Заказ на проектирование усадьбы Баженов получил от Екатерины II в 1775 году, причем императрица, находившаяся, очевидно, под сильным впечатлением от архитектуры только что возведенных ходынских павильонов, потребовала, чтобы и усадьба была выстроена в «мавритано-готическом» вкусе. Новый ансамбль должен был расположиться к югу от Москвы в живописном пейзаже, привлекательность которого усиливалась благодаря богатой растительности и сильному рельефу. Отнюдь не нарушая сложившийся ландшафт, а наоборот, подчеркивая его живописность, Баженов свободно разместил на отведенной для усадьбы территории большое количество разнообразных по форме и размерам строений. Центром ансамбля должен был стать дворец, предназначенный для Екатерины II, рядом с ним в центральной зоне усадьбы расположились жилые дома для придворных – «кавалерские корпуса», а на периферии – здания и сооружения, выполняющие вспомогательные функции («Оперный дом», «Хлебный дом», мосты, Фигурные и Хлебные ворота и т.д.). Отличаясь друг от друга назначением, габаритами, формой плана, силуэтом, усадебные постройки образовали некую художественную целостность, объединяющим началом послужило здесь характерное для древней Москвы сочетание традиционных строительных материалов – кирпича и белого камня. В зданиях Царицыно Баженов соединил детали и формы, напоминающие образцы древнего отечественного и западноевропейского зодчества. Одной из самых больших удач мастера можно, несомненно, считать Фигурные ворота возле Оперного дома, построенные в 1777–1778 годах. В композиции ворот соединены стилизованные под древнее фортификационное зодчество башенные устои с готической стрельчатой аркой, в проеме которой неожиданно «повисает» ажурная каменная декорация. Особенно поразительны Хлебные ворота с их легкой, поднятой высоко вверх аркой, украшенной остроконечными каменными «кристаллами». Десять лет строил Баженов Царицыно. Каждой весной он перебирался туда с семьей из недавно купленного городского дома, чтобы быть постоянно при работах. В 1785 году Екатерина II, посетив Москву, побывала в Царицыно и, выразив неудовольствие тем, что сделал Баженов, отстранила его от строительства. Дворец и соседний с ним «кавалерский корпус» сломали. Разработка проекта нового дворца была поручена М.Ф. Казакову. Следуя общему замыслу Баженова, Казаков не отступил от романтической трактовки архитектурного образа дворца. Но согласно новым требованиям августейшей заказчицы здание было спроектировано более крупным, чем раньше. Соответственно, более массивными, даже тяжеловесными стали его формы. Дворец, спроектированный Казаковым, возводился в 1787–1793 годах, но и он, как и баженовские здания, остался недостроенным. Строители 2000-х годов взяли на себя смелость завершить романтический ансамбль Царицынской усадьбы…
    Прекращение работы над царицынским ансамблем вслед за отстранением от «кремлевской перестройки» явилось таким ударом по творческому самолюбию мастера, какой не всякому удалось бы выдержать. Он попросил годовой отпуск по болезни: ухудшилось зрение, стало болеть сердце. Тем не менее, Баженов продолжал плодотворно работать, поражая современников новыми замыслами.
Архитектурной доминантой на Моховой улице  в Москве до сих пор является дом П.Е. Пашкова, построенный в 1784–1788 годах. Автором его проекта принято считать В.И. Баженова, но документально эта атрибуция до сих пор не подтверждена. «Пашков дом» замечательно красиво поставлен на склоне древнего Ваганьковского холма, напротив Боровицких ворот Кремля. Предполагают, что к числу произведений Баженова можно отнести еще несколько сооружений, возведенных в ближайших окрестностях Москвы и решенных в духе «национального романтизма». Такова Владимирская церковь (1782–1789) в Быкове, ограды подмосковных монастырей – Старо-Голутвина, Брусенского и Бобренева, расположенных в Коломне и близ нее, а также Спасо-Яковлевского в Ростове.
    В 1792 году Баженов перебирается в Петербург на скромную должность архитектора при Адмиралтействе. Он строит, главным образом, в Кронштадте — казармы, сухарный завод, лесные сараи, причем часто по не раз использованным чертежам – ради экономии казенных денег, художественные качества построек адмиралтейских чиновников не интересовали.
     В 1796 году умерла Екатерина II. Давний покровитель Баженова Павел стал императором. Василий Иванович тут же получил от него важный чин и деревню с тысячей душ крепостных. В начале 1799 года император сделал архитектору еще один подарок: назначил его вице-президентом Академии художеств, которая отвергла его более тридцати лет назад. У шестидесятилетнего Баженова появилось вдохновение и творческие планы по обновлению Академии и воспитанию молодых архитекторов, но летом его разбил паралич и 13 августа 1799 года великий архитектор скончался.

    Книги по теме:

 

 



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Если Вам есть что сказать — пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы — пожалуйста войдите в систему.
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group