закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 16.10.2018
Книга дня
Новые стили живописи. XIX век Майорова Н. О., Скоков Г. К.
Картина дня
Отшельник Бёклин, Арнольд
Воскресный день » Авторская колонка »

«Искусство — значит поэзия…» Эжен Делакруа
«Дневник» (1822—1863)

26.04.2018
Эжен Делакруа

Эжен Делакруа

   * * *

Искусство постигается так медленно, что для систематизации известных принципов, которые, по существу, управляют каждой частью искусства, нужна целая жизнь. Прирожденные таланты инстинктивно находят средства выражения своих идей; у них это является сочетанием порывов и смутных поисков, сквозь которые идея проступает с еще более, может быть, своеобразной прелестью, чем в произведениях умелого мастера. В первых проблесках таланта всегда есть какая-то наивность и смелость, напоминающая грацию детства и его счастливое незнание условностей, связывающих взрослых. Тем сильнее поражает нас смелость, которую великие таланты проявляют уже в поздней поре своего творчества. Проявлять смелость, когда рискуешь скомпрометировать свое прошлое, — это признак величайшей силы.
   …В искусстве особенно надо обладать очень глубоким чувством, чтобы сохранить оригинальность мысли, вопреки привычкам, к которым даже талант всегда чувствует непреодолимую склонность скатиться. Затратив большую часть жизни на то, чтобы приучить публику к своему дарованию, художник с крайним трудом удерживается от повторений и обновляет свой талант, дабы не впасть в рутину и в общие места, являющиеся уделом стареющих людей и школ…

           * * *

Все великие живописцы использовали и рисунок, и цвет сообразно со своими склонностями, и это сообщало их творениям то высшее качество, о котором умалчивают все живописные школы и которому они не могут научить: поэзию формы и цвета… Каждому таланту природа дарует своего рода талисман; я сравнил бы его со сплавом, состоящим из тысячи драгоценных металлов и издающим пленительный или грозный звон в зависимости от различных пропорций содержащихся в нем элементов…

           * * *

 Искусство — значит поэзия. Без поэзии не может быть искусства. Картина доставляет нам удовольствие иного рода, чем то, которое мы получаем от литературного произведения. Живопись вызывает совершенно особые эмоции, которые не может вызвать никакое другое искусство. Эти впечатления создаются определенным расположением цветов, игрой света и тени — словом, тем, что можно было бы назвать музыкой картины…

          * * *

 Гармония в музыке не сводится к одному лишь построению аккордов, она в их взаимосвязи, в их логической последовательности, в их развитии – короче, в том, что я назвал бы звуковыми рефлексами. Так вот, в живописи – то же самое. Возьмем, к примеру, эту синюю подушку и этот красный ковер. Положим их рядом. Видишь, в том месте, где два цвета соприкасаются, они обкрадывают друг друга. Красное подернулось синевой, синее налилось краснотой, а посередине родился фиолетовый. Пихай в картину любые резкие тона, но соедини их рефлексами, и они не будут кричащими…» — «Просто алхимия какая-то…» — «Ошибаешься, чистейшая химия. Цвет всякую минуту разлагается на составные элементы, рефлекс, как и линия, неотделим от объема. Они полагают, что если не изобрели линию, то, по меньшей мере, открыли линию и, стало быть, овладели контуром. Так вот, ничего подобного. Контур потешается над ними и ускользает от них…» (диалог с Шопеном, записанный Жорж Санд).

            * * *

Есть художники-прозаики и художники-поэты. Рифма, ритм и размер, дающий стихам силу, аналогичны скрытой в картине симметрии, искусному и вдохновенному равновесию, которое управляет столкновениями или расхождениями линий, пятнами и повторами цветов… Чтобы различить ошибку, разногласие, ложное соотношение в линиях и в цвете, нужны восприимчивые органы чувств и тонкая чувствительность…

           * * *

Поэта выручает последовательность образов, художника – их одновременность. Пример: у меня перед глазами птицы, купающиеся в лужице воды, оставшейся после дождя на плоском выступе крыши; я одновременно вижу массу вещей, о которых поэт не может даже упомянуть, не говоря уже о том, чтобы их описать, ибо рискует стать утомительным, исписать целые тома и все же дать далеко нее совершенное изображение. Заметьте, что я беру всего лишь одно короткое мгновение. Птица погружается в воду: я вижу ее окраску, серебристый пух под маленькими крылышками, всю ее легкую форму, брызги световых капель, которые взлетают вверх на солнечном свету… Здесь искусство поэта беспомощно; нужно, чтобы из всех этих впечатлений он выбрал одно, наиболее захватывающее, дабы вызвать в моем воображении все остальные. Я говорил только о самой птице или о том, что с ней непосредственно связано; я умалчиваю о чарующем впечатлении от восходящего солнца, облаков, отражающихся в этом маленьком озере, как в зеркале, о впечатлении от окружающей зелени, об играх других птиц, прилетевших сюда же, или о том, как они порхают или улетают стрелой, после того как окунут свой клюв и освежат перья в этой лужице. А все их очаровательные движения среди этой суматохи, трепещущие крылышки, маленькое тельце, на котором всё оперение становится дыбом, маленькая головка. Высоко поднятая, после того как ее окунули в воду, тысяча других подробностей, которые я вижу в моем воображении, если их нет в действительности!..

            * * *

Взволновать можно только такого человека, который одарен воображением и способностью чувствовать. Два эти свойства так же необходимы для зрителя, как и для художника, хотя и в различной степени…

           * * *

Живопись — не что иное, как мост, переброшенный от души художника к душе зрителя. Холодная точность не есть искусство. Блистательный вымысел, обладающий выразительностью и обаянием, — вот в чем искусство. Пресловутая добросовестность большинства художников есть не что иное, как в совершенстве постигнутое искусство заставить нас скучать…

           * * *

Основное свойство гения — это способность приводить в порядок, создавать композицию, сочетать отношения, видеть их более точно и более широко. Во всяком предмете первое, что надо схватить, дабы передать в рисунке, — это контраст основных линий. Надо хорошо запечатлеть это в воображении, прежде чем прикасаться карандашом к бумаге…

           * * *

Главное достоинство картины заключается в том, чтобы составлять праздник для глаза… Не всякий глаз способен вкушать прелесть живописи. У многих зрение ложно или притуплено; они видят только сами предметы, но не чувствуют изящного  (последняя запись в «Дневнике» 22.06.1863).

Книги, посвященные жизни и творчеству Эжена Делакруа:



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group