закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 22.11.2017
Книга дня
Русский лес Юрина Нина Георгиевна
Картина дня
Пейзаж с белой церковью Шильдер Андрей Николаевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Русский живописец-пейзажист, академик ИАХ, председатель Общества А.И. Куинджи Константин Яковлевич Крыжицкий родился 17 мая 1858 года

17.05.2017


    Константин Яковлевич Крыжицкий (17.05.1858–04.04.1911) родился в Киеве, в семье богатого купца. Детство художника прошло в отцовском особняке на Владимирской горке — одном из красивейших мест города. Из окон мезонина, в котором была детская, открывался великолепный вид на Днепр и уходящие вдаль зеленые пространства. Эти ранние впечатления, несомненно, отразились в знаменитых пейзажах, полных воздуха и света, прежде всего, в картине Лесные дали.
    Художественный дар Крыжицкого был замечен еще в гимназии, но учиться живописи он начал сравнительно поздно — в семнадцать лет, когда в Киеве открылась общедоступная школа Н.И. Мурашко. У Мурашко, талантливого пейзажиста и замечательного педагога, начинали свое художественное образование такие мастера, как Валентин Серов, Михаил Врубель, Николай Пимоненко. Главным в преподавании была работа с натуры. Летом учитель и ученики проводили дни на этюдах — в живописных окрестностях Киева, запечатленных впоследствии Крыжицким в таких картинах, как «Зеленая улица», «Хутор в Малороссии», Гроза собирается, Вечер на Украине, «Хутор на Днепре» и других.
    Со всей определенностью талант Крыжицкого как художника-пейзажиста обозначился в годы учебы в петербургской Академии художеств (1877–1883). Он считался одним из лучших студентов. Однако перед самым выпуском едва не расстался с Академией. Причиной разногласий с профессорами послужило творчество А.И. Куинджи, не принимавшееся ревнителями строгих академических традиций. Крыжицкий же стал горячим поклонником мастера еще в Киеве. И это было не просто увлечение. Два художника были глубоко близки друг другу по духу. Их сближало не только и не столько манера письма, сколько солнечное восприятие мира, умение видеть свет сквозь тучи и ночную мглу. Неудивительно, что в дальнейшем их связала и личная дружба, продолжавшаяся долгие годы.
    Инцидент же в Академии завершился благополучно. За выпускную картину Дубы Крыжицкий получил малую золотую медаль. В этой картине уже отчетливо заметны основные черты творческого почерка художника: с одной стороны — высокий технический уровень, тщательность прорисовки натуры, а с другой — замечательное умение передать воздух, свет, настроение. Полотна Крыжицкого при всем их строгом реализме — удивительно эмоциональны, причем эмоции, которые они вызывают, — светлые. Даже в сумрачных осенних или вечерних пейзажах художник умеет создать ощущение близкого солнца («Закат», «Ранний снег», Осень, «Река», «Опушка леса», Озеро и другие).
    Причем интересно, что природа юга (за исключением родной украинской) не слишком привлекала Крыжицкого. Близки ему были те края, куда солнце заглядывает реже, где его тепло и свет ценятся выше. Русские поля и перелески, хмурые волны Балтики, застывшие под холодным солнцем норвежские скалы и фиорды — все это мы видим на его картинах.

Среди этих картин хочется особо отметить замечательный Звенигород — настоящий гимн русской природе в расцвете сияющего лета. Солнечное небо, праздничная белизна монастырских стен, отраженных в речной воде, блеск солнца на куполах… Кажется, вот-вот — и мы услышим, как разливается над рекой колокольный звон!..
    И петербургская мастерская, и валдайская усадьба Крыжицкого всегда были открыты для гостей и учеников. Художник был прекрасным педагогом, его всегда окружала молодежь. И спустя много лет ученики — такие, например, как замечательный художник А.А. Рылов — вспоминали о нем с глубоким уважением и теплотой. Крыжицкий учил, прежде всего, личным примером — трудолюбию, пристальному вниманию к деталям, к природе во всем ее изменчивом многообразии.
    К.Я. Крыжицкому выпало жить и работать в непростое время — на рубеже веков, в эпоху рождения новых теорий, новых взглядов на жизнь и искусство. Для большинства его коллег это означало непримиримую борьбу с теми, кто не разделял их позиций. Реализм — или модернизм, «передвижники» — или «Мир искусства»! Крыжицкий оказался в числе тех немногих, кто в этих условиях взял на себя практически непосильную задачу: примирить враждующих, напомнив, что они, как бы ни различались их идейные и эстетические принципы, — прежде всего Художники.
С этой целью он пытался издавать журнал «Художник», а потом, когда попытка не удалась, стал одним из основателей Общества имени А.И. Куинджи. Эта организация была призвана поддерживать всех художников, независимо от направлений, в которых особенно проявлялся их талант, помогать им в творчестве и в быту: устраивать выставки, выплачивать пособия и т. д. Именем Куинджи она была названа неспроста: знаменитый художник, друг Крыжицкого, не только стоял у ее истоков, но и отдал для ее нужд практически все свои средства.
    Для Крыжицкого участие в работе Общества имело принципиальную важность. Еще в юности, во многом благодаря первому учителю Н.И. Мурашко, он приобрел стойкое убеждение: художники и должны по-разному видеть мир. Свой собственный, неповторимый взгляд есть признак настоящего творца, а отнюдь не причина для противостояния. Эту мысль он не уставал повторять и в частных беседах, и в публичных выступлениях.
    «…Я отношусь с должным уважением к чужому труду, — писал он, — и с большой осторожностью касаюсь чужой души, а кроме того, признаю право на существование и на должную роль в деле общей эволюции искусства каждого художника. Исходя из этих соображений терпимости, я начал организовывать Общество имени Куинджи, надеясь объединить художников в одну дружественную семью, без различия партий и верований, полагая, что только совместными усилиями они могут вести общее дело, одинаково всем им дорогое дело русского искусства».
    Увы, единомышленников он почти не встречал. В те годы, как писал один из его основных оппонентов А.Н. Бенуа, «не примирение под знаком красоты стало… лозунгом во всех сферах жизни, но ожесточенная борьба… При этом всякий, кто, игнорируя психологию момента, явился бы с масличной ветвью, заслужил бы не без основания репутацию смешного простака».
    Такой репутации Крыжицкий не боялся. К общественной деятельности он относился очень серьезно — и очень глубоко переживал неудачи. Являясь, как отмечали и друзья, и недоброжелатели, человеком редкой душевной чистоты, он терялся, сталкиваясь с непорядочностью, корыстью, равнодушием. Это, в конце концов, и привело его к гибели.
    Осенью 1910 года на выставке русской живописи в Лондоне была представлена последняя картина Крыжицкого — Повеяло весной. На этом полотне с удивительной тонкостью передана особенная предвесенняя атмосфера. Синие тени на подтаявшем снегу, могучие дубы, купающиеся в чистых лучах уже не по-зимнему высокого солнца… Глядя на картину, чувствуешь радостное предвкушение тепла; и кажется, что у мастера, написавшего ее, впереди долгая жизнь, наполненная творчеством.
   Вскоре после выставки одна из петербургских газет — ради дешевой сенсации — обвинила Крыжицкого в плагиате. Несправедливость обвинения была очевидна для всех. Но художник не смог пережить оскорбления и в ночь на 4 апреля 1911 года покончил с собой.
   Константин Крыжицкий оставил большое наследие, которое сохранилось главным образом в музеях русских и украинских провинциальных городов: Самары, Саратова, Харькова, Петрозаводска. Отметим, что интерес к творчеству этого замечательного художника заметно увеличился в последние годы — что, безусловно, справедливо.
 
По книге Н.Г. Васильевой и др. «Большая коллекция русских художников. Вып. 3:Сергей Васильковский, Иосиф Крачковский, Константин Крыжицкий, Владимир Орловский»(серия «Большая коллекция русских художников»)
 

       Заметка из журнала «Нива»  (1909) к юбилею творческой деятельности К.Я. Крыжицкого:

    «На дворе хмурый, ненастный день. Нет ни солнца, ни ярких красок. Природа куда-то исчезла, а вместо нее в угрюмом сером и холодном городе царит просто погода, и притом такая, которой даже не сразу подыщешь точное определение.
    Но есть такие чародеи, которые даже в этой мгле и туманном безвременье создают для нас очарование живой и яркой природы, мгновенно перенося нас волшебством своего таланта в иные, цветущие страны, на приволье зеленых лугов, в сказочные обители горных круч, на берега беспредельного и светлого моря. Они творят и весну, и лето, и ослепительно-белую, солнечную зиму.
     Зайдите на любую выставку картин: в драпировке стен обширной залы словно проделаны обрамленные золотою резьбой окна. А в окна смотрятся солнце, весна, знойный юг, лазурное море. По воле и желанию чародея-художника мы переживаем те самые ощущения и настроения, которые дает нам подлинная природа. Мы воочию видим благодаря его волшебству то, что смутно представляли бы себе лишь очами воображения и воспоминания. Разве это не чудо?
     Таким чародеем-художником является известный и по достоинству излюбленный публикою пейзажист Константин Яковлевич Крыжицкий. 4-го ноября сего года исполнилось
25-летие со дня получения им звания художника. Собственно, художественная деятельность юбиляра началась четырьмя годами раньше. Весною текущего года исполнилось ей тридцатилетие. <…>
    За это время юбиляр успел написать более 400 картин, более 2000 этюдов и продолжает с прежней неутомимостью создавать красивые уголки природы, воспроизводя ее
с редкой жизненностью и правдивостью. В настоящее время К.Я. Крыжицкий — академик.
     К.Я. Крыжицкий ежегодно выставляет свои картины на Академических выставках и выставках Общества русских акварелистов. Не проходит года, чтобы не появилось нескольких новых картин этого неутомимого пейзажиста. К.Я. Крыжицкий не замыкается в одном каком-либо определенном настроении или области, но поражает обилием тем. Не только Россия с ее картинными окраинами — Крымом, Уралом, Кавказом — и с ее привольными степями и безграничным простором полей, но и красивые зарубежные страны нашли воспроизведение своих красот в картинах и этюдах К.Я. Крыжицкого.
     Как художник он всегда остается верен добрым традициям хорошей пейзажной школы прежнего времени, из которой вышли Шишкин, Клодт и наши другие выдающиеся пейзажисты. К.Я. Крыжицкий пишет природу такою, какова она есть и какою видим ее мы все.
     К.Я. Крыжицкий не создает какой-либо своей, особенной природы, но воссоздает с необычайной техникой и правдивостью природу живую, существующую, не фантастическую и не придуманную. Этим он дорог всем, кто искренно любит Божий мир и кто способен к тихим созерцательным настроениям и переживаниям. <…> Пожелаем, чтобы неутомимый художник по-прежнему бодро шел по своему пути и по-прежнему часто и охотно приоткрывал для нас свои золотые окна…»

    Книги по теме:





Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Если Вам есть что сказать — пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы — пожалуйста войдите в систему.
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group