закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 1.03.2021
Книга дня
КВЕСТ-тренажер УСТНЫЙ СЧЕТ. Сложение и вычитание. Около 500 заданий, 40000 примеров Астахова Н. В.,сост.
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Выдающийся французский художник, основоположник французского неоклассицизма Жак Луи Давид родился 30 августа 1748 года

31.08.2012
Жак Луи Давид. Автопортрет. 1790–1791
Жак Луи Давид родился 30 августа 1748 года в семье состоятельного парижского коммерсанта. Однако отец его вскоре погиб на дуэли, и его воспитывала мать, которой помогали родственники. Среди членов этих семей были архитекторы, подрядчики строительных работ, и в их среде поощрялась рано проявившаяся у Жака Луи страсть к рисованию. Они даже были моделями для его ранних портретов. Стремясь получить хорошее профессиональное образование, в 1766 году Давид записывается в ученики Королевской Академии живописи и скульптуры и начинает заниматься у одного из ведущих мастеров исторической живописи раннего неоклассицизма Жозефа Мари Вьена. Около 1770 года Давид начинает готовиться к конкурсу на Римскую премию, дававшую право в течение четырех лет быть пенсионером Французской Академии в Риме, а  в 1774-м получает Римскую премию за полотно Врач Эразистрат обнаруживает причину болезни Антиоха
Через год Давид уезжает из Парижа в Рим вместе с другими пенсионерами и Вьеном, получившим пост директора Французской Академии. По рекомендации Вьена в сентябре 1779 года Давид едет в Неаполь. Эта поездка сыграла большую роль в формировании его как художника. Именно здесь, в центре археологических раскопок,  в Неаполе и Портичи, он увидел подлинные шедевры античности. Позднее он скажет знаменательную фразу о том, что его учителями в Риме были «Рафаэль и античность».
Увлечение живописью болонцев XVII века и Караваджо обрело некое единство в полотне на религиозный сюжет Святой Рох молится Богоматери об исцелении зачумленных (1780). В 1780 году в Риме был исполнен и огромный рисованный фриз с изображением сцены похорон Патрокла. В создании грандиозной (трехметровой высоты) торжественной композиции конного Портрета графа Потоцкого (1781) Давид словно соперничает с Тицианом, Рубенсом, Ван Дейком. 
Летом 1789 года художник возвращается в Париж и создает свое первое полотно в «большом стиле» — Велизарий (1781), за которое единогласно принят в состав  Академии. После успеха в Салоне в мастерской Давида появились ученики и первые покупатели. Четыре картины Давида 1780-х годов — Скорбь Андромахи у тела Гектора (1783), Клятва Горациев (1784), Смерть Сократа (1787), Ликторы приносят Бруту тела его сыновей (1789) — явились наивысшим воплощением исходных положений эстетики неоклассицизма. В них прославлялась доблесть античных героев — верность долгу, а не чувству, храбрость, духовная сила, стоицизм, патриотизм. В 1780 году Давид получил королевский заказ на историческое полотно для Салона, которое, согласно предписанию администрации, должно было «оживить добродетели и патриотические чувства». Он избрал сюжет пьесы Пьера Корнеля и событие, описанное в популярной в те годы Римской истории Роллена о борьбе двух древнеримских патрицианских родов — Горациев и Куриациев, оспаривавших первенство Рима и более древнего латинского города Альба Лонга, и написал подлинный шедевр — картину Клятва Горациев. Она была исполнена Давидом во время его второго пребывания в Риме и вызвала ошеломляющий интерес, став своего рода манифестом неоклассицизма 1780—1790-х годов. К художнику шел нескончаемый поток людей, ему посвящали стихи, оно вызвало большое количество подражаний. Давиду удалось передать в этом античном сюжете патриотический настрой, который охватил французское общество накануне Революции. Идея нравственного воспитания сограждан, популярная в эпоху Просвещения, со всей силой прозвучала в полотне Смерть Сократа, в котором Давид изобразил сцену прощания Сократа с учениками. Сидя на ложе, он готовится выпить чашу с ядом, так как был приговорен аристократией Афин по ложному обвинению к смерти. 
Политическое звучание в годы Революции обрела картина Ликторы приносят Бруту тела его сыновей. Художник работал над этим полотном,  когда еще не был сторонником республиканских взглядов, а просто прославлял в нем идеалы стоицизма, красоту духовной силы человека. Давид открыл себя в этих работах и как живописец, умеющий находить исключительно красивые сочетания цвета. Цветовой строй каждого из полотен позволял ему выразить гармонию глубокой мысли и горячего чувства, которую он искал на протяжении всей своей жизни в античности. 
Показанная в Риме, ставшем в то время центром европейского неоклассицизма, картина Клятва Горациев покорила современников композиционным мастерством в воплощении идейного замысла. Наряду с полотнами на героические сюжеты Давид написал в 1788 году картину Парис и Елена — этот «греческий» сюжет был данью моде и ассоциировался с анакреонтической поэзией, которой увлекались в высших слоях общества. Позднее в полотне Сабинянки (1799) Давид представит обнаженными фигуры сражающихся персонажей и выскажет мысль о том, что героев, богов и людей, считаемых таковыми, следует изображать обнаженными. Он был приверженцем классицистической концепции «героической наготы», о которой писали Дидро и  Лессинг. 
В 1780-е годы проявился талант Жака Луи Давида и как выдающегося портретиста. Созданные им портреты людей из ближайшего окружения словно подводили итог завоеваниям европейской портретной живописи века Просвещения. С великолепным живописным мастерством, внимательным и одновременно вдохновенным отношением к натуре переданы образы этих людей. Став художником, Давид неустанно боролся против диктата руководства Академии. Накануне Революции эта борьба приобрела особенно острый характер. Ужесточение академических порядков привело к тому, что он возглавил движение членов Академии за пересмотр некоторых установлений. Группа академиков во главе с ним, полагавшая, что привилегии нобилей Академии противоречат Конституции, последовательно искала поддержки у Коммуны Парижа, у Национального собрания, у Якобинского клуба. 
Годы Революции (1789—1794) оказались чрезвычайно плодотворными в творчестве Жака Луи Давида. Он стал пропагандистом революционных событий, разделяя взгляды сторонников Республики; с 1791 года принимал участие в организации революционных празднеств, а с осени 1792 года, будучи избранным в Конвент, находился в самом центре политических событий. Он играл важную роль в художественной политике страны вплоть до термидорианского переворота. Первым республиканским по духу произведением Давида явилось огромное полотно Клятва в зале для игры в мяч (1791). Накануне революционных событий картина  приобрела высокое гражданское звучание, но осталась незавершенной в силу политической нестабильности. Являясь членом Конвента, Давид составил программу, призванную, как он писал в 1793 году, «способствовать прогрессу человеческого духа, пропагандировать и передать потомству поразительный пример высочайших усилий великого народа, ведомого разумом и философией, утвердившего на земле царство свободы, равенства и закона».
В оформлении захоронения праха Вольтера 11 июля 1791 года, праздника Братства 10 августа 1793 года, проекте представления в Парижской опере 5 апреля 1794 года (Триумф французского народа) проявились большое художественное дарование живописца, мастерство сценографа и незаурядный организаторский талант. При участии Давида была составлена программа украшения Парижа памятниками и монументами, пропагандирующими идеи Революции и память о ее героях. В августе 1793 года ему удалось добиться ликвидации Академии, он разработал демократическую систему государственных заказов художникам, проведения конкурсов. 
Публицистически остро прозвучали в 1790-е годы его картины, посвященные убитым сторонниками монархии депутатам Конвента, республиканцам Марату (Смерть Марата, 1793), юному лейтенанту-антимонархисту Барру (Жозеф Барра, 1793). Узнав о том, что Марата убила Шарлотта Корде, проникшая к нему благодаря письму, в котором говорилось о якобы имеющейся у нее секретной информации о спасении Республики, Давид был глубоко потрясен. Занимаясь организацией похорон Марата в Пантеоне, он имел возможность сделать несколько рисунков. Картину Давид преподнес в дар Конвенту. 
Исход революционных событий был трагичен. Между 10 и 12 термидора 1794 года были арестованы Робеспьер, около сотни его сторонников и впоследствии казнены. То, что Давид не присутствовал на историческом заседании Конвента 9 термидора, где Робеспьер выступал с пламенной речью, спасло художнику жизнь. Однако он тоже подвергся аресту 15 термидора и был заключен в бывший Отель де Ферм Женераль. Через месяц Давид был переведен в тюрьму Люксембургского дворца, где пробыл до 26 октября 1795 года, то есть до прихода к власти Директории. Его обвиняли в контактах с Робеспьером, в завышении сумм израсходованных средств на различные мероприятия Конвента. Оправдываясь, он говорил, что «намеренно видел перед собой только дело народа и старался служить лишь тем, кто, по его мнению, прославлял наибольшую любовь к свободе». Выйдя из тюрьмы, Давид некоторое время жил у супругов Серизиа в Сент-Уэне, где написал их парные портреты (1795). Не менее ярким явился Портрет госпожи Рекамье (1800). Это один из самых пленительных образов эпохи, созданных Давидом. Супруга банкира Рекамье была известной парижской красавицей. В салоне ее особняка на улице де Мон Блан, описанном братьями Гонкурами, бывали многие известные люди. В нее были влюблены поэты и дипломаты. О ее романах было написано немало эпиграмм. Мадам Рекамье осталась недовольна своим портретом, сеансы казались ей слишком частыми, а художник слишком медлительным. Картина осталась незаконченной, Давид до своей кончины хранил ее в мастерской.
После крушения своих политических взглядов Давид с особой силой ощутил желание заниматься живописью. Он пишет в 1799 году картину Сабинянки. В позах, жестах, ликах персонажей много заимствований из произведений болонцев, Рафаэля, античной скульптуры, гравюр старых мастеров. У критики вызвало протест изображение многих фигур обнаженными. Выставленная 21 декабря 1799 года в зале Лувра, еще не законченная картина вызвала широкую дискуссию. От Давида требовали соблюдения приличий, так как считалось, что в живописи не дозволено то, что может позволить себе скульптор. 
С приходом к власти Наполеона Бонапарта для Давида начался новый период в его жизни. Как республиканец Давид верил призывам Наполеона о спасении дела Революции, заявлениям о том, что он является ее наследником. Доверие к Бонапарту еще больше окрепло после того, как тот обратился к Давиду в январе 1800 года с просьбой установить в его кабинете, во дворце Тюильри, скульптурное изображение Брута, чье имя ассоциировалось с ненавистью к тирании. Через месяц был издан приказ о назначении Давида «правительственным художником». Однако тогда он не принял это звание, но в декабре 1804 года согласился стать «первым художником императора». 
Еще во время работы над полотном Сабинянки Давид задумал написать большой портрет Бонапарта в сопровождении свиты. Но молодой генерал посетил его мастерскую всего  один раз, и он смог исполнить с него лишь небольшой этюд (1797). Современники считали этот этюд одним из самых достоверных изображений Наполеона, хотя Давид несколько романтизировал облик человека, с именем которого связывал надежды на возможные политические и экономические преобразования во Франции. Вскоре Давиду представился случай написать большой конный портрет Наполеона. Полотно Переход Бонапарта через перевал Сен-Бернар (1801) он создал по заказу короля Испании Карлоса IV. Два варианта этого полотна были выставлены рядом с Сабинянками в зале Лувра в сентябре 1801 года. 
При Наполеоне Давид был одной из главных фигур в Институте (он был создан вместо упраздненной Академии художеств), получил новую большую мастерскую в Лувре, сохранив за собой и две прежние, в одной из которых работали его  многочисленные ученики. Без помощи последних художник просто бы не смог осуществить свою следующую большую работу — полотно Коронование императора Наполеона I и императрицы Жозефины в соборе Парижской Богоматери 2 декабря 1804 года (1805—1807). Художник отдал картине много сил, и оно, как и другие его шедевры, навсегда осталось живой картиной истории Франции. Оно имело большой успех в Салоне 1808 года. Поясной Портрет Папы Пия VII (1805) также можно считать одной из лучших работ Давида в этом жанре. 
Талант Давида-портретиста особенно ярко раскрылся в портрете Наполеон в своем рабочем кабинете (1812). Будучи поклонником Бонапарта, Давид как тонкий художник-психолог не мог не уловить главные черты характера модели: неограниченную жажду власти, расчетливость, хитрость, самовлюбленность. Давиду удалось передать ту изменчивость состояния лица, которая была характерна для Бонапарта, обладавшего быстрой мыслью, склонного к возбуждению, наигранной ярости, не допускавшего возражений. Яркий образ человека нового режима эпохи Бонапарта создал Давид в Портрете графа Франсуа Нантского (1811). Черты сословной принадлежности моделей Давид всегда передавал очень тонко. Это отчетливо видно в Портрете Антуана Монж и его жены Анжелики (1812) и в Портрете госпожи Давид (1813). 
В последние годы Империи были созданы и два больших исторических полотна на сюжеты из древней и современной истории (Раздача императорских знамен на Марсовом поле 3 декабря 1805 года, 1810 и Леонид при Фермопилах, 1814). Свое чувство любви к родине после разочарования в Революции, как писал сам художник, он хотел выразить в полотне Леонид при Фермопилах. Критика по-разному оценила это полотно. Оставшиеся верными идеалам Революции и империи поклонники художника восхищались этим произведением, увидев в нем великолепный памятник «великой армии» и ее военачальнику.
После вступления в Париж в апреле 1814 года войск союзников, разбивших прославленную армию Бонапарта в битве при Ватерлоо, империя пала. Давид уехал сначала в Швейцарию, а затем в Бельгию, где оставался в изгнании до конца своих дней. «Время выявит истину», — писал он сыну в 1819 году, ссылаясь на свой «гордый характер» и невозможность поэтому письменно просить Бурбонов о разрешении вернуться. В изгнании он много работал. В Бельгии были написаны портреты людей, нашедших здесь, как и он, прибежище: завершен начатый во Франции вариант Коронования (1822), созданы картины на античные сюжеты — Амур и Психея (1817), Прощание Телемаха и Евхарсис (1822), Марс, обезоруживаемый Венерой и грациями (1824) и ряд других. 
Произведения Давида на античные сюжеты отразили характерную тенденцию в развитии исторической картины неоклассицизма. Авторитет античности, превратившейся со стороны теоретиков стиля в диктат, вызывал у художников все большее сопротивление. Постепенно она начинала утрачивать свое довлеющее значение в исторической картине. Этот отзвук развенчания идеалов античности в живописи Давида подметил Эжен Делакруа, выступавший от лица новой романтической школы не против Давида, а против всей живописи неоклассицизма. «Вместо того, чтобы проникнуть в дух античности и соединить ее изучение с изучением природы, Давид явно стал отзвуком эпохи, для которой античность была фантазией», — строго заметил он в своем дневнике.
Жак Луи Давид был великолепным наставником: из его мастерской вышли Жан Огюст Доменик Энгр, Антуан Жан Гро, Франсуа Жерар, Пьер Поль Прюдон. В 1820-е годы идеалы эпохи Давида уже уходили в прошлое, но он является выдающимся мастером своей эпохи. Свидетель ее истории, он сумел одновременно достоверно и образно донести до многих поколений ее коллизии, сопряженные с его собственной судьбой и судьбами его современников.


Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group