закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 1.03.2021
Книга дня
КВЕСТ-тренажер УСТНЫЙ СЧЕТ. Сложение и вычитание. Около 500 заданий, 40000 примеров Астахова Н. В.,сост.
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Анатолий Новиков: «Слово о законе и справедливости» ©

22.08.2011

В редакцию Интернет-портала «Правкнига.Ру» поступил материал нашего читателя Анатолия Новикова, который показался нам настолько интересным и дискуссионным, что мы приняли решение опубликовать его в качестве авторской колонки. Призываем своих авторов и читателей подключиться к ее обсуждению.

n_4e362bb1db662

Мне всё-таки кажется, что совесть вообще или «христианская совесть»© в частности — это вполне себе обоюдоострая вещь. Т.е. если я поступаю с человеком по своей кристально-чистой совести, а он, в ответ, поступает по замутненной грехом своей (и вопреки моей, естественно), то я вполне себе могу с чистой совестью того нечестивца слегка придушить. И если вы мне скажете, что церковная история противоречит этой высокой готтентотской морали, то мы таки будем иметь с вами спор.


Это я о чём. Попалось случайно интервью главреда издательства МП о. Владимира Силовьева, в котором тот отвечает на вопрос об авторских правах сына о. Серафима Слободского на его «Закон Божий». Мы здесь не будем говорить о том, что эта книга по своему духу и содержанию принадлежит веку XIХ-му, не позже, и переиздавать её сейчас, да ещё с такой помпой, несколько странно. Но мне вообще диковато слышать, что здесь возникает тема каких-то «авторских прав наследника». Я по умолчанию предполагаю, конечно, что наследник весьма благороден и величественно отказался от какой-либо финансовой заинтересованности в этом вопросе, хотя из интервью это и неочевидно, но какие могут быть права, скажем, у детей митрополита Иннокентия (Вениаминова), на без числа устроенные им церкви в местах его миссионерских подвигов? Участие в доходах каждого прихода, пардон за каламбур?

У меня был такой случай: патруль ДПС тормознул меня для проверки документов. И, как оказалось, это произошло на следующий день после того, как истек срок годности моего водительского удостоверения, о чём я, разумеется, даже не подозревал. Меня тогда отпустили, проявив снисходительность к священнослужителю, и я уже на следующий день исправил свою оплошность, как и обещал тем сотрудникам, оформив новые права, но факт остается фактом: они поступили не по закону, а по справедливости. По закону следовало отправить машину на штрафстоянку (ну, или мне вызванивать по телефону кого-то из друзей, кто мог бы её отогнать с того места), плюс оформление протокола и прочие сомнительные удовольствия поздним вечером на загородном шоссе. Но поскольку от того, что истек срок годности прав, ничего не убыло ни от моих знаний ПДД, ни от моего без малого двадцатилетнего водительского стажа – я по-прежнему был на дороге тем, кем был позавчера, когда права были ещё действительны, – стражи порядка посчитали возможным проявить снисходительность и поступить по справедливости, избавив меня от кучи хлопотных неприятностей. Да, конечно это был акт доброй воли с их стороны, но сути это не меняет, и я вспомнил об этой истории потому, что в Церкви, как нигде, справедливость должна быть выше закона, если таковой ей противоречит.

Разумеется, есть законодательство гражданского общества, в котором мы все живём, и Церковь традиционно придерживается его в той части, которая не противоречит её учению. Разумеется, о.В.Силовьев сделал всё правильно, урегулировав правовые вопросы и предупредив потенциально конфликтную ситуацию. Но мне лично интересна здесь принципиальная позиция Церкви не как официальной структуры, состоящей из отделов и ведомств, а как не в последнюю очередь человеческого сообщества. Никогда и ничто не мешало Церкви смело усваивать себе чужие философские приемы и концепции, чужие религиозные обряды и традиции и т.п., делая их своими без оглядки на их чью-то былую принадлежность. И это происходило потому, что Церковь действовала в своих интересах и в свою пользу, сознавая себя выше этого мира и того, что в нем. Поэтому лично у меня возникает вопрос: в случае, когда наследник не захочет делиться с Церковью трудами своего предка, а Церковь сочтёт эти труды частью своей жизни, как она себя поведёт? Лжесмиренно «в соответствии с действующим законодательством»,  или «гордо и смело наступая на бесчувственных, как на собаку или коршуна, в случае их дерзости», как советует преп. Мелания Римляныня? Не изменилось ли самоощущение Церкви, как полноправной хозяйки всего сущего, или мы уже способны только тянуть то, что плохо лежит? Предупреждая тех, кто читает не то, что написано, напомню, что разговор идёт, всё же, не о материальных, а интеллектуальных сущностях.

P.S. А вышел я на то интервью по касательной, через другое с того же сайта. Оно такое, чисто информационное, но один момент немного развлёк, про кулинарные книги. Почему было просто не сказать, что во всех изданиях вроде «православной кухни» первое слово является притянутым за уши ради привлечения внимания целевой аудитории и, соответственно, изъятия у оной части ея средств. Нет ведь: «оформление кулинарных книг более яркое, чем у других изданий, что отвлекает внимание прихожан от более серьезной литературы». Но ещё круче про домохозяек, которые «прочитают небольшую назидательную выдержку духовно-нравственного содержания, над которой потом будут размышлять весь оставшийся день, не отрываясь от своих дел». Не мог не умилиться, представив себе такую домохозяйку. Открытым для меня остался только вопрос её принципиального существования в природе.

Мне всё-таки кажется, что совесть вообще или «христианская совесть»© в частности — это вполне себе обоюдоострая вещь. Т.е. если я поступаю с человеком по своей кристально-чистой совести, а он, в ответ, поступает по замутненной грехом своей (и вопреки моей, естественно), то я вполне себе могу с чистой совестью того нечестивца слегка придушить. И если вы мне скажете, что церковная история противоречит этой высокой готтентотской морали, то мы таки будем иметь с вами споръ.
Это я о чём. Попалось случайно интервью главреда издательства МП о.В.Силовьева, в котором тот отвечает на вопрос об авторских правах сына о.С.Слободского на его «Закон Божий». Мы здесь не будем говорить о том, что эта книга по своему духу и содержанию принадлежит веку XIХ-му, не позже, и переиздавать её сейчас, да ещё с такой помпой, несколько странно. Но мне вообще диковато слышать, что здесь возникает тема каких-то «авторских прав наследника». Я по умолчанию предполагаю, конечно, что наследник весьма благороден и величественно отказался от какой-либо финансовой заинтересованности в этом вопросе, хотя из интервью это и неочевидно, но какие могут быть права, скажем, у детей митрополита Иннокентия (Вениаминова), на без числа устроенные им церкви в местах его миссионерских подвигов? Участие в доходах каждого прихода, пардон за каламбур?
У меня был такой случай: патруль ДПС тормознул меня для проверки документов. И, как оказалось, это произошло на следующий день после того, как истек срок годности моего водительского удостоверения, о чём я, разумеется, даже не подозревал. Меня тогда отпустили, проявив снисходительность к священнослужителю, и я уже на следующий день исправил свою оплошность, как и обещал тем сотрудникам, оформив новые права, но факт остается фактом: они поступили не по закону, а по справедливости. По закону следовало отправить машину на штрафстоянку (ну, или мне вызванивать по телефону кого-то из друзей, кто мог бы её отогнать с того места), плюс оформление протокола и прочие сомнительные удовольствия поздним вечером на загородном шоссе. Но поскольку от того, что истек срок годности прав, ничего не убыло ни от моих знаний ПДД, ни от моего без малого двадцатилетнего водительского стажа – я по-прежнему был на дороге тем, кем был позавчера, когда права были ещё действительны, – стражи порядка посчитали возможным проявить снисходительность и поступить по справедливости, избавив меня от кучи хлопотных неприятностей. Да, конечно это был акт доброй воли с их стороны, но сути это не меняет, и я вспомнил об этой истории потому, что в Церкви, как нигде, справедливость должна быть выше закона, если таковой ей противоречит.
Разумеется, есть законодательство гражданского общества, в котором мы все живём, и церковь традиционно придерживается его в той части, которая не противоречит её учению. Разумеется, о.В.Силовьев сделал всё правильно, урегулировав правовые вопросы и предупредив потенциально конфликтную ситуацию. Но мне лично интересна здесь принципиальная позиция церкви не как официальной структуры, состоящей из отделов и ведомств, а как не в последнюю очередь человеческого сообщества. Никогда и ничто не мешало Церкви смело усваивать себе чужие философские приемы и концепции, чужие религиозные обряды и традиции и т.п., делая их своими без оглядки на их чью-то былую принадлежность. И это происходило потому, что Церковь действовала в своих интересах и в свою пользу, сознавая себя выше этого мира и того, что в нем. Поэтому лично у меня возникает вопрос: в случае, когда наследник не захочет делиться с Церковью трудами своего предка, а Церковь сочтёт эти труды частью своей жизни, как она себя поведёт? Лжесмиренно «в соответствии с действующим законодательством»,  или «гордо и смело наступая на бесчувственных, как на собаку или коршуна, в случае их дерзости», как советует преп.Мелания Римляныня? Не изменилось ли самоощущение Церкви, как полноправной хозяйки всего сущего, или мы уже способны только тянуть то, что плохо лежит? Предупреждая тех, кто читает не то, что написано, напомню, что разговор идёт, всё же, не о материальных, а интеллектуальных сущностях.
P.S. А вышел я на то интервью по касательной, через другое с того же сайта. Оно такое, чисто информационное, но один момент немного развлёк, про кулинарные книги. Почему было просто не сказать, что во всех изданиях вроде «православной кухни» первое слово является притянутым за уши ради привлечения внимания целевой аудитории и, соответственно, изъятия у оной части ея средств. Нет ведь: «оформление кулинарных книг более яркое, чем у других изданий, что отвлекает внимание прихожан от более серьезной литературы». Но ещё круче про домохозяек, которые «прочитают небольшую назидательную выдержку духовно-нравственного содержания, над которой потом будут размышлять весь оставшийся день, не отрываясь от своих дел». Не мог не умилиться, представив себе такую домохозяйку. Открытым для меня остался только вопрос её принципиального существования в природе.


Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group