закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 22.08.2019
Книга дня
Сказка о рыбаке и рыбке для любознательных
Картина дня
Поединок Кривоногов Пётр
Воскресный день » Авторская колонка »

Михаил Тюренков: «Персидские зарисовки». Часть III

14.12.2011

Авторская колонка главного редактора интернет-портала «Правкнига.Ру» Михаила Тюренкова.

В предыдущих «Персидских зарисовках» я отметил «книгоцентричность» иранского общества. Быть может, это прозвучало слишком пафосно, ведь наверняка многие из наших читателей сразу вспомнили нетленное: «Советский народ – самый читающий народ в мире!», лозунг, историческая правота которого постепенно сменяется актуальным стыдливым «послевкусием». Мол, да, действительно, «во время оно» мы читали везде: в метро и автобусах, в трамваях и самолетах, на скучных лекциях и в утомительных очередях, ну и, конечно же, дома (и даже на работе!)… А сегодня – не читаем. Нигде. Ну, или почти нигде. Нет, конечно, в метро иной раз кто-то пошелестит дешевым детективом или дамским романом, или, что чаще, откроет модный ридер, но той типичной сцены, которую еще недавно можно было встретить в той же московской подземке, сегодня уже не увидишь.

z-1

Увы, современная российская статистика наглядно демонстрирует упадок чтения книг. Это, конечно, не значит, что некогда самый читающий народ совсем потерял «тягу к букве», совершенно прав Владимир Легойда, который в своем недавнем интервью «Правкниге» отметил, что пока сменился лишь формат чтения, которое перестало быть книжным. Однако даже этот факт уже наглядно демонстрирует, что те же иранцы уже не могут называть нас традиционным исламским «Ахл аль-Китаб» – «Люди Книги», т.е. так, как в Коране обозначены христиане.

DSC06301  

Но вернемся к «книгоцентричности» общества иранского. Думаю, нет смысла долго рассказывать об истории персидской письменности и книжности, о роли и миссии которой нашим читателям уже рассказал в своей авторской колонке известный таджикский ученый Искандар Асадуллаев. Действительно, и в доисламский период, и в последние четырнадцать столетий иранское общество созидалось и развивалось, с одной стороны, на основе духовно-нравственного кодекса, каковым для древних персов была Авеста, а для средневековых и современных – Коран, с другой – на строгом естественнонаучном знании, которое на Востоке получило развитие много раньше, чем на Западе. Параллельно развивалась неподражаемая персидская поэзия (причем грань между прозой и поэзией была очень тонка, и последняя всегда занимала наиболее почетное место).

IMG_1360

Но, спросит читатель, какое это отношение имеет к нынешнему иранскому обществу? Ведь в первых частях «Персидских зарисовках» автором было сделано все, чтобы показать его современность, а, значит, персам XXI века должны быть не чужды все недостатки голобализирующегося человечества. Да, отчасти это так. Молодые иранцы свободно смотрят американское кино (с заботливо вырезанными местной цензурой «откровенными сценами»), их дети играют во всевозможных «made in China» «Барби» и прочих «Трансформеров» и «Человеков-пауков», но при этом само иранское общество сохраняет незыблемый стержень. И этот стержень – не только глубокая религиозность этого народа, но и, повторюсь, его «книгоцентричность».

DSC06289

DSC06307

Приведу лишь несколько примеров. Северный Иран. Город Кум (Ком), священный город шиитов, отдаленно сравнимый, пожалуй, что с Сергиевым Посадом для православных. В городе располагается религиозный центр, объединяющий большое количество учебных заведений, в которых учатся как иранцы, так и иностранцы, но, на мой взгляд, его подлинным центром являются даже не всемирно известный Международный университет «аль-Мустафа», чьей целью официально является повествование всему человечеству о «подлинном, умеренном исламе». Сердцем Кума является куда более скромная «Великая библиотека аятоллы аль-узмы Мараши» – публичная библиотека, созданная Великим аятоллой Мараши Наджафи, и в которой содержится более трехсот тысяч, в основном, рукописных книг. Аятолла Наджафи, почивший в 1990 году в без малого столетнем возрасте, всю свою жизнь положил на собрание этой коллекции книг. Преодолевая крайние лишения, он нередко принимал на себя суровые аскетические обеты за других людей (многомесячные посты и молитвы) за обладание, порой, всего лишь одной древней книги. И сегодня множество паломников-шиитов со всех концов мира ежедневно приезжают в Библиотеку, чтобы прикоснуться к этой книжной святыне и поклониться могиле Великого аятоллы. Сейед Мараши Наджафи, по завещанию, отказался быть погребенным в надлежащем Великому аятолле величественном мавзолее, но попросил скромно похоронить себя при входе в созданную им библиотеку.

IMG_1381

Пример номер два. Вечерний Тегеран. Большинство магазинов уже закрыто, и лишь многочисленные ресторанчики и кафетерии открывают свои двери «тегеранцам и гостям столицы». Не закрыты лишь книжные лавки, переполненные народом. В основном, молодежью. Казалось бы, ничего необычного, в той же Москве тоже по вечерам несколько крупных книготорговых центров полны людей. Но есть одно «но». В Тегеране есть одна интересная городская особенность – «корпоративный» характер улочек: есть улочки торговцев электроинструментами, есть улочки, где торгуют лишь одеждой, но есть и целая «книжная улица», располагающаяся аккурат напротив Тегеранского университета. Думаю, не было бы ничего удивительного, если бы это было несколько книжных лавок, как в том же МГУ, но, увидев не просто улочку, но несколько кварталов маленьких «книжных бутиков», огромных книготорговых центров и совсем скромных книжных лавок, я не мог не изумиться. Каково же было мое удивление, когда я увидел книжный ассортимент. Помимо религиозной (составляющей, по некоторым данным, до 3/4 иранского книгоиздательского рынка) и учебной литературы здесь можно было увидеть и классику иранской и зарубежной литературы, и многочисленные исторические исследования, и переводы весьма далеких от того же ислама… Зигмунда Фрейда, Фридриха Ницше, Мартина Хайдеггера и… внимание!.. Антона Семеновича Макаренко! Не говоря уже о Федоре Достоевском или Льве Толстом, чьими произведениями прилавки тегеранских книжных магазинов просто завалены! К слову, у иранцев в ходу неизвестного происхождения апокриф, согласно которому Лев Николаевич накануне смерти принял ислам… Без комментариев…

DSC06282

IMG_1399

IMG_1370

IMG_1382

IMG_1402

IMG_1368

IMG_1366

Вообще при личном общении иранцы создают впечатление не только, как я уже отмечал ранее, современных открытых людей (с твердым духовно-нравственным стержнем), но и как люди, искренне стремящиеся к познанию. Так, в тех же духовных центрах Ирана мне неоднократно доводилось услышать пожелание прочесть как можно больше о христианстве, Православной Церкви и даже познакомиться со святоотеческой литературой (увы, подобных книг в Иране действительно не хватает). Есть надежда, что эти пожелания будут услышаны, тем более что интерес к православно-шиитскому диалогу в последнее время активизировался как в официальной сфере (во взаимодействии иранского шиитского духовенства с Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата), так и среди интеллектуального сообщества наших двух стран. И есть надежды, что мы сможем не только услышать, но и попытаемся понять друг друга.

Продолжение следует…




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group