закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 25.08.2019
Книга дня
Сказка о рыбаке и рыбке для любознательных
Картина дня
Поединок Кривоногов Пётр
Воскресный день » Авторская колонка »

Елена Чепенас: «Мы идем искать!»

26.12.2011
Полемические размышления православной писательницы, автора книги «Тень аггела», члена Комитета московских литераторов Елены Чепенас о Патриаршей литературной премии. Приглашаем к дискуссии на данную тему авторов и читателей «Правкниги».
 
И зачем только придумали эти литературные премии — самые разные? Кому они нужны? Ну, конечно, самим писателям. Не только славы для, но и собственного удовлетворения ради: все-таки молодец я! И вот ведь чем-то я отличаюсь — в лучшую, конечно, сторону — от моих собратьев. Не горжусь, нет, ни в коем случае, премия — это ж пустяк по сравнению с вечностью… А все-таки приятно…
 
И читателям премии, не ими полученные, тоже нужны: позволяют ориентироваться в море книг. Мол,  получил автор «Букера» —  можно надеяться на приятный вечерок с хорошей книжкой… (Правда, тут почему-то вспоминается рассказ Олеси Николаевой из одной ее книги, как по слову очень знаменитой поэтессы очередная награда обошла заслуженного и оказалась у… ну,  менее заслуженного).
 
Но есть такие литературные премии, по поводу которых язык не повернется шутить. Потому как цели их не просто априори благородные. Читая произведения награжденного автора, можно быть уверенным: здесь не будет пошлости, пресловутого гламура и, скорее всего, просто низкого литературного уровня  — не будет.
 
Вот в декабре открылся прием на соискание Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Всего второй раз в истории. Первым лауреатом в уходящем году стал Владимир Николаевич Крупин. Церемония награждения прошла в рамках празднования Дней славянской письменности и культуры в Храме Христа Спасителя. В одном из интервью писатель сказал: «Обычно я отказываюсь от премий… Но в данном случае — другое дело. Патриаршая премия для меня почетно, ведь это своего рода оценка мои литературных заслуг Церковью».
 
Напомню существенную деталь, указанную в Положении о премии: она «вручается за вклад в развитие русской литературы, оценивая совокупность творческих работ автора. Премия не вручается за какое-то отдельно взятое произведение».
 

 
То есть, Владимир Крупин совершенно верно «взвесил» весомость премии: она есть оценка Церковью всей литературной деятельности писателя. Отсюда вытекает следующее. Выдвигать можно только писателей солидных — и по возрасту, и по объему изданного. И уж поскольку эта премия — самая высокая на сегодняшний день оценка Церковью писательских заслуг, то и книги победителя должны быть высочайшего литературного уровня.  Ведь, как сказано в том же  Положении, целью ее учреждения является поощрение писателей, «внесших существенный вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни современного человека, семьи и общества, создавших высокохудожественные произведения, обогатившие русскую литературу». Это ж какая высота: своим творчеством  добавить нечто ко всей многовековой  русской литературе! Вот  наградили Владимира Николаевича — и лично у меня никаких вопросов не возникло: аксиос! (Повторю: лично у меня, у кого-то может быть и другое мнение).
 
А теперь посмотрим список всех, кого предлагали отметить столь высокой наградой: Вознесенская Юлия Николаевна (Берлин), Ганичев Валерий Николаевич (Москва), Крупин Владимир Николаевич (Москва), Малягин Владимир Юрьевич (Москва), Разумовская Людмила Николаевна (Санкт-Петербург),  Сегень Александр Юрьевич (Москва), протоиерей Владимир Чугунов (Нижний Новгород).
 
Нелегко понять, по каким критериям отбирались номинанты. К своему сожалению, впервые услышала имя известного в Нижнем Новгороде автора отца Владимира Чугунова. Задумалась: он настолько же  известен в читающей Москве, а мне просто не повезло раньше узнать хорошего писателя? Или «кровеносная система» православного книгоиздательства и распространения так засбоила, заросла тромбами, что имена достойных самой большой премии в Церкви не пробиваются по этим ненадежным руслам?
 
Юлия Вознесенская, хоть и проживает куда дальше отца Владимира, но известна в России многим читателям-христианам. Однако и споров-раздоров о книгах писательницы было столько, что появление ее в «шорт-листе» меня, признаюсь, удивило. 
 
В недоумение привело и отсутствие в этом  коротком списке нескольких имен — например, Валентина Распутина. Может быть, его «хождение во власть», в котором писатель давно раскаялся, или еще какие-то поступки из разряда «не могу молчать» помешали оценить его как живого классика? Но ведь он-то и есть самый настоящий живой классик, к творчеству которого наиболее всего приложимы слова Патриарха Кирилла, сказанные перед награждением: «Литература — источник, от которого человек питается духовно и интеллектуально. Будем помнить о том, что именно книга, книжная культура во многом формирует духовное и нравственное состояние общества».
 
Столь несравнимые величины оказались в этом листе номинантов, что я очень посочувствовала членам Палаты попечителей литературной премии, которые тайным голосованием избрали Владимира Крупина. Хотя, скорее всего, сочувствовать им надо было бы в том случае, если б все имена претендентов на Патриаршую награду были одного — высочайшего – уровня. Выбрать достойнейшего из достойных — задача сложная…
 
Кстати сказать, лауреатов могло быть трое (по Положению). В первый раз «состоялся» один. Что же будет дальше? Сейчас, передохнув после Рождественского поста,  те, кому предстоит выдвигать номинантов, будут перебирать имена: кто он, достойный столь высокой премии в новом году? Будь в Положении более смягченная формулировка — не за всю писательскую жизнь, а, скажем, за одно выдающееся произведение, — было б легче. Возьмите хоть «Рождение» Алексея Варламова. В последние годы мне не встречалось столь яркой, истинно христианской книги. Муж и жена, почти сломанная супружеская жизнь, одиночество вдвоем и тоска порознь. И только новорожденный ребенок — едва-едва выживший Божиим чудом, врачебной и родительской заботой  —  склеил то, что невозможно склеить, возродил то, что уже умерло. И только на последних строчках, когда муж, жена и здоровенький младенец выписываются из больницы, ты понимаешь, о чем книга: о великой Божией любви, способной спасти в любых ситуациях тех, кто к этому спасению стремится, жаждет его, как умирающий в пустыне — глотка воды. И  о том еще, что истинное счастье супругов возможно только тогда, когда они научаются нести бремена друг друга, быть вместе и в горе, и в радости… Великолепная книга, ага.
 
Но ведь премия – за все творчество. Я люблю писателя А. Варламова, но, на мой взгляд, пока в его творчестве остальные произведения не могут равняться с «Рождением». Другие вершины у автора, на мой взгляд, еще впереди. Можно назвать еще несколько имен писателей, одно-два произведения которых отвечают даже расплывчатым, но очень серьезным  условиям Положения о премии. Но так, чтоб все творчество… И возникает сомнение: может, еще с десяток лет подождать бы «подводить итоги»? Почему-то не оставляют опасения, что год, второй, ну, третий члены Палаты попечителей литературной премии из предложенных кандидатур смогут выбрать достойнейшего… А потом, как в детской считалке: «Раз, два, три, четыре, пять – мы идем искать!». В крайнем случае, придется воспользоваться  таким условием, заключенном в  Положении: «Кандидат может быть выдвинут на соискание премии повторно».
 
Кстати, с этим пунктом совсем непонятно: если «совокупность всех творческих работ автора» уже оценили на «отлично», то зачем второй-то раз? Может, за новое,  только что рожденное произведение? Но этого нельзя делать по правилам.  Или как бы в подтверждение: мы прошлый раз не ошиблись, не ошиблись!  А вдруг… вдруг потому, что больше и предлагать-то некого?
 
Вот в последнее не хочется верить. Конечно же, не оскудела земля русская талантами. Просто стоит учитывать, наверное, что православие у нас свободно дышит всего каких-то двадцать лет. Много ли писателей с рождения впитали его живоносные соки? Многие ли из впитавших успели сформироваться как писатели, и в условиях дикой рыночной конкуренции, своеобразия работы православных издательств сумели заявить о себе не просто как авторы, но и внести «вклад в развитие русской литературы»?
 
Может быть, не стоит гнать лошадей? Есть еще время внимательно пересмотреть заложенные в Положение условия и требования, что-то изменить, смягчить или обозначить четче?
 
Патриаршая литературная премия задумывалась, вероятно, как наивысшая и заслуженная награда писателю. Так пусть она и станет такой.



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group