закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 19.11.2019
Книга дня
Сказка о рыбаке и рыбке для любознательных
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Замечательный русский художник-передвижник, академик живописи, председатель Общества имени А.И. Куинджи Николай Петрович Богданов-Бельский родился 20 декабря 1868 года

20.12.2018
Н.П. Богданов-Бельский. Автопортрет. 1915

Николай Петрович Богданов-Бельский (20.12.1868–19.2.1945) родился в деревне Шитики Смоленской губернии. В фамилии художника спрессована история происхождения: Богом данный (незаконнорожденный) сын бедной бобылки из Бельского уезда, вторую часть фамилии художник получил, когда стал в 1903 году академиком: “Мою простонародную фамилию как бы облагородил сам государь (Николай II), вписав ее собственноручно в диплом через дефис – Бельский”. В шесть лет Николай выучился читать Псалтирь, занимаясь с церковным сторожем Севастьянычем. По счастью, на постоянное жительство в имении Татево поселился профессор Московского университета Сергей Александрович Рачинский. Не согласный с проводимой реформой университетского образования, он ушел в отставку, полностью отдав себя и свои средства делу просвещения крестьянских детей. В своем имении Татево Рачинский открыл образцовую школу, где, кроме основных предметов, школьникам преподавали основы земледелия, строительства и пчеловодство. Большое внимание уделялось и эстетическому воспитанию – музыке, пению, рисованию. В арендованном доме псаломщика в селе Шопотово на собственные средства профессор также устроил образцовую школу, и девятилетний Николай Богданов два года охотно посещал занятия. Однажды в школу приехал и сам Рачинский. Он бодро в дохе и валенках выпрыгнул из саней. Живой, приветливый, улыбающийся, он, войдя в школу, стал сразу же задавать многочисленные вопросы: «У сорока мышей сколько ушей?» или «Сидели три кошки, и против каждой кошки сидели две кошки. Сколько всего сидело кошек?». Маленьким ученикам понравилась его шутливая манера разговаривать. А Коле Богданову, о котором уже ходила слава рисовальщика, профессор тут же устроил экзамен: нарисовать по заданию с натуры школьного учителя. По окончании рисунка все нашли сходство с моделью, а Рачинский отметил, что нарисовано «недурно». Уходя из школы, он пожелал видеть юного рисовальщика у себя в Татеве и вскоре прислал ему цветные карандаши и перочинный ножик, чему тот несказанно обрадовался.
Благодаря Рачинскому Николай он стал художником. Через несколько лет он не раз в картинах обращался к его образу (Устный счет. В народной школе С.А. Рачинского, 1895; У дверей школы, 1897). Поступив по настоянию С.А. Рачинского в рисовальную школу Троице-Сергиевского посада, он прошел первую художественную подготовку, обучаясь в 1882–1883 годах рисованию под руководством иеромонаха Симеона. А в 1884 году перешел учиться в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителями в были братья П.С. и Е.С. Сорокины, И.М. Прянишников, В.Е. Маковский, В.Д. Поленов. Николай Богданов был одним из самых способных учеников, за первую жанровую картину Знахарь в 1887 году он получил премию Общества поощрения художеств.
ему дипломной работы в бытовом жанре надо было определять самому, и Николай Богданов отправился в Татево в семью Рачинских. Был Великий пост. Частые службы в стареньком храме, пение, чтение на клиросе, общение с православными людьми вызывали в душе молодого человека состояние покоя и умиротворения. А тут еще необычный случай: после причастия из церкви пропал мальчик. После двухнедельных поисков его нашли в лесу в заснеженном шалаше с краюхой хлеба: он хотел стать отшельником. Все вместе и побудило юношу начать работу над картиной Будущий инок. Всего за месяц он написал полотно и представил на конкурсную выставку в училище. Императрица Марии Федоровне приобрела эту работу.
Николай Петрович окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1889 году с двумя малыми серебряными медалями за рисование и живопись, а за дипломную работу получил большую серебряную медаль и звание классного художника. О молодом таланте заговорил Петербург, его картины быстро раскупались. С рекомендацией к российскому послу в Турции Нелидову художник отправился по Черному морю в Константинополь. Написав заказные портреты Нелидова и его жены, художник следует на Афон: здесь, на Святой горе, видит множество маленьких монашеских келий Пантелеймоновского, Андреевского, Ильинского монастырей, пишет маслом их виды, работает над морскими пейзажами У берегов Афона, Морской прибой. Вернувшись с Афона, Богданов-Бельский представил на Передвижной выставке картину Умирающий крестьянин, и ее купил московский коллекционер К.Т. Солдатенков.
В Высшем художественном училище при Петербургской Академии художеств, где Богданов-Бельский учился в 1894–1895 годах, он занимался у знаменитого И.Е. Репина. Последнее десятилетие XIX века для российской культуры и искусства было сложным. Новое поколение талантливых художников по-другому понимали задачи искусства: происходило расслоение ведущего художественного направления. Богданов-Бельский склонялся больше к старому уставу Товарищества передвижных выставок. В 1895 году он уже член Товарищества передвижных художественных выставок и как равный среди равных участвует в выставках. Полотна привлекают внимание критиков и приобретаются меценатами.
Живописец отражает жизнь и интересы обычного человека, его радости, повседневные заботы, изменения в жизни деревни 1890-х годов. Отправляется в дальние края разоренная крестьянская семья (Переселенцы), сидит у дороги старый крестьянин, покинувший родную деревню в поисках работы (Крестьянин), забирают в армию деревенского парня, единственного работника в крестьянском хозяйстве (Проводы новобранца, 1898), обхватил руками голову в безутешном горе у своей избушки старый крестьянин (Горе, 1909). Гибнет, разоряется дворянско-помещичье сословие, богатые крестьяне становятся новыми хозяевами жизни в селе, они скупают земли, старые дворянские усадьбы. И в картине Новые хозяева (1913) в помещичьем старом доме за столом новые владельцы: крестьянская семья пьет из самовара чай.
Богданов-Бельский активно продолжает разрабатывать тему просвещения крестьянских детей. В картине У больного учителя (1897) изображен учитель школы села Татева Аркадий Аверьянович Серяков. Для написания образа учительницы Николаю Петровичу моделью послужила его спутница жизни – Наталья Антоновна Топорова. Школьная тема образует целую серию (Проба голосов, 1899; Талант и поклонник; Сочинение, 1903; Новички, 1904; За книжкой; Деревенские друзья, 1912–1913). «Я так много лет провел в деревне, так был близок сельской школе, так часто наблюдал крестьянских детей, так полюбил их за непосредственность, даровитость, что они, как-то сами собой, сделались героями моих картин», — вспоминал художник (У дверей школы, 1897; Воскресные чтения в сельской школе, 1895). 

В 1903 году художник за свои картины, представленные на выставках, получил звание академика. С 1914 года он стал действительным членом Академии художеств.
В первом десятилетии ХХ века в отношении художника к живописным средствам многое меняется: в жанровых картинах появляются новые изобразительные средства, почерпнутые во время поездки во Францию после обучения в мастерской И.Е. Репина. В парижской студии Ф. Кормона он занимался живописью, а в частной художественной школе Ф. Коларосси – рисунком. Вместе с ним работали Е. Лансере и А. Бенуа. Участвуя там в двух конкурсах учеников, Богданов-Бельский получил за свою работу серебряную медаль. Знакомство с искусством импрессионистов О. Ренуара, К. Писсарро, А. Матисса, Э. Мане и других существенно повлияло на живописные приемы. Посещая Париж, глубже познавал законы живописи импрессионистов (Хор девочек, 1916; Дети на уроке). Он изучал западное искусство не только в парижских музеях, но и в Риме, Неаполе, Венеции, Флоренции.
В это время он пишет довольно много заказных портретов, что позволяет стать материально независимым. Заказывали ему свои изображения императрица Мария Федоровна, князь Михаил Волконский, член Государственного совета, министр финансов Сергей Юльевич Витте, кавказский наместник, генерал-лейтенант И.И. Воронцов-Дашков, светлейший князь А.К. Горчаков, красавец князь Абамелик-Лазарев и многие другие. Популярность художника выросла после того, как он получил заказ на создание портрета императора Николая II. Заказ был ответственный. Используя фотографию, художник сделал эскизы и, приехав в Царское Село, представил их Николаю II, пожелавшему видеть себя в форме офицера драгунского полка на фоне белой колонны Александровского дворца. Сеанс позирования продолжался два часа с небольшим перерывом, а дальше работа шла с другой моделью с похожей фигурой – Солдатенковым. Весной 1908 года портрет был закончен. Император остался доволен. Другой его портрет художник писал в Ливадии – летней крымской резиденции.
В 1911 году, всю вторую половину лета, Николай Петрович провел вблизи Алупки в Кореизе, в крымском имении князя Исупова, работая над портретами его семьи. 
Кроме портретов аристократов художник создал целую галерею образов писателей, ученых, деятелей культуры и искусства (Портрет Антона Рубинштейна, артиста Московского Художественного театра А.Р. Артёма, историка и библиографа Николая Платоновича Барсукова и др.). Зиму Николай Петрович проводил в Петербурге, а на лето выезжал в Тверскую губернию Вышневолоцкого уезда. С 1907 года он жил и работал там вместе с художниками К. КоровинымС. Жуковским, А. Степановым, В. Бялыницким-Бирулей. Для полотен Богданова-Бельского моделями служили сельские жители, но главными героями оставались все те же деревенские ребятишки. Здесь, в селении Островно, в имении помещика Ушакова в 1908 году он написал эскиз В гостях у учительницы, ставшее большим полотном Именины учительницы. Представленная в 1911 году на выставках в Риме и Мюнхене картина была приобретена любителем живописи и увезена в Лондон. Помощница, муза, натурщица, Наталья Антоновна помогала Николаю Петровичу в трудных ситуациях.
XLV и XLVI Передвижные выставки в 1917 году были последними, в которых участвовал художник. На первой была представлена его работа Из недавнего прошлого. С прошением, опубликованная в июньском номере журнала «Нива». Эта картина отвечала духу революционного времени, а оно принесло Николаю Петровичу глубокое разочарование. Новый политический строй чуть ли не узаконил голод, анархию, преступления. Вместе с революцией в искусство ворвались новые веяния: рождались многочисленные авангардные художественные течения. Труд художников-реалистов становится невостребованным, исчезла возможность участвовать в выставках, а значит, и продавать картины. Денег на то, чтобы просто выжить, не было. Пришлось отложить в сторону краски и заняться огородничеством. Они с Натальей Антоновной жили тогда в Островно, недалеко от станции Удомля, Тверской губернии. В имении помещика Ушакова художник и раньше постоянно работал, приезжая летом из Петербурга. Здесь Богданов-Бельский создал одну из своих значительных картину На работу.
В конце лета 1921 года уже из Петербурга вместе с женой художник выехал в Ригу. Многие художники России уезжали из революционной России на Запад. Латвия в 1920 году без особых потрясений становится самостоятельной республикой. В Риге собралось много представителей русской интеллигенции, в городе устраивались выставки работ известных русских художников.  В октябре 1921 года на выставке латышских художников группы «Независимые» Богданов-Бельский представил две живописные работы На облаве (1918) и Переправа, а в декабре того же года открылась персональная выставка картин художника. Наряду с пейзажами было много и чисто передвижнических картин (Симфония, Национализация, Без лошади и другие). В поисках новых тем Богданов-Бельский отправляется в окрестности Риги, Огре, Кемери, на Рижское взморье. Там создает многочисленные пейзажи.
Почти каждое лето в 1920-е годы художник проводит в имении Лобарж, расположенном недалеко от городка Резекне. Хозяева имения создали здесь своеобразный культурный оазис. Летом 1925 года здесь поселился известный пейзажист Сергей Виноградов.  С озерного мостика в картине Вечер (Удильщик, 1924) ребятишки ловят рыбу. Импрессионистическая манера письма заметна и в отсветах на воде заходящего солнца,  и в отражении в зеркале озера белых стволов берез.
В 1924 году Богданов-Бельский посылает в Америку одиннадцать полотен на выставку русского искусства. Ее организаторы – издатель И.Д. Сытин, московские художники С.А. Виноградов, И.Э. Грабарь. Картины У больной учительницы, На облаве, Деревенские мальчики, Талант и поклонники, Портрет Станиславского и еще несколько работ «русского периода» привлекли внимание посетителей и были проданы. 
А в марте 1925 года в Риге перед посетителями третьей персональной выставки, развернутой в двух больших залах Городского художественного музея, были представлены его полотна, написанные почти полностью в «латвийский период» (Цветущая яблоня; Цветущий вереск; Латгальские девочки; Дети с балалайками; Латгальские пастушки). В каталоге насчитывалось 83 работы, первым номером значилась написанная с натуры картина Бывший защитник Родины, для которой позировал поселившийся в Риге русский генерал. 
Художник вел активную общественную жизнь: он член совета Русского драматического театра и Русского клуба, один из организаторов литературно-театрального общества, член Общества охотников. 
Богданов-Бельский был прост в общении, умел дружить с людьми, будучи лояльным к власти, не терял и связи с эмигрантами. В 1926 году он передал свою художественную студию С.А. Виноградову. К концу 1930-х годов художник стал болеть, сказывался возраст и беспрерывная работа. В январе 1927 года в Копенгагене в здании «Свободная выставка» прошло необычное для Дании событие: открылась экспозиция картин русских художников, для картин Николая Петровича был отведен громадный первый зал. Большая выставка была устроена и в следующем году в Праге, где обосновалось большое количество выходцев из России.
Девятого декабря 1928 года Николай Петрович отмечал шестидесятый год своего рождения. Объединение петербургских художников, созданное в 1909 году по инициативе и на средства А.И. Куинджи, оказывало материальную поддержку художникам разных художественных направлений, особенно молодым. Незадолго до смерти в 1910 году знаменитый художник составил завещание, оставив обществу свой почти миллионный капитал. Обществу принадлежали земли на южном берегу Крыма, близ Симеиза и Байдарских ворот. Оно устраивало выставки, ежегодные конкурсы, приобретало картины, награждало лучших учеников Академии художеств. Во время Первой мировой войны деньги шли на помощь армии. С 1913 по 1918 год бессменным председателем его был Николай Петрович Богданов-Бельский. 
В январе 1930 года в Берлине открылась выставка 27 русских художников, проживающих в Европе. Отзывы в печати были в основном хорошие, но денег участникам она принесла немного. Лейпцигский журнал приобрел у художника право на репродуцирование картины Сказка, в мюнхенском издательстве должны были печататься цветные репродукции с картин У рояля, Чаепитие и нового варианта на латвийский мотив В гостях у учительницы.
По возвращении из Берлина в Латвию Богданов-Бельский работает над серией «Дети Латгалии“, и снова десятки полотен с детскими персонажами. В картинах, изображающих летний зной, золото осени, зимний холод, весенний воздух, присутствует яркий детский мир: На плоту, Деревенские мальчики, Ребятишки на заборе, На весеннем солнышке, В лодке, Мальчик с балалайкой, Зимняя забава. Нужна большая фантазия и великая любовь к своим героям, чтобы написать сотни картин. Красиво смотрелись пейзажи У Вендена, Зегевольд, Лесная глушь. Рижский музей приобрел картину Летний день (1931) с играющими в шашки девочками в летнем саду. Привлекала внимание содержанием и колоритом картина В церкви, написанная во время поездки в Псково-Печерский монастырь, после революции оказавшийся на территории Эстонии. Осенью 1935 года по приглашению сербского патриарха для работы над его портретом художник едет в Белград, а затем в Дубровники. Патриарх Варнава, воспитанник петербургской Духовной академии, помогал российским беженцам и потому пользовался среди них большим авторитетом. За три недели пребывания в Дубровниках художник смог закончить его портрет и написать несколько пейзажей: Русская церковь в Рагузе, Старые ворота Рагузы, Дорога Святого Якова в Рагузе и другие.
   В 1936 году в чествовании Николая Петровича, которое проходило в рижской правительственной гимназии, принимали участие разные русские общества, представители латвийских учреждений, министры. Президент Латвии К. Улманис подписал приказ о присвоении Богданову-Бельскому высокой правительственной награды ”ордена Трех звезд”». Юбилейная выставка произведений Богданова-Бельского открылась в марте 1936 года. Ее посетили четыре тысячи человек – для частных выставок количество посетителей небывалое!
   Новые темы, навеянные поездками художника в Королевство СХС (Сербия, Хорватия, Словения), воплотились в картинах с синими тонами моря Адриатики, древними памятниками сербской православной архитектуры. А рядом русский Изборск, Псково-Печёрский монастырь с увенчанным золотыми крестами Успенским собором, белыми колокольнями, крепостными стенами. И портреты известных рижан. Основная часть работ была посвящена крестьянским детям латгальской земли (У огня, В летний вечер, Маленький детский праздник, Мальчик с балалайкой и другие).
   Художник по-прежнему много работает, ездит в разные концы Латвии, запечатлевая на холстах особенности ее природного ландшафта… Сказывается возраст: к концу дня он чувствует себя настолько усталым, что ему трудно взяться за перо. К диабету в конце 1939 года прибавилась новая болезнь, пришлось прибегнуть к операции. И все же хватает сил, чтобы открыть выставку в апреле 1940 года в Рижском городском художественном музее. В Городском музее в январе 1941 года открывается Первая выставка изобразительного искусства Латвийской ССР, в которой участвуют заслуженные латышские художники. Николай Петрович представил пейзаж «Весеннее утро». Вскоре он написал портрет А.М. Горького.
    В первой половине 1940-х годов, во время немецкой оккупации, Богданов-Бельский продолжал работать. В 1943 году в Риге на немецком языке выходит монографический альбом «Богданов-Бельский. Жизнь и творчество русского художника». Наступление советских войск заставило Николая Петровича с женой осенью 1944 выехать в Германию и после долгих мытарств, под частыми бомбежками, попасть в Берлин. Тяжелобольного художника жена привозит в клинику знаменитого профессора Зауэрбруха. Операцию Николай Петрович не перенес, его не стало 19 февраля 1945 года. На Тегельском православном кладбище Берлина среди русских князей нашел последний приют выходец из простой крестьянской семьи, достигший славы благодаря большому дарованию. 
По книге Нины Лапидус
Книги, посвященные жизни и творчеству Николая Петровича Богданова-Бельского:


Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group