закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 18.06.2018
Книга дня
Русская история в картинах. Сергей Иванов
Картина дня
На сторожевой границе Московского государства Иванов Сергей Васильевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Выдающийся русский художник, мастер исторической, пейзажной и жанровой живописи, педагог Василий Дмитриевич Поленов родился 1 июня 1844 года

01.06.2018
В.Д. Поленов. 1884

Творчество Василия Дмитриевича Поленова (1.6.1844–18.7.1927) — одно из самых значительных явлений в русской живописи второй половины XIX века. Он и живописец, сохранивший для нас поэзию старинной русской усадьбы, и театральный художник, и архитектор, и во многих отношениях новатор-колорист… Картины Поленова широко известны, но порой трудно поверить, что у всех этих работ общий автор: как поставить рядом лирический Московский дворик и огромную композицию Христос и грешница? Живописец выступает то как создатель условно-исторических картин на сюжеты западноевропейского Средневековья, то как пейзажист, любимый учениками руководитель пейзажного класса в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, то как толкователь христианской истории. «Этот незаурядный, удивительный, настоящий русский человек, — писал о нем Федор Шаляпин, — как-то сумел распределить себя между российским озером с лилией и горячими песками азиатской пустыни. Его Христос, его евангельские сцены, его первосвященники — как мог он совместить в своей душе это красочное величие с тишиной русского озера с карасями? Не потому ли, впрочем, и над его тихими озерами веет дух божества?»
     В силу этой многоплановости Поленов — между прочим ровесник и соученик Репина — подчас представляется человеком чуть более позднего поколения. Он, за редким исключением (Больная, 1886), проходит мимо бытового жанра и вообще не очень заметен среди передвижников, зато связан с Абрамцевским кружком, чьи культурные начинания предвосхищают эстетику нового времени. При этом он всегда по-передвижнически верен натуре, и как раз исповедание культа натуры вызывает к жизни то количество этюдов и документальных «хроник», которое по совокупности способствует размыванию жанровой жесткости и вообще сюжетного мышления в живописи русского реализма.
      Период художнического становления Поленова оказался долгим — дольше, чем у его товарищей, например, у того же Репина, с которым Поленов в 1871 году разделил золотую медаль Академии художеств (за картину Воскрешение дочери Иаира). Пенсионерское пребывание в Риме и в Париже (1871—1876) породило множество разнообразных идей и проектов. Это и библейские композиции (Блудный сын, 1874), и портреты, и французские пейзажи в духе барбизонской школы, и стилизации на темы западного Средневековья («Арест гугенотки Жакобин де Монтебель, графини д’Этремон», 1875; Право господина, 1874). Последняя смущала соотечественников художника не только отсутствием признаков «русского духа», но и рискованностью сюжета (речь шла о феодальном праве первой ночи). Разнообразие увлечений живописца, его открытость влияниям, от Добиньи и Руссо до Семирадского, вызывали опасения и в Мамонтовском кружке, с которым Поленов чрезвычайно сблизился в Риме. Такого рода опасения перестали высказываться после того, как в 1878 году на передвижной выставке появился «Московский дворик», а чуть позднее — Бабушкин сад (обе — 1878), Заросший пруд (1879) и «Старая мельница» (1880). Обозначившаяся в этих работах пейзажная линия выглядела внятно и выразительно. «Русские ландшафты» Поленова представали в оправе европейских пленэрных достижений: в солнечном свете, в яркой зелени и цветных тенях, в пристрастии к летним, в ту пору еще не очень характерным для отечественной живописи сюжетам. Пейзажи эти не предусматривали социальных посылов, зато не были лишены аллегорических намеков на цикл бытийного круговращения, на смену возрастов и лет, цветения и увядания («Бабушкин сад»). Поленовские мотивы (например, мотив «заросшего пруда») будут потом восприняты его учениками — Левитаном, Серовым, Коровиным. В свою очередь, и он в поздний период будет вдохновляться левитановскими «панорамами» («Ранний снег», 1891; Золотая осень, 1893).
        Репутацию художника окончательно утвердили этюды, привезенные из путешествия по Ближнему Востоку и Греции (1880—1881). Это были законченные малоформатные картины: этюдная «всеядность» (изображалось все — типажи, ландшафты, исторические и культурные памятники) как бы компенсировались проработанностью композиции и колорита. Поленовские этюдные серии переходят одна в другую: на «картинки», привезенные с Балкан в 1876 году, накладываются выполненные в 1877—1878-м, когда Поленов отправился на фронт русско-турецкой войны в качестве военного художника; на «отчет» о первой поездке в Палестину — «отчет» о второй. Подчас картина возникает из этюда в результате незначительных композиционных поправок («Убитый солдат», 1883). Динамичная натура театра военных действий не возбуждает в Поленове баталиста; он откликается на нее вне композиционного сочинительства и постановочных эффектов — бессюжетными пейзажами-жанрами. Как возмущался по этому поводу Репин, «написал он… место, где они стояли в бездействии, — вот и все; о войне ни слуху, ни духу! Ни одного солдатика или пушки…» Даже слегка преувеличивая, Репин, в сущности, прав: эти описания местностей и типажей по духу ничем не отличаются от «археологических» описаний интерьеров кремлевских соборов (серия этюдов 1877 года). В каком-то смысле поленовское пристрастие к жанрово неопределенным этюдам помогало русской живописи уйти от приоритетов «идейной содержательности».
     Между тем в Поленове всегда жила мечта о «большой форме». И здесь он вдохновлялся высоким примером Александра Иванова. Огромным полотном Христос и грешница (1888) Поленов вступает в некий диалог со своим кумиром. Осознанно или неосознанно диалог оформляется в своего рода подражание. О «первообразе» напоминают метод и даже состав предварительных этюдов; подобно тому, как у Иванова «Явление Христа народу» сопровождалось серией Библейских эскизов, у Поленова появляется картина «На Тивериадском озере» (1888) и обширный цикл картин «Из жизни Христа» (1890 — начало 1900-х). Но если романтика Иванова волновали вечные составляющие сюжета, то приверженный «правде факта» Поленов движим противоположной целью: представить Христа как реального исторического героя, гуманиста и «прогрессиста» своего времени. (Его вдохновляла популярная в ту пору книга Э. Ренана «Жизнь Иисуса», в которой как раз и производилась эта позитивистская операция.) В столкновении с «большой формой» реализм отозвался академизмом — впечатляюще масштабной натурной постановкой в духе Семирадского; впрочем, современная художнику критика не заметила этой близости, активно обсуждая картину с ее идейной стороны.
      Особые отношения связывали Поленова с Абрамцевским кружком. Он был из старейших его участников, а с женитьбой сделался и родственником Мамонтовых. Сам кружок, особенно в начале своего существования, ни идеологически, ни эстетически не противостоял передвижничеству, но слегка смещал баланс идеологических и эстетических ценностей… И архитектурные опыты — в 1881—1882 годах Поленов вместе с В.М. Васнецовым спроектировал церковь в Абрамцеве, а через много лет, в 1915-м, — Дом театрального просвещения, который был построен на его собственные средства, — так или иначе связаны с «неорусским» стилем, активно насаждавшимся в кружке. (При этом данная стилистика, видимо, воспринималась Поленовым как сугубо прикладная и украшательская, поскольку в живопись его она не проникла.) Но более всего его затронули театральные затеи С.И. Мамонтова. Правда, Поленов, в основном, оформлял любительские спектакли, поставленные в начале 1880-х годов еще на домашней сцене, но на раннем этапе последовательное сотрудничество Поленова с режиссером (он рисовал мизансцены и костюмы, участвовал в расстановке актеров в сценическом пространстве) вносило новые акценты в профессию театрального художника, и он по праву считается одним из основоположников новой театральной живописи. Его последующие работы для Большого театра, такие, как «Уриэль Акоста» В.С. Серовой (1885), подтвердили этот статус.
     Творчество Поленова-пейзажиста в эпоху 90-х годов неразрывно связано с его жизнью на берегу Оки. В 1890 году Поленов приобрел небольшое имение Бехово в Тульской губернии, где им был построен по собственному проекту дом с мастерскими для друзей-художников. Усадьба была названа «Борок», там же живописец собрал художественную коллекцию для открытия общедоступного музея. Сейчас это Музей-усадьба имени В.Д. Поленова. В Бехово, в возрасте восьмидесяти трех лет, художник и окончил свои дни и был похоронен (1927).
     Поленов был реалистом, но его творчество не отличалось так ценимой передвижниками «капитальностью»: он увлекался, был открыт впечатлениям, много путешествовал и уже тем вводил в русское искусство новый материал. Звучность колорита, свобода живописной манеры, личный артистизм и педагогическая активность — все эти качества обеспечили ему популярность в среде молодых художников, его учеников по Московскому училищу, которые относились к нему с восторженным поклонением. И до сего дня притягательная красота поленовского пейзажа остается сокровенной тайной для каждого зрителя.

По книге Галины Ельшевской «Василий Поленов» (серия «Мастера живописи») и
материалам сайта www.polenov.su

Книги, посвященные жизни и творчеству В.Д. Поленова: 



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group