закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 19.11.2019
Книга дня
Сказка о рыбаке и рыбке для любознательных
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Восемнадцатого декабря родился замечательный русский художник и педагог, мастер исторической, религиозной и жанровой живописи Евграф Семенович Сорокин

18.12.2018
В.Е. Маковский. Портрет художника Евграфа Сорокина. 1891

Подобно Василию Верещагину, учился в юности у иконописца и Евграф Сорокин (18.12.1821–17.2.1892). Ловкая кисть и собственные композиции, которые легко давались юноше, обратили на него внимание заказчиков церковной живописи, а главное — одного ярославского священника, которому он расписывал церковь. Этот священник и посоветовал Сорокину приготовить к приезду Николая I в Ярославль картину и тему подходящую подсказал — «Петр Великий за обедней в соборе замечает рисующего его портрет А. Матвеева и предугадывает в нем даровитого живописца». Картина была написана, представлена императору, и старинная история повторилась. То ли название понравилось российскому самодержцу, то ли сама картина, то ли он тоже распознал в авторе картины — Е. Сорокине — незаурядного художника, но государь обратил на юношу внимание и повелел принять учеником в Академию художеств. И не ошибся, ибо отучился Сорокин в Академии достойно, получал серебряные и золотые медали, не оставлял и иконописную работу, в частности расписывал Храм во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали», который находится в пос. Некрасовское Ярославской области*. В нижнем ряду иконостаса находятся две иконы: «Сретения Господня» и «Введения во храм Пресвятой Богородицы», написанные в 1843 году «учеником Императорской Академии Художеств Ефграфом Сорокиным, который расписывал и купол». Получив в 1850 году большую золотую медаль за картину на историческую тему Ян Усмовец останавливает быка художник отправился за границу пенсионером Кабинета его императорского величества.
     Живописец посетил Германию, Бельгию, Францию, Испанию, Сирию и Египет. Наиболее плодотворным периодом творчества Сорокина было время, проведенное им в Испании, куда он приехал в 1851 году и где прожил три года. Здесь художник создал свои лучшие жанровые картины «Нищая девочка-испанка» (1852) и Испанские цыгане (1853), хранящиеся в Третьяковской галерее. С 1855 года Сорокин жил в Италии, где написал картину «Свидание». 1858 годом датирована небольшая по размерам, но необычайно живая картина «Мастерская князя Максутова».
      По возвращении в Россию (1859) довольно Е.С. Сорокин быстро становится академиком — за полотно «Благовещение».  
Всю жизнь живописец занимался исключительно церковной живописью.  Художнику  было предложено принять участие в росписи Храма Христа Спасителя в Москве: он написал фигуры святых Лаврентия и Стефана для северных и южных дверей и несколько икон в иконостас, ему также принадлежит окончание и отчасти исправление на стенах этого же храма некоторых произведений Ф.А. Бруни, незаконченных вследствие смерти последнего. За работы в храме Христа Спасителя Сорокин в 1878 году был возведён в звание профессора. В период возрождения храма Христа Спасителя в 2000-х одна женщина принесла в храм икону
Спаса Нерукотворного, написанную Евграфом Сорокиным, которая некогда находилась в храме Христа Спасителя. Сейчас на ее месте  установили копию, а подлинную икону поставили справа от алтаря в нижнем, Преображенском Храме.
Также Евграфом Семеновичем написаны шесть образов в иконостас, настенные изображения евангелистов Марка и Иоанна, «Тайной вечери», «Спасителя во славе и „Нагорной проповеди“ для Парижской Православной Церкви.
С 1859 года Сорокин преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди его учеников были: С.В. Иванов, В.Е. Маковский, В.А. Серов, К.А. Коровин, И.И. Левитан, М.В. Нестеров и др. Долгие годы Евграф Сорокин попеременно с Василием Григорьевичем Перовым вел здесь натурный класс. Для молодежи Перов был высшим авторитетом, они называли себя „птенцами гнезда Перова“, а заслуженного академиста считали скучным, да и сам он не чувствовал призвания к учительству. Даже внешне они отличались: страстный в отношении к жизни и делу „с орлиным профилем и властной повадкой“ Перов и „красивый благодушный толстяк в бархатном пиджаке и белом галстуке“ — Сорокин. Он был „прекрасный человек“, „знаменитый рисовальщик“, только не было в нем „ни оживления, ни песни, ни той нервной приподнятости“, которыми обладал Перов. Сорокин оставался ведущим преподавателем в Училище вплоть до самой смерти.
Наряду с педагогической деятельностью он продолжает вести творческую. Он пишет картины Развал, Портрет матери. Академическое образование естественно сказалось на стиле Е.С. Сорокина. Его картины хорошо скомпонованы, чисто написаны и вызывают заслуженное уважение к таланту мастера.
     Умер художник 17 февраля 1892 года в Москве. В русской живописи творческое наследие его небольшое, но весомое, убедиться в этом нетрудно, заглянув в Третьяковку или Русский музей.

Немного фактов биографии художника

Константин Алексеевич Коровин. „Воспоминания“
    „Вот, что я помню. Когда он приходил в класс, то главное заключалось в том, что он поправлял рисунок и говорил: „Рисовать не умеете все вы, писать тоже. Дай сюда кисть“, — и когда брал палитру с положенной кистью, то, помешав ее с киноварью, проводил ею сверху, от головы до следков, изобразительной линией рисунка, делая мгновенно этюд ваш живым — с серьезной бодростью крепкой формы, и не было ошибки в размерах бегущей линии. По неумению нашему лепить цельное мы вновь бесконечно писали на этих замечательных поправках, и вновь приходил Евграф Семенович и говорил: „Ты глуп, ничего не понимаешь“. Правда, это было сверх нашего понимания. Я думаю, эти поправленные рисунки Евграфом Семеновичем есть его лучшие произведения. В красках он тоже всегда поправлял этюды с натурщика, так как женщины в то время не позировали. Он брал всегда „кость“, охру, „терр де сьенн“ и красный крап, и главное было — исправление света и тени при переходности их соразмерно форме, упуская при этом окраску: она не считалась важной. Забавно при этом, что фон писался отдельно. И, рисуя в вечерних классах, мы носили вечеровые рисунки домой делать фон. Это называлось „точить фон“, то есть делать его ровно и гладко. Странно, что хотя мне казалось это не нужно, но я „точил фон“.

   Сергей Николаевич Дурылин о Михаиле Нестерове. „Биография и мемуары“
   Михаил Васильевич Нестеров. „Давние дни“

В натурном классе Нестеров встретился с двумя, также сменявшими друг друга профессорами, художниками из двух эпох русской живописи: с Евграфом Семеновичем Сорокиным, старшим братом Павла Семеновича Сорокина, знаменитым рисовальщиком старого академического закала, и с Василием Григорьевичем Перовым.
Евграф Сорокин был Обломов с развалистой поступью, с добродушно-картавой речью; это был художник почти без картин: их не позволяла ему писать непреодолимая мягкая лень; в галерее Третьякова висела всего одна его „Нищая девочка-испанка“, написанная еще в 1852 году.
    «Сорокин знал рисунок, как никто в те времена, — писал Нестеров, — но работать он не любил. Механически брал тряпку и уголь и, едва глядя на модель, — смахнув нарисованное учеником, — твердой рукой ставил все на место.
…Не любил он и писать. Писал — скорее намечал форму, чем цвет“.
   Нестеров с признательностью вспоминал Евграфа Сорокина: этот академик из Обломовки с зорким глазом и твердой рукой раз навсегда привел Нестерова к сознанию: без формы нет искусства, без рисунка нет живописи. Как бы ни пленяли Нестерова очарование красок и волшебство колорита на иной картине, он не мог ни на мгновение зажмурить глаза на шаткость формы, он угрюмо морщился от несовершенства рисунка. Он не прощал этого даже самым любимым художникам.
Невнимательную небрежность, а то и полное забвение рисунка он считал болезнью современных живописцев. Молодых художников, обращавшихся к нему за советом, он прежде всего вразумлял: «Полюбите рисунок. Поищите его. Не спускайте себе тут ничего. Научитесь рисовать». И говорил он это так искренне, так убежденно, что случалось, художник уже с немалым именем принимался за ту работу, которую сам Нестеров проделал в натурном классе у Евграфа Сорокина. Лучшее, что было в этом академизме, — любовь к рисунку — Нестеров уже взял у Е. Сорокина.

Яков Данилович Минченков. «Воспоминания о передвижниках» (отрывок из книги)
Учителями Алексей Михайлович Корина были старые классики братья Сорокины, Павел и Евграф, а затем Прянишников и Владимир Маковский. Рисовал и писал этюды в школе Корин превосходно, получал почти всегда первые номера. Более всех дал ему Прянишников, талантливый представитель нового тогда течения в искусстве – реализма. Сорокины доживали свой век в ложном классицизме, закрыв глаза на русскую действительность. Павел Сорокин не выделялся, кажется, ничем, кроме своей замкнутой жизни и богобоязненности. Последним его качеством пользовались хитрые ученики. Желая заполучить Сорокина для исправления своей работы, они прикидывались тихонями и надевали на себя маску благочестия. Другой Сорокин, Евграф, славился как прекрасный рисовальщик. Про него говорили, что он может нарисовать натурщика по памяти, посмотрев на него один раз или начав рисунок с пальца на ноге натурщика. Конечно, если и было что-либо подобное, то рисунок был условным и едва ли мог передать действительную, живую натуру…

Алексей Петрович Боголюбов. «Записки моряка-художника» (отрывок)
Живописные работы в храме Христа раздавались профессором Тоном на громадные суммы, конечно, со взиманием в свою пользу крупного куша. Видя доброту и покладистую натуру А.Т. Маркова, Тон даёт ему расписать купол за 100 тысяч рублей серебром. Взял он за эту услугу двадцать пять тысяч на свои карманные расходы. Ну, бедняку подобный заказ был манною небесною. Но силы Маркова были уже плохи давно, а потому, скомпоновав эскиз — Бога Саваофа, окружённого сонмом херувимов, он стал подыскивать доброго человека, художника, который за умеренную плату исполнил бы его работу честно под его руководством. Ученик его Иван Кузьмич Макаров взялся за дело, но, будучи беден и обременён громадным семейством, забирал у него шибко деньги, а Марков держал мошну очень туго. Да кроме того, он обязал Макарова сделать двадцать херувимов громадной величины для купола, от чего тот отказался, говоря, что это не его дело, ибо он взялся написать только Бога и не более и что готов, пожалуй, писать и херувимов, но с готовых прорезей. Марков сделал пять да и говорит: «А остальные вы кувыркните врассыпную, переворачивая бумагу». Такое нищенство в капитальной работе показалось Макарову недостойным, да притом же Марков отказал ему в деньгах, и он отказался от работы. Делать нечего, надо было искать нового силача-художника, а потому Алексей Тарасович обратился к другому своему ученику, человеку опытному, рисовальщику строгому — Евграфу Семёновичу Сорокину, посулил за работу двадцать пять тысяч, ту же сумму, что и Макарову. Первым приёмом Сорокина было требование выпрямить «Бога Саваофа», ибо он был крайне плохо нарисован и валился из купола. Марков находил, что и так сойдёт. Но Сорокин, пользуясь его отъездом в Петербург, перечертил фигуру. Когда Марков приехал обратно, то пришёл в ужас и смятение, так что на другой день Евграф Семёнович, прибыв рано утром на подмостки, скипидаром смыл всё им сделанное и более уже на строение не являлся. …
Не так поступил Ф.А. Бруни с Тоном. Он забирал деньги вперёд, и когда дошёл до пятидесяти тысяч и хотел сдавать свою работу, то её забраковали. Но он скоро умер, а на остальные пятьдесят тысяч прежнюю работу его смыл и заново исполнил свою Евграф Сорокин…

      * * *

     Братья Сорокины

Евграф Семенович Сорокин (1821–1892). Талантливый художник, академик, профессор исторической живописи. Расписывал храм Христа Спасителя в Москве. Вместе с Перовым, Маковским учил рисовать несколько поколений живописцев (Левитан, Серов, Коровин).
   Василий Семенович Сорокин (1833–1921). Художник-академик, мозаист. Лучшая из его работ – образ святого Спиридония в Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге. Возглавлял русский отдел на международной выставке мозаичных работ в Риме.
   Павел Семенович Сорокин (1826–1886). Образование, как и его братья, получил в Академии художеств. В 1854 году за картину «Вулкан, кующий стрелы для Юпитера» получил золотую медаль. За стенную живопись в храме Христа Спасителя получил звание академика. Преподавал в мастерских Троице-Сергиевой Лавры. Могила его до настоящего времени находится неподалеку от храма в честь иконы Богородицы «Утоли моя печали».
     Рафаил Семенович Сорокин (1838–1900). Получив звание неклассного художника по живописи в Академии художеств, переходит в архитектурное отделение. За программу «Проект здания для женской гимназии на 600 девиц» получил звание архитектора.

* На посадском кладбище при этом храме нашли упокоение двое из четырех братьев-академиков – Павел (он в бригаде Евграфа расписывал храм Христа Спасителя) и самый младший из Сорокиных – Рафаил.  

Книги, посвященные жизни и творчеству Евграфа Сорокина:




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group