Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 23.06.2017
Поиск книги
Название книги:
Автор:
Ключевое слово:
ISBN:
Раздел:
Серии:
Ценовая категория:
Возрастная группа:
Ваш персональный консультант


mail@vsdn.ru

 

По вопросам заказов и наличия книг на складе
(495) 302–54–13

 

На все ваши вопросы по ассортименту магазина мы рады ответить по телефону или по почте.
Задать вопрос
Интернет-магазин
Оплата и доставка
Разделы интернет-магазина
Книги
Книги по областям знаний
Книги в подарок
Книги по сериям
50
Культура и традиции. Декор и орнамент
Альбом
Культура и традиции. Животные
Атласы чудес
Костюмы народов мира
Культура и традиции. Растения
Библиотека мифов и сказок
Библиотека философии и политики
Большая иллюстрированная библиотека классики
Большая коллекция
Большая коллекция русских художников
Большая художественная галерея
Великие полотна
Военный костюм
Галерея русской живописи
Грани русской цивилизации
Декорации интерьеров
Живописная Россия
Занимательные науки
Знаменитые художники мира
Иллюстрированная энциклопедия
Историческая библиотека
Исторический роман
История для детей
История живописи
История и шедевры
История искусств
История костюма
История мировой живописи
История России
История русской живописи
Классика мирового искусства
Книга героев
Книжная классика
Коллекция сказок
Красота природы
Культура и традиции
Культура и традиции. Архитектура
Курс женских рукоделий
Легендарная Русь
Мастера живописи. Зарубежные художники
Мастера живописи. Русские художники
Мастера живописи. Эпохи. Стили. Направления
Мировая классическая библиотека
Мировое путешествие
Мифы
Мой первый учебник
Моя первая книга
Музеи мира
Мы русские
Обо всем на свете
Образ России
Памятники мировой культуры
Православие
Приключения и фантастика
Рассказы по истории
Русская классическая библиотека
Русская книга
Русская поэзия
Русская семья. Книги для детей
Русская традиция
Русская школа
Русские памятники
Детский альбом
Русский исторический роман
Самые знаменитые
Сказки о художниках
Сказочная кладовая
Святоотеческое наследие
Храмы России
Христианское знание
Читаем после букваря
Читаем сами
Шедевры живописи
Шедевры иллюстрации
Энциклопедии и словари
Энциклопедия живописи для детей
Энциклопедия малыша
Энциклопедия мирового искусства
Энциклопедия русской жизни
Энциклопедия тайн и загадок Вселенной
Книги в печати
Поиск по выходным данным
Игрушки
Учколлектор
Настольные игры и викторины
Наборы открыток
Пазлы
Календари
Спецпредложения

Русское иконописание. Благодатный образ на Руси и в России

Воскресный день » Интернет-магазин » Каталог интернет-магазина » Книги » Книги по сериям » Православие »


3 495,00 руб.
В наличии
Голосов:0 Средний балл:0
Название: Русское иконописание. Благодатный образ на Руси и в России
Автор: Яковлева Н. А.
Издательство: Белый город
Серия: Православие

Область знаний: Изобразительное искусство России, Христианство
Возрастная группа: Старшие классы
Книги для взрослых
Вид переплета Суперобложка
Количество иллюстраций 502
Количество страниц 480
Формат, размер 245х320
Язык издания Русский
Вес 3,37
Скрыть дополнительную информацию
Во времена господства атеистической идеологии непросто было получить представление о смысле иконописания. Выпускалось немало книг, посвященных русской иконе, но это были либо богатые и дорогие альбомы, предназначенные в основном для иностранных туристов, либо специальная литература, в которой икона рассматривалась как произведение искусства, художественный феномен, в отрыве от ее главного – литургического смысла. Сегодня в книжном магазине рядом с искусствоведческими можно найти книги, посвященные богословию иконы, и руководства для иконописцев, и каталоги выставок русских икон, и сочинения, в которых содержатся попытки сочетать богословский и искусствоведческий подходы. Книга, которую вы держите в руках, адресована не специалистам, а тем, кто делает первые шаги к пониманию русской иконы. Кто еще не пришел к молитвенному общению с образом, но уже ощутил в душе желание найти дорогу к Богу

Эта книга посвящена русской иконе как сакральному – благодатному образу. Икона представляет собою молитвенное – безмолвное песнопение во славу Божию. Выполненная красками, как картина, она больше, нежели произведение искусства, ибо является носителем благодати.       

 

Книга, написанная хорошим литературным языком, содержит ранее неизвестные сведения об истории Каппадокии, о прославленных там великих святых и простых иноках, об их духовных подвигах, искушениях и чудесах. Более 600 высококачественных изображений древней, не имеющей аналогов в мире стране. Роскошное, в духе старинной рукописной книги, оформление и совершенная печать выделяют эту редкую книгу.


Потому так важны в этой книге репродукции с самых светлых образов кисти русских иконописцев. Потому в ней так много полосных иллюстраций, на которых воспроизводятся прекрасные лики, очами своими обращенные к открытому сердцу человеческому.


Если вы принадлежите к тому большинству русских людей, кто сегодня, искренне считая себя православным, с горечью осознает, как много ему еще нужно понять и принять сердцем, дабы укрепилась его вера, как многое еще скрыто от его взора, купите эту книгу. Она станет для вас одним из проводников на вашей дороге к храму.
Для любителей русской культуры и специалистов.


 
об авторе
Яковлева Нонна Александровна — доктор искусствоведения, профессор, действительный член Академии гуманитарных наук, член Союза художников, член Ассоциации искусствоведов (АИС).Статья в биографическом словаре «Знаменитые люди Санкт-Петербурга (2007).Автор более 130 научных, научно-методических и публицистических работ, в т.ч. книг по истории искусства, учебных пособий, детских книг о Петербурге, о русской исторической живописи, иконе.




Аннотация
Во времена господства атеистической идеологии непросто было получить представление о смысле иконописания. Выпускалось немало книг, посвященных русской иконе, но это были либо богатые и дорогие альбомы, предназначенные в основном для иностранных туристов, либо специальная литература, в которой икона рассматривалась как произведение искусства, художественный феномен, в отрыве от ее главного – литургического смысла. Сегодня в книжном магазине рядом с искусствоведческими можно найти книги, посвященные богословию иконы, и руководства для иконописцев, и каталоги выставок русских икон, и сочинения, в которых содержатся попытки сочетать богословский и искусствоведческий подходы. Книга, которую вы держите в руках, адресована не специалистам, а тем, кто делает первые шаги к пониманию русской иконы. Кто еще не пришел к молитвенному общению с образом, но уже ощутил в душе желание найти дорогу к Богу.
 




Предисловие
Как на дне души человеческой, в неведомой ему самому глубине, хранится животворная память о некогда впервые склонившемся над его колыбелью материнском лице и впервые распахнувшемся бездонном небе, так в душе народа не умирает память о его святынях, не иссякают чистые родники, его душу вспоившие. Девять столетий русские люди утром и вечером обращали свой взор к иконе, и невозможно было представить без святых образов русское жилище. Девять столетий русские матери учили детей, только вставших на ножки, осенять себя крестным знамением, возводя взор к лику Божию.      

 

Издревле оберегал Русскую землю чудотворный крест: в сердце его – Владимирская икона Божией Матери, с севера заступница – Тихвинская, с юга – Иверская, с запада – Смоленская, с востока – Казанская иконы Богородицы.

Как бы и не замечая того, шаг за шагом ступала Россия по тропе утраты веры. И настал час, когда впавший во искушение и обезумевший народ стал сбрасывать на землю колокола, и они с тяжелым стоном распадались на части. Накинул железные канаты на тонкие шейки, возносящие к небесам купола церквей, и сбросил эти купола вместе с узорными крестами в пыль сельских улочек и на булыжники городских площадей. Взлетели на воздух стены каменных соборов. В пламени погибли деревянные храмы, искусно срубленные без единого гвоздя и крытые серебряной чешуей осиновых лемехов. Запылали костры, сложенные из богослужебных книг и кощунственно расколотых топорами древних досок с потемневшими скорбными ликами. Оскудела русская душа, как храм без креста, онемела, как безъязыкий колокол.

Тогда икона ушла из жизни народа. На долгие десятилетия она покинула дома – и дома стали холодными и беззащитными. Покинула пределы государства: многие чудотворные иконы оказались за рубежами осиротевшей Русской земли. Лишь по заброшенным деревням, в старых избах на почерневших бревенчатых стенах, оставались гонимые образа, и благословенные русские старухи – хранительницы веры предков – тайком крестили внуков и правнуков да по-прежнему вечерней порой шептали Богу истовые молитвы о даровании прощения их детям, не ведающим, что творят.

Может, потому, слыша эти смиренные тихие голоса, и не забыл Господь Россию. В годину бедствий, когда запылала земля и черная гарь понеслась над ней, заметая следы обескровленных воинских частей, отступающих на восток, когда враг дошел до Волги, сдавил кольцом блокады город на Неве, вплотную приблизился к сердцу страны – Москве, чудотворные русские иконы охранительно встали на защиту Руси, как вставали почти тысячу лет. В 1941 году, когда немцы рвались к Москве, митрополит Гор Ливанских Илия (Карам) в каменном подземелье молился пред иконой Божией Матери. Через трое суток бдения Владычица явилась ему и повелела: пусть по всей России вновь откроют храмы, монастыри и духовные академии. Священников следует возвратить с фронтов и из тюрем. Осажденный Ленинград сдавать нельзя. Пусть вынесут чудотворную Казанскую икону Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Затем она должна быть в Сталинграде, который тоже нельзя отдавать врагу. Если все это не будет исполнено, Россия погибнет.

По каналам Красного Креста митрополит передал услышанное советскому правительству, и по приказу Сталина повеление Божией Матери было исполнено. В осажденном Ленинграде было открыто десять храмов. Той черты, которая была проведена крестным ходом, фашисты не переступили. Такое же чудо сотворила Богоматерь и в Сталинграде. Среди руин города уцелело единственное здание – церковь во имя Казанской иконы Божией Матери.

Это лишь один из тысяч и тысяч примеров возвращения веры в силу и всемогущество Господне. А кто, кроме Бога, знает, сколько нательных крестиков было тайно спрятано под одеждами русских людей? Сколько слезных молений вознесено к небесам за воинов, сражавшихся с врагами? Как из рук в руки передавались переписанные карандашом на клочках бумаги забытые молитвы – смиренные обращения к Богу? В каких тайниках коммунальных квартир хранились почерневшие доски с едва проступавшими строгими ликами?

Так в страшную годину войны наступило отрезвление.

Возможно, потому послевоенная политика Советского государства отмечена чертами веротерпимости. Советское государство, идеология которого базировалась на принципах воинствующего атеизма, не смогло вычеркнуть из истории национальной культуры русского храма и русской иконы. Однако, не препятствуя собирательству и реставрации икон, научному их изучению как памятников культуры и искусства, государство ни в коей мере не поощряло популяризации святого образа.

Перенесенная в музей, икона становилась достоянием специалистов-искусствоведов и, казалось, окончательно уходила из духовной жизни народа, разучившегося воспринимать главное в ней – ее благодатную силу. Ведь официально икона, храм и предметы его убранства признавались только как художественные и культурные ценности.

Следует отдать должное советским ученым, чьими самоотверженными усилиями были спасены, бережно и умело раскрыты, изучены иконы как великие памятники культуры и искусства

И сохраненные святыни дождались своего часа. Снова на пороге тяжких испытаний святой образ пришел на помощь русским людям. С начала 1990-х годов образ Пресвятой Троицы письма Андрея Рублева в самых разных воспроизведениях стал все чаще появляться в поле зрения русского человека и к началу следующего десятилетия в миллионах репродукций покрыл Русскую землю, взошел на ней, как на согретой весенним солнцем земле всходят подснежники-первоцветы. Троица появилась на ветровых стеклах грузовиков и такси, в официальных учреждениях, больницах и школах, в городских квартирах и деревенских домах. Еще не как моленный образ, но уже как целительная сила, само воззрение на которую оказалось необходимым русскому – в тысячелетней традиции православному человеку. И было это чудо тихим толчком – свидетельством пробуждения веры, подобным тому, что оповещает мать о пробуждении младенца в ее лоне. Снова стали наполняться храмы – неловкими, неумело крестившимися людьми, не знающими слов молитвы. Многие из тех людей потом ушли из храма, но образ Пресвятой Троицы уже занял свое место в душе русского народа. И именно он вновь привел в русский дом икону. Сегодня трудно найти русское жилище, в котором не было бы образа – пусть самого простого, но бережно помещенного если и не в красном углу, то на полочке или за стеклом книжного шкафа. И как бы далек ни был сегодня от Бога хозяин или гость такого жилища, Образ Божий неощутимо благотворно воздействует на его душу.

А воздействие это могучее. Совсем не случайно идеологи большевизма так опасались иконы, всячески препятствуя ее широкому распространению. Даже репродуцированный в альбоме или художественном календаре, воспроизведенный светом на полотне экрана, благодатный образ способен потрясти открытую ему навстречу душу. Нужно лишь не мешать, а еще лучше – помочь человеку настроиться на его восприятие.

В тревожные дни апреля 1991 года на первом курсе исторического факультета одного из далеких от Москвы университетов был организован четырехдневный спецкурс по древнерусскому искусству. Ядром спецкурса стала русская икона, при этом демонстрация слайдов шла в сопровождении церковных песнопений, записанных на магнитофонную кассету.

В те дни студентов-историков, казалось, интересовала только политика, тот бурный социальный процесс, который сотрясал Россию. Чем тихие лики, процветшие на стареньком школьном экране, могли затронуть души насквозь политизированных, воспитанных на идеях марксизма-ленинизма или яростном отрицании этих идей молодых историков? Их реакции внешне выражались довольно сдержанно, и педагог, чтобы узнать о том, как был воспринят материал, попросил студентов в завершение написать маленькое сочинение на одну из тем: Эти четыре дня или Моя Древняя Русь. Можно было подавать работы без подписи – это была необходимая в ту неустойчивую и тревожную пору гарантия безопасности.

Безыскусные признания, порой почти косноязычные, – словно речи человека, долго прожившего вне отчизны и вновь заговорившего на полузабытом родном языке, – были искренними, неожиданно одухотворенными и даже возвышенными:

…Эти четыре дня были праздником духовного очищения. Это очень важно. Потому что наша жизнь, к сожалению, дает нам многое, но отнимает чувство собственного достоинства; мы становимся злыми, желчными и даже циниками. Мы не верим ни во что, мы только отрицаем и даже топчем самое святое. А вы… Вы просто подняли нас с этой грешной земли на небо и дали силы быть добрым, что бы там ни случилось, жалеть друг друга и прощать, не озлобляться все больше и больше, а надеяться. <…> Мы все измучены, придавлены, мы страдающие циники, и страдаем потому, что, не видя истинной красоты, гармонии, искренности, мы не верим в них и говорим, что их как материи нет. Но в душе это стремление к вере, к чистоте живет <…> Жить надо с верой в добро (без подписи).

…я совершенно не задумывалась, зачем и почему мы живем <…> демонстрация репродукций (икон) под музыку очень часто вызывала у меня такие чувства, какие очень трудно объяснить; и я бы даже не хотела их объяснять. Было что-то тревожное, все мои поступки проплывали в памяти, я очень жалела, что когда-то что-то сделала не так… Смотрящие с экрана лица были так внимательны ко мне, так проницательны, от них ничего нельзя было скрыть. Эти лики знали все. Они мне сочувствовали… До сих пор не могу забыть взор Спаса Нерукотворного – эти глаза прожигали насквозь, просвечивали меня, как рентгеном (фу, какое грубое сравнение, но не могу подобрать слов). Я готова была заплакать – так мне стало стыдно за все прошлое мое, а лик Спаса смотрел так понимающе, сочувствующе и все же не прощающе… (без подписи).

…Эти четыре дня <…> вводили нас в мир, доселе еще неизведанный и не понятый нами. Это не столько новые знания, сколько новое мироощущение, мироощущение верующего. Я поняла, что мы не умеем смотреть и видеть, да и живем как-то впопыхах и вприпрыжку (без подписи).

…Глядя на икону, я ощущаю возвышенность души, чувства, как будто кто-то там наверху зовет меня к себе и говорит: „Оглянись на мир на сущий“. Икона притягивает меня, в частности, изображения глаз, я не могу отвести взгляд от лика Христа, Богоматери. Мне кажется, что они меня пронизывают своим взглядом, знают мои мысли, настоящее и что со мной будет (без подписи).

…вы меня посвятили в неизвестный завораживающий мир живописи, родивший во мне такое состояние и души, и тела, когда не хочется говорить сухих слов. Хочется улыбаться, прощать, обожать все существующее на земле. Подобное обращение к истокам нашей культуры среди повседневной суеты как маленький глоточек свежего воздуха (Чупрасова Света).

…с чувством тихой радости и умиротворения благодарю я Вас за то благолепие, которое Вы нам дали за эти 4-ре дня. Никогда в своей жизни я не испытывал подобного счастья, ибо лицезреть образ Господа нашего для меня есть высшее блаженство (без подписи).

…Эти четыре дня внесли в мою жизнь много нового, много новых, не испытанных ранее ощущений. Они заставили меня задуматься над тем, что есть человек, а что есть бог. Я очень пожалела, что никогда до этого не читала Библии. Я почувствовала, как ничтожно все суетное в сравнении с тем огромным духовным богатством, какое несет Вера; как сильно мы обнищали духовно и как низко пали мы в своей суетности.Я уже много раз задумывалась над существованием бога. Ведь не может быть, чтобы такое великолепие создавали люди ради денег. Только Вера, глубокая, искренняя Вера в существо всепрощающего, всеобъемлющего начала смогла подтолкнуть человека к такому духовному совершенству. Мне порой даже становится страшно, что мы лишены этой Веры. Ведь на то мы и люди, чтобы нести всему живому свет и добро, тепло и внимание (без подписи).

…Мне кажется, что такие циклы просто необходимы, чтобы в ежедневной суете не затерялось что-то главное, сущностное, к пониманию чего люди идут всю жизнь или не идут вовсе (Губарь Елена).

…Вместо четырех дней я присутствовал лишь один. Очень жаль, ну что же, хотя бы один… Хотя бы один день (этот день заменит любые четыре дня), проведенный в единении с красотой, с истиной, с Богом… (Ширыборов А.)

Эти доверчивые письма не были для педагога неожиданностью. Они свидетельствовали о силе благодатного образа и подтверждали, что удалось очень сложную аудиторию подготовить к восприятию иконы или по крайней мере не помешать ему. Но главное, эти откровения стали очевидным доказательством того, что не умерла в глубине русской души искра Божия, готовая открыть око духовное навстречу благодатному образу.

Да, икона – это универсальный феномен, мощно воздействующий на человека, оставляющий в любой открытой ему навстречу душе огромное и благотворное впечатление. И это прекрасно.

Однако ошибочным было бы не учитывать того, что икона создавалась для молитвы и для храма, и впадать в то „эстетическое недомыслие и недочувствие, по которому икона воспринимается как самостоятельная вещь, находящаяся обычно в храме, но с успехом могущая быть перенесенной в аудиторию, в музей, в салон или еще уж не знаю куда <…> Рассчитанная на игру трепетного, волнуемого каждым ветерком пламени, заранее учитывающая эффекты цветных рефлексов от пучков света, проходящего через цветное, порою граненое стекло, икона может созерцаться как таковая только при этом струении, только при этом волнении света дробящегося, неровного, как бы пульсирующего, богатого теплыми призматическими лучами, – света, который всеми воспринимается как живой, как греющий душу, как испускающий теплое благоухание“.

Можно ли забыть, что икона в храме или в доме есть часть храмового действа или личного молитвенного общения человека с Богом? Лишь в таком – молитвенном общении можно воспринять всю полноту благодатного образа и предаться ему душой. Всякое иное восприятие будет неполным. Однако и воспринимая икону как произведение искусства, мы попадаем в такой благотворный поток Любви, Красоты и Истины, что отказаться от него было бы величайшей потерей для человечества. Ведь и такое созерцание может не только привести к эстетическому наслаждению, но стать первым шагом на дороге к храму. Именно поэтому коммунистические идеологи всеми средствами старались ограничить и выхолостить общение „широких народных масс“ с благодатным образом.

Трудно даже представить себе, что прошло совсем немного времени с той поры, когда посещение церкви, а тем паче молитва почитались недопустимыми для любого „работника идеологической сферы“ – педагога, экскурсовода, ученого-искусствоведа, журналиста – и влекли неизбежные „оргвыводы“.

Сегодня вновь по всей Русской земле расцветают увенчанные золочеными крестами купола храмов.

Колокольный звон утром и вечером раздается над большими и малыми городами и селениями.

Словно услышав зов, из утерянных тайников и из дальних стран возвращаются святыни, и, как в старину, их встречают со слезами и молитвами толпы верующих.

Сам собою восстанавливается мистический охранительный крест России. Ее сердце – Владимирская икона Божией Матери – вернулась в храм. Возвратилась из далекой Америки летом 2004 года Тихвинская икона Божией Матери. Ватикан вернул России один из древних списков Казанской иконы. Отстроена в Москве на Красной площади часовня Иверской иконы Божией Матери, и пусть пока не найден тот образ, который был в ней до разорения, список со священного первообразца, привезенный с Афона, благословляет москвичей и всех приходящих поклониться Ей. Неясна пока судьба Смоленской иконы Богоматери Одигитрии, пропавшей из Успенского собора в Смоленске в черном 1941 году. Но, может быть, и он вернется к народу, когда станем мы того достойны?

Не только в храмы, но и в дома возвращается икона, и Спаситель, Богоматерь, Николай Угодник вновь оберегают русского человека на темных тропах его земной жизни. „Огромное количество на Руси икон, являвших собой знаки мира небесного в мире земном, было призвано не только “отражать” земную историю, но и активно влиять на коллективное сознание: на протяжении веков в его глубинах “отстаивалась” самодовлеющая система убеждений во всеприсутствии образа Христа на Русской земле, то есть в том, что Русь находится под “покровом Божиим”, является землей богоизбранной“, – пишет современный исследователь. Похоже, что эти убеждения сохранились в соборной памяти русского народа и сегодня обретают все большую силу.

В церковных лавках, в киосках и в больших книжных магазинах появилось огромное количество специальной богословской литературы. Продолжает активно развиваться искусствоведение, обогащенное новыми подходами к иконе. И все больше издается сочинений, обращенных к миллионам „оглашенных“ и „неофитов“, тянущихся к благодатному образу и жаждущих понять его.

Наш век – век разума, и человек воспринимает мир не столько сердцем, сколько головой. Не учитывать эту особенность современного восприятия было бы неверно. Потому в нашей книге акцентирована „объяснительная сторона“, то, что может помочь пониманию, осознанию смысла и – через него – приятию иконы.

Однако главное в этой книге – само воспроизведение образов, которое издатели постарались сделать как можно более качественным. Ибо никто и ничто не сумеет рассказать об иконе так, как сам благодатный образ. В нем все начала и концы, в нем вся полнота содержания и вся полнота Богообщения, неисчерпаемая глубина и непостижимая сила. Хотелось бы сразу обратить внимание на название книги: РУССКОЕ ИКОНОПИСАНИЕ.

Слово иконопись, укоренившееся в ХIХ–ХХ веках, по сути, являет собою термин укороченный, образованный по аналогии со словом живопись.

Слово иконописание более точно и строго означает смысл этого явления как полного, но не словесного, а зримого аналога Священному Писанию: „Икона, как образ священный, есть одно из проявлений церковного Предания, наравне с Преданием записанным и Преданием устным“. В иконописании Священная история изложена посредством зримых образов.

Еще в ХVII веке Иосиф Владимиров, известный московский иконописец, говорил именно об иконописании и тонко различал искусное художество живописцев и иконное благоустроение, хотя и отстаивал право на существование живописных – световидных произведений церковного искусства. Окончательно термин иконопись утвердился в ту пору, когда икона стала восприниматься вне ее сакральной сущности, исключительно как произведение живописи и памятник культуры. Можно предположить, что возврат к полному и истинному восприятию и созиданию иконы как образа благодатного – богослужебного, моленного, который есть «следствие Боговоплощения», повлечет за собой и утверждение более точного термина – ИКОНОПИСАНИЕ



Послесловие
Начало второго тысячелетия христианства в России ознаменовало ее возрождение и возвращение к вере предков.      

 

Словно золотые первоцветы на весенней земле, уже два десятилетия восстанавливаемые из руин и вновь построенные храмы поднимают к небесам увенчанные крестами главы.

С новой силой звучит Божие слово. Не только в храмах, по радио и телевидению на особых каналах идет православное вещание. Главный государственный телеканал еженедельно несет православным слово архипастыря. И миллионы верующих внимают ему.

Сегодня в любом книжном магазине России можно найти Святое Писание, книги Отцов Церкви и известных богословов прошлого и настоящего, жития святых, душеспасительную литературу для детей и взрослых. Рядами стоят книги и альбомы, посвященные русской иконе.Может быть, лишь на заре христианства происходило столько чудес, сколько их сегодня нам, маловерам, посылает Господь.

В церковных и светских магазинах, на православных ярмарках можно приобрести освященную икону.

Вроде бы единственное, что сегодня требуется от нас, – это внести икону в дом. Может показаться, что и это великое дело свершается на нашей земле. Сотни и тысячи художников трудятся в своих мастерских. Печатные станки беспрерывно выпускают миллионы репродуцированных образов.

Что же тоскует душа, почему люди, так или иначе причастные к иконописанию, на дискуссиях, круглых столах, конференциях и семинарах снова и снова задают себе вопрос: когда же появится современная икона и какой она будет?

Внимательно вчитываясь в отчеты об этих спорах, обнаруживаешь: речь в основном идет о художественном образе. И искусствоведы, и иконописцы нередко перебирают традиции, выбирая «лучшую», и словно бы забывают о великой Традиции, воплощенной в полноте иконописного канона. А пока – тысячи художников, и далеко не всегда воцерковленных и ведущих праведный образ жизни, по-прежнему руководствуясь своей волей, «по самосмышлению», в лучшем случае выбирают вольно образцы вплоть до Мадонны Рафаэля, а то и создают произвольные иконографические композиции.

Однако высокие богодухновенные образцы всегда являлись миру как чудо, созданное Духом Святым в соработничестве с преподобным иконописцем. Уделом же тысяч и тысяч изографов было смиренное и благоговейное повторение сакральных, исполненных благодати образов. И это дело требовало чистоты душевной, духовной прозорливости, честной и достойной верующего христианина жизни.

Картину Рафаэля Преображение называют духовным завещанием великого художника. Никто не показал так, как этот мастер Высокого Возрождения, трагедию людей, утративших способность видеть Бога. На их глазах свершается чудо Преображения, в ореоле благодати Сам Господь является их взорам, но люди слепы. Лишь больной ребенок, узрев Бога, потрясен, но не в силах свидетельствовать о Нем. Напрасно ученики Христа указывают на вершину Фавора. Напрасно призывают обратить взоры на Свет Преображения. Безнадежны их усилия: глаза людей остаются пусты и безжизненны, их сердца глухи…

Рациональная Европа давно утратила дар духовного видения. В «отсталой» России он сохранился, несмотря на все гонения и вопреки им. Видят Бога, ощущают Его живое присутствие деревенские бабушки под сводами маленьких сельских храмов. Иноки в тишине ночных келий. Дети в колыбелях. Но услышим ли, увидим ли Бога мы, толпящиеся у алтарей, случайные «захожане» новых и возрождаемых старых соборов? Вернется ли к нам истинная вера? Мы давно в массе своей слепы и глухи. Немногим внятен шорох архангельских крыл, о котором говорил отец Павел Флоренский. Открыты ли духовные очи у тех, кто сегодня пишет нарядные холодноватые в своей яркой красочности образа?

Нет, новая Россия отнюдь не остается без благодатного образа. Время сохранило для нас умиляющие душу иконы двух периодов расцвета русского иконописания – домонгольского и золотого ХV века. Но – по большому счету – не пренебрегаем ли мы великими сокровищами, завещанными от предков православным людям, забывая об их великой силе, о способности наложить печать добра на всякое открытое сердце?Войдите в любую церковную лавочку – далеко не так часто, как хотелось бы, здесь увидишь пусть не списки – репродукции великих и благодатных творений преподобных соработников Духа Святого Рублева, Дионисия и их собратьев. А ведь где, как не здесь, их место?

Войдите в книжный магазин – да, здесь сегодня не залеживаются даже дорогие альбомы. Но нужны не только они. Где доступные по цене качественные репродукции благодатных образов на календарях и отдельных листах, чтобы они могли быть внесены в каждый дом? А ведь старшее поколение помнит, как в самом начале 1990-х годов репродукции Ангела – Златые власы и Святой Троицы Андрея Рублева, наклеенные на картон, вышли миллионными тиражами – и очень скоро разошлись, рассыпались по нашей земле. Их можно было найти на полках не только книжных – самых разных магазинов, и они вошли в миллионы домов и храмов.

В каждом доме ежевечерне загорается разноцветными огнями телеэкран. Но часто ли с него – даже на канале «Культура» – смотрят на нас святые лики? А ведь икона на телеэкране может стать противоядием тому злу, которое ежедневно и ежечасно вливается в глаза детей и взрослых. Противоядием огромной силы, поскольку человек с православными корнями имеет тысячелетний опыт общения со зримым образом и в высшей степени подвержен его воздействию. Сегодня, глядя на телеэкран, мы и дети наши, вовсе того не желая и не осознавая, воспринимаем в души кровь и желчь, пропитываемся смрадом греха, который преподносится как норма. Случайно ли и сегодня массовый телевизионный экран закрыт для благодатного образа? А если и мелькнет его тень, то так, чтобы не дать телезрителю возможности в безмолвии открыть духовное око ему навстречу. А между тем искусно представленный на телеэкране благодатный образ способен на великие чудеса: он может погасить волны агрессии, снять напряжение ярости и ненависти, пробудить в душе веру, надежду и любовь. Однако чтобы создать видеорепродукцию, нужны профессионалы особого рода или объединенные усилия служителей Церкви, искусствоведов, сценаристов, режиссеров, операторов. И они бы нашлись, но какой из телеканалов возьмется сделать цикл православных (не историко-искусствоведческих!) передач о благодатном образе?

Так что полученное нами от предков великое сокровище мы если и не закопали в землю, то пока и не приумножили.

Значит ли сказанное, что нужно убрать из храмов и домашних киотов поздние иконы или образки массового производства, которыми сегодня переполнены церковные лавочки? Вовсе нет. Разве могут быть лишены милости Божией те старушки, что молятся дома перед бумажными образками, а в церкви ставят свечи перед потемневшими иконами смиренных ремесленников, которых в ХIХ–ХХ веках называли сельскими богомазами? Икона – не произведение искусства, которое должно быть то ли «понятно народу», то ли «понято им». Ее облик подчинен иным, высшим целям. Благодатный образ во все времена нисходил к человеку с небесных высей и потому принимал внешний облик, здесь и сейчас близкий и понятный молящемуся. Потому и становился чудодейственным бальзамом, исцелявшим души человеческие. И если сегодня молящейся бабушке или неискушенному в искусствоведении сельскому батюшке живописный и живоподобный лик представляется более теплым и греющим душу, нежели написанный по византийскому образцу, значит, так определено Господом, ибо каждому благодать дается по вере его и по его душевным силам. Не суетны ли, более того, не греховны ли наши рассуждения о том, какая икона хороша, а какая столь дурна, что недостойна находиться в храме и домашнем киоте? Какая преисполнена Духа Святого, а какая лишена Его? В какой благодати больше, а в какой меньше?

Но едва ли кто сможет оспорить, что высочайшей силой, которой подвластны не только верующие, но и неверующие, внятной мудрецу и простецу, ребенку и старцу, обладают те иконы, в которых художественный образ совершенен, поскольку изначально формировался в сиянии благодати, воспринятой человеком, которому дана была радость стать орудием в руках Духа Святого. Изначально чудо созидания благодатного образа было явлено в двух священных – сакральных первообразцах: в образе нерукотворном, когда акт его сотворения был одновременно актом обретения благодати, и когда, как в иконах кисти святого Луки, созидание художественного образа и обретение им благодати разделены и произошли последовательно. Апостол Лука написал образ Матери Света, а затем Владычица благословила его, дав сотворенному образу благодать и силу. Это благословение и было прообразом таинства освящения иконы.

Какими они были – тот первый Спас Нерукотворный и иконы, удостоенные благословения Матери Божией? Мы не знаем, ибо списки, дошедшие до нас, – это списки со списков, и насколько они сохранили всю силу первообразцов, нам неведомо. Но и эти списки совершенны и прекрасны, благодать в них облечена в совершенную оболочку художественного образа. И не потому ли утрачены те первообразцы, что их абсолютное совершенство делало очевидной тщету всех усилий иконописцев, что слабая рука человеческая не могла даже приблизить творения человеческие к их сиянию? Может, так Сам Господь определил необходимость долгого пути поиска человеком благодатного образа?

Иконописание же от века было для избранных поиском пути к первоначальному, чудом явленному совершенству. И все века рядом со святыми иконописцами, удостоенными великого подвига и причастными созданию благодатного образа в соработничестве со Святым Духом, трудились многие смиренные иконники. Их кистью создавались списки с первообразцов, и каждый из них освящала благодать – подобно тому, как от лампады зажигаются свечи.

Но на темных тропах истории высочайшая цель созидания благодатного образа, достигнутая на вершинах духа человеческого, ценой усилий соборного разума Церкви закрепленная в правилах канона, была утрачена. Икону постепенно стали расценивать – создавать и воспринимать – ущербно, как произведение искусного художника, творящего образ по собственной воле, а точнее – произволу. И могли выйти в мир, в дома и храмы безблагодатные картины на церковные темы. Но Господь указал во спасение человека способ обретения благодатной силы образом, сотворенным художником, – путем его освящения по молитве. В художественные творения нисходит благодать Духа Святого. И как равно святы золотой крест, украшенный алмазами и жемчугами, и сложенный из лучинок узником в ночь перед казнью, так равно святы и освященные иконы. Разнятся лишь их художественные оболочки, их художественно-образный облик.

Россия ждет нового благодатного образа, созданного в соработничестве с Духом Святым. Он не может оставаться лишь наследием прошлого. Все мы понимаем, что возрождение веры не может быть осуществлено без возрождения живой и развивающейся иконописной Традиции. Тем более что сопричисленные к сонму святых праведники ХХ века ждут воплощения в благодатных образах.

Как доказывает время, наши споры бесплодны и будут бесплодны до той поры, пока все мы не поймем – не холодным разумом, а всей полнотой души своей, – что икона не есть только произведение искусства, что художественный образ в ней – лишь форма, избираемая не нами во имя нашей веры. И не вспомним наконец, что во все времена, даже звездные для иконописания, благодатный образ являлся под богодухновенной кистью как уникальное безмолвное песнопение во славу Божию. Каждый такой образ становился звеном драгоценного ожерелья молитвенных образов, начало которому положено Самим Спасителем и апостолом Лукою.

Какова будет новая жемчужина в этом ожерелье? Едва ли на этот вопрос ответит самый мудрый из богословов и уж тем менее – самый компетентный из искусствоведов.

Иконописанию как созиданию благодатного образа сегодня открыта тернистая тропа поиска – возвращения к первообразцам, данным Господом во имя покаяния и укрепления в вере – наряду с молитвой и чудом. Путь в прошлое во имя продвижения вперед, освоения старого, уже найденного, во имя созидания нового. Наши попытки предсказать, каким будет явлен нам новый благодатный образ, бесплодны. Он не станет простым продолжением логики развития художественного образа, ибо живет и дышит по иным законам.

Россия возрождается в Вере.

Пробуждаются души человеческие, и Россия учится Вере, как учились ей первохристиане.

Как им, ей сегодня дана молитва Господня, древнее и живое слово, пришедшее из глубины веков и сегодня вновь наполняющееся первосмыслом.

Как им, ей дан храм, в котором присутствует Господь.

Как им, ей дано чудо: может быть, лишь в те дни, когда Спаситель и Его ученики еще ступали по земле, происходило столько необъяснимых и неподвластных законам природы чудес, сколько происходит их ныне на Русской земле.

Но это возрождение не будет полным, когда и если России не будет явлен новый благодатный образ.

А он может явиться нам лишь по воле Всевышнего, и его создателем будет преподобный – иконописец, достойный воспринять Дух Святой. Может быть, он уже трудится в тишине своей кельи, и богодухновенная кисть переносит на освященную молитвой доску видение, стоящее перед его духовными очами. И когда явится миру этот образ – мы узнаем его, ибо он будет совершенен и внятен. Как образ для мудреца и простеца, для старца и младенца, вовсе не искушенных в премудростях художества. Как Владимирская икона Божией Матери Умиление, как Пресвятая Троица преподобного Андрея Радонежского, в миру известного под именем Рублева.

 



Содержание
ПРЕДИСЛОВИЕ6
«С СИМ ОБРАЗОМ БЛАГОДАТЬ МОЯ И СИЛА»
Икона и картина. Истоки благодатного образа. Канон как традиция иконописания12
«ПРИИДИТЕ, ПОКЛОНИМСЯ ЦАРЕВИ НАШЕМУ БОГУ»
Образ Господа Иисуса Христа в русских персональных иконах42
ПРЕЧИСТЫЙ ХРАМ СПАСОВ, МНОГОЦЕННЫЙ ЧЕРТОГ И ДЕВА
Образ Богоматери в русских персональных иконах68
«ИКОНА ПРЕОБРАЖЕННОГО КОСМОСА»
Храм и икона как источники христианского вероучения в домонгольской Руси124
«ХРИСТЕ БОЖЕ, НАДЕЮЩИЙСЯ НА ТЕБЯ НЕ ПОГИБНЕТ!»
Ру

Товары этой серии:




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий






Назад
Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
© 2012, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

создание сайтов - Webis Group