Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 27.04.2017
Книга дня
Французская живопись. XIX век Майорова Н. О., Скоков Г. К.
Картина дня
Охота на тигра Делакруа, Эжен
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцатого апреля родился известный немецкий живописец и литограф, мастер придворного потрета Франц Ксавье Винтерхальтер

20.04.2017
Ф.-К. Винтерхальтер. Автопортрет с братом Германом. 1840

   Франц Ксавье Винтерхальтер (20.4.1805–8.7.18873) родился в Менценшванде – маленькой германской деревушке в многодетной семье фермера. Обучался у местного священника, затем изучал рисунок и гравюру в мастерской фрейбургского живописца Карла Людвига Шулера, к тому времени директора Института искусств, учрежденного издательством «Хердер». В начале 1823 года поступает в мастерскую гравера и литографа Людвига Альберта Монтмориллона и получает работу литографа, позволившую ему содержать себя, а в 1825 году – в Мюнхенскую Академию, а также в мастерскую портретиста Йозефа Карла Штилера. 
   В 1825 году к власти в Баварии пришел король Людвиг I Баварский. Он страстно желал превратить Мюнхен во «вторые Афины»: реорганизовал Академию художеств, окружил себя художниками, архитекторам заказал строить различные здания в греческом и итальянском стилях. В июле 1825 года Франц Ксавье Винтерхальтер добился, наконец, признания, получив 200 флоринов от Людвига I, великого герцога Бадена, за рисунок для его портрета. В письме отцу художник сетовал на то, что после сеанса он должен был продолжить работу над портретом под руководством Корнелиуса, поскольку для живописи такого уровня необходимы были рекомендации. Юношеская скромность ли, или несогласие с методами Корнелиуса не позволили Винтерхальтеру получить стипендию в 1825–1828 годах. В 1827 году он путешествовал лишь по Германии, где изучал главным образом произведения искусства. Летом 1828 года Винтерхальтер гостил в провинциальном Карлсруэ при дворе принца Леопольда – двоюродного брата герцога Людвига.  1831 годом датировано несколько портретов. Камерный акварельный «Портрет Софии», великой герцогини Баденской особенно характерен для первой трети XIX века. Это было время небольшого «домашнего» портрета, написанного с натуры чаще всего акварелью или мягким итальянским карандашом за один или два сеанса и отражающего мечтательность как состояние души. «Портрет Софии» дает цельное представление о моде начала 1830-х годов. В это время в европейском костюме начинает господствовать романтизм, а в Германии – бидермайер. «Модой становится бледность, хрупкость, задумчивость», и именно на проявление этих качеств ориентирован костюм. Широкие «клубящиеся» рукава, получившие названия «бараний окорок» или «ветчинообразные», создавали объем, что оттеняло тонкость шеи и талии. Шаль предназначалась для подчеркивания силуэта. Сложная прическа «Аполлонов узел» с причудливыми завитками являлась тогда частью туалета, поскольку шляпы не носили. 
    В конце 1832 года Винтерхальтер уехал в Италию. В Риме он познакомился как с немецкими, так и с французскими живописцами, последние нравились ему больше: он превозносил творчество, например, Ораса Верне, а искусство назарейцев, в частности, находившегося в Италии Иоганна Фридриха Овербека и наряду с Корнелиусом пользовавшегося авторитетом у молодых художников, вызывало у Винтерхальтера скуку и антипатию. В Вилле Медичи, где находилась колония французских художников, Винтерхальтер подружился и с самим Верне. 
    В начале 1834 года Винтерхальтер вернулся в Карлсруэ,  был назначен придворным живописцем великого герцога и исполнил портреты Людвига, графа фон Лангенштейна, барона Эйчтала и некоторые другие, что положило начало карьере художника в качестве придворного портретиста. 
   В декабре 1834 года Винтерхальтер неожиданно упаковал чемоданы и отправился в Париж. Причины внезапного решения доподлинно неизвестны. Возможно, он не хотел далее мириться с органически чуждой ему немецкой школой живописи, с предпочтениями местных заказчиков. Теперь он не был тем строптивым учеником, не согласным с системой обучения, вводимой Корнелиусом, и испытывавшим трудности из-за отсутствия стипендии. Но постоянный заработок придворного живописца не устраивал честолюбивого молодого человека. Ему хотелось достичь славы, соответствующей его мастерству. Уезжая в Париж, он не имел рекомендаций, и его перспективы там были достаточно туманны. 
   В парижском Салоне 1836 года Винтерхальтер выставил большую картину Dolce far niente. «Искусство убивать время», как назвал традиционный итальянский послеобеденный отдых К.Н. Батюшков, показалось художнику хорошей темой, чтобы завоевать внимание публики. Картина завоевала успех в Салоне; ее отметили в обзорах выставки, и автор завоевал репутацию многообещающего мастера. В следующем году художник выставил два портрета и картину Декамерон, посвященную знаменитому творению Джованни Боккаччо. Честью для художника, только начинающего карьеру в Париже, стало то, что картину «Декамерон» купил за 10 тысяч франков богатый торговец шерстью.  В Салоне 1838 года экспонировался Портрет принца де Ваграм с дочерью кисти Винтерхальтера. Изображение известного человека не могло не принести художнику популярности в кругах французской знати. Портрет получил высокую оценку критиков, которые отмечали, что при фотографичности изображения и безупречном сходстве с моделями картина совершенна, прежде всего, в живописном отношении и продумана в деталях. 
   Известие об уникальном таланте портретиста быстро распространилось в кругах европейской знати. В том же году он написал портрет Луизы Марии, бельгийской королевы, и ее сына, портреты ее мужа, короля Леопольда I.
    До Винтерхальтера французскими королевскими портретистами были Жак Луи ДавидАнтуан Гро, Франсуа Жерар. Еще в картинах художника немецкого периода специалисты усматривали близость французской школе, и в частности Жерару. Вероятно, именно поэтому стиль Винтерхальтера приглянулся Луи Филиппу. Не исключено также, что приглашение Винтерхальтера было обусловлено политическими соображениями: художник-иностранец за короткий срок пребывания во Франции не мог влиться в ряды противников короля. Ведь с легкой руки Шарля Филипона, карикатуриста-республиканца, основавшего несколько юмористических журналов, Луи Филипп изображался «королем-грушей» – его голова напоминала грушу. В качестве придворного живописца Луи Филиппа Винтерхальтер исполнил более тридцати заказов. Многие из изображений короля, королевы и их родственников предназначались для украшения королевского дворца в Версале, префектур, посольств. 
Открывает галерею парадных портретов представителей французского королевского дома картина Король Луи Филипп. Подобно Орасу Верне и Франсуа Жерару, исполнивших портреты Луи Филиппа соответственно в 1832 и 1834 годах, Винтерхальтер представил короля с Хартией 1830 года, утвержденной им после вступления на престол. Художник нашел такой ракурс, что голова Луи Филиппа, ставшая предметом для карикатур, отнюдь не выглядит смешной. Напротив, король предстает человеком, умудренным жизненным опытом и полным чувства собственного достоинства.   
   Дворец в Версале ныне украшают и другие портреты кисти Винтерхальтера – огромное (345 х 480) полотно «Прием короля Луи Филиппа в Виндзорском замке» (1844), изображения в рост – «Донна Мария Луиза Фердинанда де Бурбон, герцогиня Монпенсье» (1847), «Луи Шарль Филипп Рафаэль Орлеанский, граф де Немур» (1843), «Франсуаза Каролина Гонзаго, принцесса де Жуанвиль» (1844) и другие.
    Для дворца в Версале Винтерхальтер написал и «Портрет Леопольда I», короля Бельгии. Наполеон I однажды отозвался о нем как о «самом красивом молодом человеке, которого видел когда-либо в Тюильри». По поручению Леопольда I Винтерхальтер исполнил два детских портрета – принцессы Шарлотты Бельгийской и Леопольда, герцога Брабанта, существенно отличающиеся от версальской серии. Несмотря на то, что изображены августейшие дети, в них отсутствует помпезность, присущая портретам членов королевской семьи. Вопреки тому, что модели одеты во взрослые одежды – это объяснялось требованиями детского портрета первой трети XIX века, художнику удалось передать их непосредственность и нежность возраста. 
   Работа над парадными портретами европейских монархов и их приближенных оставляла Винтерхальтеру мало времени для самостоятельного творчества. Лишь изредка он писал картины «для домашнего пользования» (Автопортрет с братом Германом, 1840). 
   В 1842 году художник впервые оказался при английском дворе, по лестной рекомендации бельгийской королевы Луизы Марии. Мастерство живописца настолько понравилось королеве Виктории, что с 1842 по 1871 год он исполнил более сотни ее заказов, неустанно работая в Букингемском дворце или Виндзорском замке. Долгое сотрудничество художника с английской королевой объяснялось и тем, что он умел слегка идеализировать модели, скрывать изъяны внешности. Критики навсегда списали его из разряда мастеров живописи, осудив и за отклонение от общепринятой правды, и за лесть монархам, часто не пользующимся всеобщим авторитетом. Далеко не все титулованные заказчики признавали право художника на собственную трактовку их образа. Волей-неволей ему приходилось подчиняться их прихотям, превращаясь в способного ремесленника. И поскольку королева Виктория искренне верила в талант художника, став для него своего рода меценаткой, то именно ее портреты являются сегодня образцами мастерства Винтерхальтера. 
   В 1842 году появились портреты Королева Виктория и «Принц Альберт». Джордж Хейтер, английский художник, придворный портретист королевы Виктории, отметил, что в портрете выражение лица модели неприветливое и трактовка образа тяжелая, хотя и чрезвычайно красивая. Но картина понравилась королеве: впоследствии Винтерхальтеру было заказано написать несколько копий. Напротив, портрет принца Альберта был признан неудачей. Хейтер отмечал недостатки и в позе принца, и в сходстве с оригиналом. 
   В июле 1843 года Винтерхальтер вновь приехал в Лондон. Новый портрет королевы, заказанный художнику, предназначался для подарка дорогому супругу ко дню рождения, художнику  предоставлялась возможность попробовать себя в жанре интимного портрета. Впервые в его творчестве яркая представительница королевского рода, отличавшаяся властным волевым характером и ставшая символом целой эпохи в английской истории, была изображена без подобающих ей атрибутов власти, как простая женщина, словно пробуждающаяся ото сна. Более того, для викторианской Англии, где даже выглядывающая из-под юбки обувь воспринималась почти нарушением морали, изображение королевы с распущенными волосами могло считаться аморальным. Но именно таковым, по всей вероятности, был королевский заказ. На этот раз королева Виктория сумела угодить принцу, оценившего по достоинству мастерство живописца. 
     Амплуа придворного художника сделало Винтерхальтера модным портретистом в кругах европейской знати. Иметь портрет его кисти считалось престижным. К нему стали обращаться с заказами знатные особы разных европейских стран. 1843 годом датирован, например, изящный портрет Княгиня Леонилла Сайн-Витгенштейн, написанный в популярном во второй трети XIX века романтическом стиле. 
Однако в многочисленных портретах родственников Луи Филиппа Винтерхальтер руководствовался традициями парадного королевского портрета XVII века. Особенно часто специалисты обращают внимание на близость некоторых портретов кисти Винтерхальтера портретам, созданным знаменитым испанским живописцем Диего Веласкесом. Это заметно, если сравнить «Портрет Луи Филиппа Марии Фердинанда Гастона Орлеанского, принца Дё» с детскими портретами, исполненными Веласкесом, например, с картиной «Инфант Филипп Просперо» (ок. 1658). Сходство с творчеством Веласкеса, строгая величавость детских образов, изображение царских родственников в рост на фоне природы, вероятно, специально оговаривались Луи Филиппом. Высочайшему заказчику, поручившему Винтерхальтеру украсить портретами королевский дворец в Версале, были безразличны творческие устремления живописца, поэтому эти работы в своем большинстве выглядят стереотипными, часто лишенными сколько-нибудь глубокой психологической характеристики. 
  В Англии Винтерхальтер написал немало детских портретов. Среди них – «Альберт Эдвард, принц Уэльса» (1846, 1859), «Принц Альфред и принцесса Елена» (1849),  «Принцесса Беатриса» (1859), а также групповой портрет «Семья королевы Виктории» (1846). 
   В 1848 году во Франции произошла Февральская революция. Июльская монархия Луи Филиппа была свергнута. В декабре 1848 года президентом республики стал Шарль Луи Наполеон Бонапарт. Через четыре года он был провозглашен императором Наполеоном III. В декабре 1849 года на пост директора музеев – важный для художественной жизни Франции – был назначен граф Альфред-Эмиль Ньюверкерк. Поэтому неслучайно, что написать его портрет заказали Винтерхальтеру – «живописцу королей». В определенной мере это была проверка мастерства портретиста; уже в следующем году император Наполеон III и императрица Евгения заказали ему свои портреты. Заказы императора для Винтерхальтера были престижными, создающими ему имя в кругах богатейших людей Европы. Одновременно строгие требования официального портрета были ему в тягость. В портретах европейской знати он предстает мастером преимущественно женского портрета, умеющим передавать потаенные переживания и интимные настроения. Одним из первых в этом жанре стал второй «Портрет принцессы Леониллы Сайн-Витгенштейн». 
    В 1850-х годах художник создал несколько жанровых портретов королевы Виктории. Все они были написаны по ее заказам, что свидетельствует об определенном участии королевы в профессиональном развитии художника («Королева Виктория с принцем Артуром», «Кузины»). Как бы высоко ни оценивала королева Виктория творчество художника, английские критики оставались к нему равнодушными. В викторианской Англии иностранцу по происхождению добиться официальных почестей было очень тяжело. Чувство патриотизма мешало англичанам оценить по достоинству художника, признанного королевой. Казалось, что критика была вызвана не столько оценками профессионализма Винтерхальтера, сколько его происхождением: «Королева и принц хотя и похожи, но пока еще являются плотским и телесным видением этих известных персон… Работа расплывчата и невыразительна; в то время как есть грубые ошибки в мазках, … а недостаток вкуса позволяет нам радоваться, что это не рука англичанина». Сегодня злорадство английских критиков вызывает недоумение, но в викторианской Англии иного не могло и быть.
    Словно желая реабилитироваться в глазах английских критиков, в 1852 году на выставке в лондонской Королевской Академии художеств Винтерхальтер представил полотно «Флоринда». Интерес к популярной испанской легенде о последнем вестготском короле Родриго и его любви к прекрасной Флоринде возник у художника, скорее всего, под впечатлением от первого исполнения фантазии Сигизмунда Тальберга на одноименную оперу Генделя, состоявшегося в Лондоне в 1851 году. Издавна тема ню считалась мерилом мастерства художников. Но в искусстве викторианской Англии такие изображения находились под негласным запретом. Допускалось лишь избирать для этого сюжеты из классической истории или мифологии, не связанные с современной английской жизнью. И Винтерхальтер, не отличавшийся ранее особым интересом к литературным или мифологическим сюжетам, увидел в испанской легенде повод для картины. 
    Вопреки ожиданиям живописца картину купила королева Виктория в качестве подарка принцу Альберту. В дневнике она назвала ее одной из самых прекрасных, представленных на выставке. Гораздо важнее для художника были отзывы о картине в английских журналах: «Это картина очень высокого качества исполнения, модели изящны, формы обаятельны и не выглядят неприличными, лица очаровательны с прекрасными чертами…». 
    В 1854 году во Франции Винтерхальтер работал над овальным «Портретом императрицы Евгении». Законодательница французской моды, в том числе не только на одежду, но и на удовольствия – путешествия, комфорт, отдых на побережье Атлантики, – представлена художником просто и изящно. Драгоценности и украшения, присущие ее высочайшему положению, отсутствуют. Тем самым художник предлагает любоваться лишь внешней красотой императрицы. В портрете Императрица Евгения а-ля Мария Антуанетта Винтерхальтер отразил симпатии императрицы по отношению к французской королеве Марии Антуанетте, казненной после свержения монархии в 1792 году и запомнившейся французам благодаря особой высокой прическе, самым дорогим в мире духам, имеющим утонченный неповторимый запах, и огромным тратам на развлечения из королевской казны. Этот холст породил целую серию портретов в профиль в творчестве Винтерхальтера. Три года спустя в портрете «Императрица Евгения с Луи Наполеоном на коленях» Винтерхальтер вновь изобразил императрицу в костюме Марии Антуанетты, использовав для этого портрет королевы кисти Элизабет Виже-ЛебрёнПо поводу картины «Императрица Евгения» братья Гонкуры отмечали: «Женщина очаровательна, в конце концов. Ее глаза, кажется, улыбаются, грация, мимика и неописуемое очарование не отпускают вас. Ни королева, ни принцесса – настоящая императрица вод…»
   Большинство критиков прохладно встретили картину. Особенно ядовитым оказался Г. Планш: «Портрет императрицы и ее фрейлин поистине пародия на Ватто <…>. Все ошибки, все упущения, которые прощаются в десятидюймовых фигурах, не прощаются в фигурах в оригинальную величину <…>. Это вызов всем законам живописи. Эти платья, так кокетливо воспроизведенные, абсолютно ничего в себе не содержат». Еще большее раздражение у художественных критиков вызывала личность Наполеона III. Поэтому они хранили красноречивое молчание в отношении портрета «Император Наполеон III», экспонированного на Всемирной выставке в Париже в 1855 году и традиционно приписываемого кисти Винтерхальтера. 
   Всемирная выставка принесла Винтерхальтеру медаль первого класса. Кроме того, он стал членом жюри, в задачу которого входил отбор произведений живописи для выставки. Членами этого жюри были французские живописцы – Жан Огюст Доминик ЭнгрЭжен Делакруа, Анри Леман и Орас Верне. 
   В 1850-е годы, помимо императрицы Евгении и Наполеона III, моделями для художника стали многие представители французской знати. Репутация королевского портретиста, которую имел Винтерхальтер к середине 1850-х годов, возлагала на него ряд международных обязательств. Правители многих европейских стран хотели иметь свои портреты кисти Винтерхальтера. В 1852 году он ездил в Испанию, где исполнил портрет королевы. В 1854 Винтерхальтер работал в Португалии над портретом короля Педро Португальского и его брата, герцога Опорто. 
   В 1856 году художник отправился в Варшаву. Клиенты Винтерхальтера в Париже были связаны узами брака и дружбы с польскими аристократическими родами Потоцких, Красинских и Браницких. Еще в 1853 году Винтерхальтер написал «Портрет Елизаветы Браницкой, графини Красинской, с детьми». В 1854 году появился портрет «Катарина Браницкая, графиня Потоцкая» – одно из самых поразительных произведений Винтерхальтера 1850-х годов. В 1856 году в Варшаве Винтерхальтер написал несколько портретов польских аристократок, а так же представительниц русского императорского дома. Одним из первых в этом ряду должен быть назван «Портрет великой княгини Ольги Николаевны». В конце 1856 года Винтерхальтер отправился в Брюкинау, городок в Германии, чтобы написать портреты русской императрицы и придворных дам. Теперь моделью была русская императрица – женщина, олицетворявшая собой загадочную и далекую Россию, страну суровой зимы. Картина породила целую серию портретов русских дворянок. Каждая считала за честь иметь свой портрет кисти Винтерхальтера, того самого, который с блеском запечатлел императрицу Марию Александровну (Портрет графини В.А. Мусиной-Пушкиной, «Портрет С.П. Нарышкиной»). К концу 1850-х – началу 1860-х годов относятся Портрет великой княгини Марии Николаевны (1857) – дочери Николая I, «Портрет княгини Т.А. Юсуповой», «Портрет графини С.А. Бобринской» (1857), «Портрет Софии Трубецкой» и др. В 1858 году художник исполнил первый портрет Варвары Дмитриевны Мергасовой, жены Римского-Корсакова, а шесть лет спустя – второй портрет «татарской Венеры», как ее называли в Париже. 
   Вероятно, одной из основных причин безусловной популярности Винтерхальтера в эпоху Второй империи было органичное соответствие его стиля господствующим художественным вкусам эпохи, так называемому стилю нео-рококо. Моделями художника были сплошь богатые дамы, щеголявшие модными нарядами. Умение художника чрезвычайно детально и материально выписывать изгибы и прозрачность ткани, внимание к прическам и украшениям приближало его к прикладному искусству. Интерес к такого рода подробностям делал его работы близкими живописи Ватто,  ФрагонараГрёза – мастеров эпохи рококо, ставших во времена Второй империи особенно популярными. Но, как и подобает большому мастеру, Винтерхальтер не заимствовал внешние приемы предшественников. Он пытался создать собственный стиль, отличающийся элегантностью исполнения, в большей мере соответствующий эпохе (Портрет Паулины Сандор, принцессы Меттерних). Безусловный успех Винтерхальтера в аристократических и королевских кругах Европы привел к тому, что одни называли его «королевским подхалимом», другие лишали звания живописца, но всякий раз он считал своим долгом написать картину для широкой публики, чтобы о нем заговорили как о большом художнике, которому под силу решение самых разных художественных задач («Сусанна и старцы», 1866).  
   В 1868 году художнику заказала автопортрет Галерея Уффици – этой чести удостаивались лишь прославленные европейские мастера кисти. 
   В последние годы жизни Винтерхальтер много путешествовал по Европе; исполнял заказы представителей европейского дворянства. О поражении Франции в войне с Пруссией и капитуляции Наполеона III в Седане Винтерхальтер узнал, находясь в Швейцарии на лечении. В 1871 году он уехал в Карлсруэ, 8 июля 1873 года скончался от тифа во Франкфурте.

По книге Александра Шестимирова «Винтерхальтер» серии «Мастера живописи»

Книги, посвященные жизни и творчеству Ф.-К. Винтерхальтера:




Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Если Вам есть что сказать — пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы — пожалуйста войдите в систему.
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

создание сайтов - Webis Group