закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 30.10.2020
Книга дня
Игры на листе бумаги
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Выдающийся живописец и график, глава французского романтизма Эжен Делакруа родился 26 апреля 1798 года

25.04.2014
Эжен Делакруа. Автопортрет в зеленом жилете. 1832
 
     Эжен Делакруа — одна из наиболее крупныхренессансных фигур в искусстве XIX века. Стасов оценивал Делакруа как «наиважнейшего революционера и начинателя» в области колорита, в разработке гармонических законов цветописи. Репин писал, что «по блеску и силе красок он сделал смелый шаг вперед…». И этот опыт, как нам известно, нашел свое отражение в замечательном творчестве французских импрессионистов. Композитором в живописи назвал Делакруа наш великий Суриков. И он был бесконечно прав.     Пожалуй, никто в прошлом веке не отдал столько таланта, труда и сил разработке композиции и музыкальности живописи. Но, пожалуй, лучше всех сказал об этом удивительном качестве живописи сам Делакруа: «Искусство — значит поэзия. Без поэзии не может быть искусства. Картина доставляет нам удовольствие иного рода, чем то, которое мы получаем от литературного произведения. Живопись вызывает совершенно особые эмоции, которые не может вызвать никакое другое искусство. Эти впечатления создаются определенным расположением цветов, игрой света и тени — словом, тем, что можно было бы назвать музыкой картины».
     Фердинанд Виктор Эжен Делакруа (26.4.1798—13.8.1863) родился в пригороде Парижа 26 апреля 1798 года. Его родители умерли, когда он был совсем юным, после этого его отправили к сестре, которая вскоре попала в труднейшее финансовое положение. В 1815 году юноша оказался предоставлен сам себе, поступил в мастерскую известного классициста Нарсиса Герена, а в 1816 году стал учеником Школы изящных искусств, где преподавал Герен. Здесь царствовал академизм, и Эжен без устали писал гипсовые слепки и обнаженных натурщиков, что помогло ему в совершенстве освоить технику рисунка. Но настоящим университетом для Делакруа стал Лувр. Больше всего начинающего художника привлекали великие колористы — РубенсВеронезе и Тициан, а в литературе —  Шекспир и Байрон. Самое большое влияние оказал на Делакруа молодой живописец Теодор Жерико.
    Первой картиной Делакруа стала — Ладья Данте (копия — «Данте и Вергилий в аду») (1822), но настоящий успех постиг художника в 1824 году, когда он показал в Салоне свою Резню на Хиосе, описывающую ужасы недавней войны Греции за независимость. Бодлер назвал это полотно «жутким гимном року и страданию». Многие критики обвинили Делакруа в чрезмерном натурализме. Но главная цель была достигнута: молодой художник заявил о себе. Следующая работа, выставленная в Салоне, называлась Смерть Сарданапала. Сюжет картины Делакруа позаимствовал у Байрона. «Движение передано прекрасно, — писал один из критиков об его другой похожей работе, — но эта картина буквально кричит, грозит и богухульствует».
Красоте жизненной модели художник предпочитал сюжеты из романов. «Что же следовало бы сделать, чтобы найти сюжет? — спрашивает он себя однажды. — Открыть книгу, способную вдохновить, и ввериться своему настроению!» И свято следует своему собственному совету: с каждым годом книга все больше становится для него источником тем и сюжетов. Так постепенно вырастала и крепла стена, отделявшая Делакруа и его искусство от действительности.
     Замкнувшимся в уединении и застала его революция 1830 года. Все, что еще несколько дней назад составляло смысл жизни романтического поколения, стало «выглядеть мелким» и ненужным перед грандиозностью свершавшихся событий. Баррикадные бои 27, 28 и 29 июля во французской истории решили исход политического переворота. В эти дни был свергнут король Карл Х — последний представитель ненавистной народу династии Бурбонов. Много было совершено подвигов и принесено жертв. В день, когда королевские войска держали под обстрелом висячий Гревский мост, появился молодой человек, который бросился к ратуше. Он воскликнул: «Если я погибну, запомните, что меня зовут д’Арколь». Он действительно был убит, но успел увлечь за собой народ, и ратуша была взята.
    Июльские дни отозвались в душе Эжена Делакруа замыслом новой картины, он сделал набросок пером, на основе которого пишет знаменитое полотно Свобода на баррикадах. Художнику уже становится мало фигуры одного только д’Арколя, своим героическим порывом увлекающего повстанцев, центральную роль Эжен Делакруа передает самой Свободе. Композиция картины очень динамична: в центре расположена группа вооруженных людей, из-за порохового дыма не видно площади, не видно и как велика сама эта группа. Напор толпы, заполняющей глубину картины, образует все нарастающее внутреннее давление, и вот, опережая толпу, из облака дыма на вершину взятой баррикады широко шагнула прекрасная женщина с трехцветным республиканским знаменем в правой руке и ружьем со штыком в левой. На ее голове красный фригийский колпак якобинцев, одежда ее развевается, обнажая грудь, профиль ее лица напоминает классические черты Венеры Милосской. Это полная сил и воодушевления Свобода, которая решительным и смелым движением указывает путь бойцам. Ведущая людей через баррикады, Свобода не приказывает и не командует — она ободряет и возглавляет восставших. Художник переносит все событие в мир аллегории, но Свободу у него символизирует не античное божество, а самая простая женщина, храбрая парижанка. Остальные действующие персонажи по существу тоже аллегоричны. В их лице Делакруа как бы выводит на передний план те силы, которые совершили революцию: рабочих, интеллигенцию и плебс Парижа. Рабочий в блузе и студент (или художник) с ружьем — представители вполне определенных слоев общества.
    Выставленное в Салоне в 1831 году полотно вызвало бурное одобрение публики. Сам художник очень любил эту свою картину и приложил много усилий, чтобы она попала в Лувр. Однако после захвата власти «буржуазной монархией» экспозиция этого полотна была запрещена. Только в 1848 году Делакруа смог еще один раз, и даже на довольно длительное время, выставить свою картину, но после поражения революции она надолго попала в запасник.
     Кроме живописного наследия Делакруа оставил нам прекрасные  литературные труды по вопросам истории, искусства, а также «Дневник», который художник вел с 1822 по 1863 год. «Дневник» — не только исповедь, но и документ эпохи: в нем отразилась и поездка в Англию в молодости, миссия в Марокко, путешествие по Бельгии. В Марокко Делакруа сделал сотни набросков, а в дальнейшем впечатления, полученные в этом путешествии, служили ему неисчерпаемым источником вдохновения.
    По возвращению во Францию он расписывал Бурбонский дворец (1833—1847), работал над украшением Люксембургского дворца (1840—1847) и росписью потолков в Лувре (1850—1851). Двенадцать лет он посвятил созданию фресок для церкви Сен-Сельпис (1849—1861). Делакруа особенно привлекали люди творческие. Он написал портреты Паганини (1831), Шопена (1838), Жорж Санд, Берлиоза, замечательный Автопортрет в зеленом жилете (1832). Это был мастер натюрморта, пейзажа,  он писал интерьеры, животных и был одним из последних великих мастеров настенной живописи.
     В 1835 году у него обнаружилась серьезная болезнь горла, которая то утихая, то обостряясь, в конце концов и свела его в могилу. В 1851 году художника избрали в городской совет Парижа, в 1855-м наградили орденом Почетного легиона. В том же году была организована персональная выставка Делакруа — в рамках Всемирной парижской выставки. Последняя картина живописца, выставленная в Салоне 1859 года, и законченные в 1861 фрески для церкви Сен-Сюльпис остались практически незамеченными публикой. Тринадцатого августа 1863 года Делакруа тихо и незаметно скончался от рецидива болезни горла в своем парижском доме в возрасте 65 лет.
    «Живопись, — писал Делакруа в своем „Дневнике“, — не что иное, как мост, переброшенный от души художника к душе зрителя. Холодная точность не есть искусство. Блистательный вымысел, обладающий выразительностью и обаянием, — вот в чем искусство. Пресловутая добросовестность большинства художников есть не что иное, как в совершенстве постигнутое искусство заставить нас скучать…»

         Источники: И.В. Долгополов. «Мастера: Новеллы о художниках». – М.: Воениздат, 1981; Н.А. Ионина. «100 великих картин». – М.: Вече, 2000; Э. Делакруа. «Дневник“. – М.: Терра, 2008.




Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group