закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 25.08.2019
Книга дня
Сказка о рыбаке и рыбке для любознательных
Картина дня
Поединок Кривоногов Пётр
Воскресный день » Авторская колонка »

Олег Абышко: «Если не ты, то кто?»

01.01.2012

Авторская колонка генерального директора «Издательства Олега Абышко» (Санкт-Петербург) Олега Леонидовича Абышко. Настоящий материал продолжает тему, поднятую в октябре прошлого года на страницах нашего портала православной писательницей Еленой Чепенас в ее полемических размышлениях «Какую прозу предлагают читателям православные издательства» и продолженную Андреем Десницким и Виталием Капланом.

Редакция разделяет не все авторские позиции (в частности, несправедливую критику дружественного нам журнала «Фома»), но считает необходимым продолжение максимально широкой дискуссии по обозначенным в материале темам.

Продолжая тему, начатую Е. Чепенас и продолженную В.Капланом и А. Десницким о состоянии православной литературы сегодня, выступлю в несколько не свойственной мне роли — не только издателя, но и читателя. Будучи во многом согласным со здравыми мнениями вышеуказанных авторов, все таки начну с того, что вызвало недоумение. Вот, например, Е. Чепенас пишет такую удивительную вещь: «…о потребностях читателей в ругаемых многими критиками книгах Ю. Вознесенской и о. А. Торика свидетельствует рейтинг продаж. Иными словами, читателями востребованы книги о современниках, ищущих смысл жизни, ищущих ответы на самые больные вопросы земного существования» и т. д. Уважаемая Елена Чепенас! Рейтинги продаж свидетельствуют только об одном — о рейтингах продаж, а никак не о неких потребностях кого бы то ни было, не считая потребностей издателей и самих составителей рейтингов, как сторон заинтересованных. Всё! Соответственно, и продолжение процитированных мною слов о современниках, смысле жизни и больных вопросах также не имеет никакого значения без доказательного базиса. Иначе надо считать Д. Донцову, Б. Акунина и прочих заплечных дел мастеров от литературы (имя им — легион), именно убивающих остатки всякой духовности у читающей их публики, выразителями национального русского духа и глубочайших жизненных потребностей современности. Может оно так и есть, но речь здесь не об этом. Вот В. Каплан вообще считает, что наличие «попсы» «явление вполне нормальное, не нужно этого бояться». Для кого нормальное? Кому не нужно бояться? И почему? Это ключевые вопросы, на которые у В. Каплана нет ответа. Далее он продолжает: «Попса — это не катастрофа, а просто книги для масс». Вторая часть фразы формально правильна, за вычетом слова «просто» (всё даже очень не просто!), но первая выражает только его личное мнение. Н. Зервас не стоит никакого обсуждения нигде и никогда, если мы воспитанные люди и не хотим материться ни про себя, ни вслух, поэтому на его фоне, да, всякое другое сочинение — не катастрофа, но давайте судить не по крайностям, а по закономерностям, точнее — обыденностям. И «попса» не должна занимать ни положенное ей, по мысли В. Каплана, среднее место, ни не положенное высшее, что сегодня происходит везде на книжном рынке (как светском, так и православном), а низшее и никакого более. Разве можно об этом спорить? Мы же говорим о том, что должно быть, не так ли? Тогда зачем не только оправдывать, но и обосновывать недолжное? То, что избавиться от плохой литературы нельзя — это факт. Потому что плохую литературу и писать проще, и продавать выгоднее. Но вот то, что могут делать и писатели, и издатели, так это непрерывно и постоянно воспитывать читателя. Всякого и в любом возрасте. Писатели — словом, издатели — делом. Процесс обоюдосторонний и, замечу, взаимовыгодный, причем для всех, включая и самих читателей. Как? Скажу и об этом в заключение.

Мое мнение как читателя (да и как издателя) твердо состоит в том, что если в России в ближайшие годы (5–6 лет, не более) не возникнет новая русская литература самого высокого качества (и православная в том числе), то не станет русской литературы как значительного социального, образовательного и духовного фактора. То есть современная литературы не народится, а старая добрая русская классика станет уделом людей и без того образованных и достаточно воспитанных. И круг этих людей будет узок, и страшно далеки будут они от народа, который сплошь станет «попсой». Дело в том, что каждая эпоха рождает свою высокую литературу (для дальнейших поколений — классика), которой и воспитывается народ данной эпохи, наряду с другими видами искусства и культуры (в самом широком смысле этого слова), наряду с уже ставшей ранее классикой. В связи с этим можно проектировать на будущее тот вывод, что если эпоха такой литературы не порождает, то народ станет обустраивать свое духовное бытие тем, что останется помимо литературы. На данном историческом отрезке главнейшими являются телевизор и компьютер (можно просто написать «интернет»). Разумеется, и в интернете есть образовательные, православные и многие другие прекрасные сайты и сообщества. Так же как и по ТВ показывают иногда неплохие фильмы и научно-популярные передачи. Но мы говорим о глобальных явлениях и определяющих тенденциях, которые очень и очень печальны, а будущее еще более беспросветно. Понятно, что здесь надо делать много оговорок, говорить о единичных исключительных явлениях (А. Варламов, О. Николаева и др. — здесь наши вкусы с В. Капланом совпадают, да и фантастику до сих пор я люблю читать), как говорить и о многом другом, но общий знаменатель вполне очевиден, и, надеюсь, мысль моя достаточно прозрачна. Примеров множить не буду. Можно ли надеяться на появление новой литературы? Можно. Есть ли к этому предпосылки? Увы, очень немного.

Многие сегодня, к слову, сильно надеются, что литература без особого для себя ущерба уйдет в интернет, в электронные читалки вместо печатных книг и многое другое, как безгранично верят и в прочие мифы постиндустриального общества. Да, на Западе и в США пока еще есть рынок электронных книг и бурно цветут литературные интернет-сообщества. Только боюсь, что всё это скорее успеет умереть, чем дойти в своих нынешних цивилизованных рамках до России. Впрочем, это частные опасения, которые сбудутся или не сбудутся — беда не большая. Речь же именно о том, что грядущая эпоха неумолимо грозит стать безкнижной и нечитающей, в том смысле, что не будут востребованы высокие формы литературы и слова как такового. Зачем книга вне книги? Кому надо в интернете при общении заботиться о фразе, стиле, слоге? Зачем литературное мастерство, если есть смайлики и аватары? Да и есть ли время (время — деньги!) на мастерство, на размышления и муки творчества? В конце концов, жмешь «поиск» и получаешь целый набор готовых блестящих фраз на любую тему. Какая годовщина смерти эпистолярного жанра будет в 2012 г.? Кто ответит? Умер целый жанр литературы (и какой жанр!), а никто и не заметил. Больше не будет ничего подобного переписке Чехова, Толстого и Достоевского, как, впрочем, не будет и новых Гоголей.

Здесь все таки необходимо оговорить одну важную вещь. Безусловно, высокая литература как таковая будет всегда, по крайней мере, так верится. Всегда будут прекрасные мастера слова (не важно, 5 или 50 одновременно) и соответствующие им читатели, пусть немного, 2–3 тысячи на огромную страну, но будут. Думается, что умные и душевно тонкие люди никогда у нас не переведутся, хотя бы и в виде отклонения от господствующей нормы (если, конечно, наши славные генетики со временем не научатся предотвращать столь странные отклонения еще на ранней стадии — до рождения). Например, сегодняшнее состояние в издании научной литературы, на которой я специализируюсь, говорит именно об этом. Всё заставлено «попсой», крупные издатели из кожи вон лезут, чтобы книга стала товаром одноразового потребления, в обществе (в частности, и церковном) нет никакого стимула ни думать самостоятельно (лучше жить по прописям), ни делать что-либо значительное и важное в духовном отношении (здесь правил особенно много), но были, есть и будут думающие и ищущие люди, покупающие богословскую и церковно-историческую литературу, работающие над собой и, как привило, только для себя. Тиражи подобных книг каждый год падают, круг читателей, очевидно, тоже сокращается, но ниже некоего критического числа порог никогда не опустится. Думаю, кстати, что этот закон постоянного духовного горения зависит не от одних людей, но поддерживается свыше (много выше земных властей), так что это не только наша заслуга. Для примера, в прошлом году в нашем издательстве были переизданы «Эннеады» Плотина, одного из величайших философов, без знания которого приступать к глубокому изучению патристики бессмысленно. Первое издание — 2004–2006 гг., впервые на русском языке в переводе с древнегреческого, полный корпус текстов в семи книгах. Тираж — 1000 экз. Переиздание 5 лет спустя — уже 500 экз. Как вы думаете, много ли у издателя стимулов издавать подобные книги? Материальных — вообще никаких. Ю. А. Шичалин много лет назад издал свой прекрасный перевод первой «Эннеады» Плотина, но продолжения так и не последовало. Думаю, в том числе и потому, что это мало кому нужно, денег не приносит, а труда и времени требует колоссального. Ниже 500 экз. падать издателю уже некуда, поэтому тот же Плотин, скорее всего, больше переиздаваться не будет. Значит, на сегодня, при нынешних полиграфических технологиях, число 500 и означает тот минимальный круг думающих читателей, необходимых для воспроизведения как самих себя, так и издателей научной литературы. Зачем я так подробно об этом рассказываю? Всё очень просто: нечто подобное, если не зеркально точное, будет и с высококачественной православной художественной литературой. Во-первых, и читатели по менталитету схожие, во-вторых, законы рынка везде одинаковы. Пусть будет не 500, а 1500 или 5000. Не суть важно. Если не будет готового к затратам и отсутствию прибыли издателя, если книготорговцы не будут брать этих книг по тем же причинам, то книг не станет вовсе, и тогда круг будут стремительно сокращаться. Духовную лень еще никто не отменял, и много проще посидеть с книгой в руках развлекаясь, чем работая головой и душой. В этом и состоит воспитание читателя, — оно зависит не только от него самого, но и от писателя и издателя. Дать и донести книгу. Замечу, к слову, что в России достаточно уже давно издание научной литературы, как и во всем мире, датируется государственными специальными гуманитарными фондами. В РПЦ подобных фондов нет, и даже вопрос об этом не ставится. Выводы делаем сами.

Заключение. Представим, условно, что у издателя 10 рук для работы. Если он девятью руками будут издавать «попсу» и всё то, что имеет массовый спрос и дает прибыль, и лишь одной рукою сеять разумное, доброе, вечное, то в своей совокупности данный труд будет чудовищно негативным. Такой издатель вреден для читателя по определению. Работает он только на самого себя, т. е. зарабатывает деньги, а 10% полезных книг это некая индульгенция, покупаемая во искупление грехов. Но неужели он не может зарабатывать деньги в других местах? Производить что-то полезное, перепродавать что-то нужное и т. д. Зачем он вообще в издатели пошел? На светском рынке все просто и понятно — тиражи, бренды, прибыль и прочее. Это отрасль экономики, а не отдел просвещения при Министерстве культуры. Но ведь православный рынок — особая статья. Как нельзя человеку стать священником не по призванию, а лишь для места работы и кормления семьи, так нельзя и издателю приходить сюда для заработков. Православное книгоиздание — такое же призвание. Можешь тащить этот груз — тащи, не можешь — уходи. Свято место пусто не бывает. Это мое личное мнение, но глубоко убежден, что оно лучше обосновано, чем всякое иное отношение к делу. Потому мне и непонятно, как после двадцати лет топтания на месте, о чем справедливо пишут и Е. Чепенас, и В. Каплан, нет никакого исхода для православной художественной литературы и на ближайшее время. Почему Е. Чепенас сама не откроет мастер-класс для начинающих писателей, ведь в интернете это всё не очень сложно и вовсе не затратно. Времени нет? Тогда не стоит об этом и говорить и призывать других. Почему тот же журнал «Фома», весьма достойный и очень качественный журнал, не может на своей основе создать московское литературное объединение православных авторов? Как поведал всем нам В. Каплан, «увы, не хватило на всё сил, первоначальный энтузиазм быстро потух». Если дело только в энтузиазме, то возгрейте его снова. Не хватает на всё сил? Лучше организуйте работу. В чем трудности? Далее он же пишет: «А еще раньше… была у нас идея выпускать православный литературный журнал — аналог толстых литературных журналов… Дальше проекта не сдвинулось, потому что такой журнал по определению убыточен, и спонсора не нашлось». А зачем вам спонсор? Журнал «Фома» сам может стать спонсором, и деньги на это у него есть. Тиражи довольно большие, и ни для кого не секрет, что по многим храмам он распространяется в виде обязательной нагрузки, что дает дополнительную прибыль. Но если вам предоставляют особые условия, то и спроса с вас должно быть больше! Несите дополнительную социальную нагрузку — что здесь особенного или невероятного? Кроме того, данный литературный журнал мог бы распространяться в виде приложения к «Фоме», т. е. стать самостоятельным коммерческим проектом, и не обязательно «по определению» убыточным. Не надо издавать его раз в месяц. Ежеквартально — уже хорошо. Зачем призывать «несколько православных издательств скооперироваться и финансировать такое издание»? Надо будет кому-то для чего-то скооперироваться, то сделают это и без всяких призывов. Дело делать надо, и своими, а не чужими руками. Без дела не будет ничего. Пока же всё время уходит на разговоры и обсуждения. Нет у нас времени, господа хорошие! Совсем нет. Еще и еще раз повторю — дело делать надо. Сейчас, в крайнем случае — завтра. Потом будет поздно, потому что уже ничего не будет. Но это разговор особый.



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group