закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 16.08.2018
Книга дня
Иван Яковлевич Билибин. Живопись. Книжная станковая графика. Театрально-декорационное искусство Мельничук Оксана
Картина дня
Подводное царство Билибин Иван Яковлевич
Воскресный день » Авторская колонка »

Двадцать четвертого мая родился замечательный русский живописец-пейзажист, педагог, один из членов-учредителей Товарищества передвижников Алексей Кондратьевич Саврасов

24.05.2018
А.К. Саврасов. Фотопортрет. 1890-е

    Алексей Кондратьевич Саврасов (24.5.1830–8.10.1897) известен главным образом как автор картины Грачи прилетели (1871), положившей начало во второй половине XIX века лирическому пейзажу с его характерными чертами: изображение провинциальной России, интерес к «уголкам» природы, вид которых непременно рождает воспоминание о чем-то похожем, виденном в реальной природе и милом сердцу. Этой лирической линии русского пейзажа суждена была долгая жизнь. Высшей точкой здесь общепризнанно является творчество Левитана, затем идут пейзажи Константина Коровина и далее — мастеров Союза русских художников. На Саврасова тем самым падает обратный отсвет, позволяя осознать и оценить его роль в обогащении пейзажной драматургии. После кончины Саврасова Левитан писал: «Саврасов… старался отыскать и в самом простом и обыкновенном те интимные, глубоко трогательные черты, которые так сильно чувствуются в нашем родном пейзаже и так неотразимо действуют на душу. С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле…» Левитаном сказано самое главное: Саврасов действительно создал русский пейзаж, и, не будь его Грачей, пути русской живописи, быть может, были бы совершенно иными. «В 1871 году, — писал Александр Бенуа, — картина Саврасова была прелестной новинкой, целым откровением, настолько неожиданным, странным, что тогда, несмотря на успех, не нашлось ей ни одного подражателя… Зато в конце 80-х годов, когда лучшие силы в русском искусстве взялись за пейзаж, когда вся дорога в техническом отношении — и в смысле красок, и в смысле живописи и света — была пройдена, когда все, что требовалось для свободного и непринужденного творчества, было найдено, тогда картина Саврасова послужила путеводной звездой не одному из художников».
    На Первой передвижной выставке (Саврасов был одним из учредителей Товарищества), где большинство пейзажей представляли собой традиционные природные или архитектурные виды, картина «Грачи прилетели» стала «гвоздем», не только возвысив значение пейзажа в целом, но и обозначив в русской живописи поворот от социальной проблематики к идее чистой художественности. Над пейзажем Саврасов работал в марте, в селе Молвитино Костромской губернии, куда уехал на время от семьи пережить потерю своего ребенка (художник похоронил четверых детей). На окраину села он забрел случайно. Его привлекла церковь Воскресения конца XVIII века. Белый храм с пятью куполами, шатровая колокольня… Внезапно художник увидел всю картину разом и принялся писать этюд. Просевший снег, грачи на кривых березах, тусклое небо, серые избы, забор и сарай, церковь на фоне стылых лугов — всё сложилось в единый образ, полный тихой поэзии. В «Грачах» весна изображена так, как если бы это была лишь временная ростепель посреди зимы — слишком много в картине зимних примет. Но пришествие весны обещано самой живописью — в тонких оттенках розового, голубого, сиреневого, золотистого, проглядывающих, подобно первому весеннему лучу, и становится слышен шелест ветвей берез со встрепанными гнездами, качающимися на ветру, грачиный грай, возвестивший весну… 
    «Грачи» были исключительной удачей Саврасова. Он окончил Московское училище живописи в 1850 году, и на протяжении двадцати лет, до появления «Грачей», в его творчестве ничто, кажется, не указывало пути к созданию подобной картины. Дебютом Саврасова был Вид на Кремль от Крымского моста в ненастную погоду (1851), показанный на выставке училища и выполненный целиком в русле романтической традиции: затененный первый план, предгрозовое освещение и панорамный вид на дворцы и храмы Кремля, ветер, переданный наклоненным деревом, развевающейся юбкой незнакомки, рыжей пылью, поднятой в воздух. Только над дальним Кремлем, написанным намеренно в центре, небо чуть светлее. Четко видна колокольня Ивана Великого: капля золота — купол, другая капля — отражение купола в воде. Саврасову удалось приблизить их с помощью контраста между белыми стенами и грозовым небом. 
     Одним из излюбленных мотивов Саврасова становится равнинный пейзаж с открытой далью, тающей в туманной дымке. В пейзаже Степь днем (1852) великолепно разработана световоздушная перспектива, а тонкая цветовая нюансировка предвосхищает живопись «Грачей». Среди пейзажей 1860-х годов должен быть отмечен Сельский вид (1867) с прелестным мотивом пасеки среди цветущих деревьев, рисунком сухих ветвей, обрамляющих вид, подобно раме, с деревенькой на дальнем плане. Подобных идиллических мотивов у Саврасова немного.
     Наиболее обдуманной работой Саврасова 1860-х годов является картина Лосиный остров в Сокольниках (1869), удостоенная на конкурсе Московского Общества любителей художеств Первой премии. Перед нами опушка на окраине хвойного леса, заболоченный луг, бочажок с ржавой водой, отражающей причудливое движение облаков. Поодаль пасутся коровы. Они разбрелись по лугу, но так за солнцем и идут, травку пощипывая, словно догоняя уходящий день. Половина картины — в тени. Сквозь кружево облаков пробивается свет; он передает стремительно угасающий день: в воздухе пахнет свежей землей, травой, сыростью. Градации света и сумрака представлены не без изящества. Тонкими оттенками зеленого и золотисто-коричневого написана земля. В сущности, это вариант традиционной видописи: красивое зрелище, то, что в самой природе привлекает взор и заставляет сказать: «Как красиво!» 
    В этом смысле «Грачи» как раз представляют собой «не видную» картину: это антивидопись, принцип, по которому специально выбирается нечто невзрачное, и эта невзрачность многообразно акцентируется. Художник словно нарочно выбирает самый неказистый вид, который только можно вообразить — какие-то задворки, сараи, церквушка, белесое холодное небо, и лишь на ветвях берез царит оживление — грачи устраивают гнезда. И в желании разглядеть, где же тут весна, зритель начинает замечать подробности природного быта, обычно ускользающие от взгляда: под березой подтаял снег, начинают распускаться вербы, деловитый и серьезный грач пешком несет в клюве веточку, на снегу и на заборе играют весенние тени.
     В написанной двумя годами позже картине Проселок (1873) — обновление природы после пронесшейся грозы. Одна из любимых тем романтического пейзажа. Саврасов же вновь избирает самый прозаический вид и наполняет его патетикой. Растущие на обочине ветлы с серебристой листвой вздымают ветви ввысь, точно вознося хвалу небесам. Рваные контуры облаков и проглянувший сквозь желтоватую облачную завесу голубой клочок неба — все это словно опрокинуто в лужи, где происходит тонкая игра света. Дорога разбита водяными струями, на красной глине вдруг просияла изумрудная трава, и даже красочный слой на полотно нанесен так, что картина как будто дышит.  1870-е годы были для Саврасова порой расцвета: среди работ этого периода  выделяются Лунная ночь. Болото (1870), «Дворик. Зима» (1870-е) — предвестие этюдной пейзажной живописи рубежа веков, Сухарева башня (1872), «К концу лета. На Волге» (1873), Радуга (1875). Однако последние десятилетия жизни  оказались для художника тягостными и скорбными.

 * * *
    Середина 1870-х. Саврасов не теряет надежды вернуть казенную квартиру,  подает прошения… Но Совет Московского художественного общества глух к его мольбам. Он просит дать ему дополнительный класс для занятий акварельной живописью — опять отказ. Переживая смерть детей, отчуждение супруги, непонимание коллег, он отказывается порой от заказов, что приводит к долгам. Все это складывается в череду невзгод. Художник пытается уйти от тягостных мыслей, ищет забвения в алкоголе. Сначала это не так заметно при его богатырском здоровье: он работает в пейзажной мастерской, ездит к жене на дачу, играет с младшей дочерью. Жена просит не давать частных уроков, где в конце всегда бывает застолье. Несколько скандальных историй доходят и до нее, и в апреле 1876 года Софья Карловна забирает детей и уезжает в Петербург. Одно утешение осталось художнику — ученики. Самые любимые: Костя Коровин и Исаак Левитан. Он зовет их «идти в природу», ведь там опять «расцвели фиалки». Пока с Саврасовым был его класс, Алексей Кондратьевич еще крепко стоял на земле. Но в 1882-м Саврасов получил официальное извещение о том, что он «уволен с занимаемой должности». А он отдал Училищу четверть века! 
     Осенью 1881 года, вспоминает Константин Коровин, Саврасов все реже появлялся в Училище, где «с нетерпением ожидали, когда он придет опять» его ученики: Мельников, Поярков, Левитан, Волков. Как-то раз Саврасов заглянул в мастерскую, и ученики были поражены переменой, происшедшей в нем. «В лице было что-то тревожное и горькое. Он похудел и поседел, и нас поразила странность его костюма. Одет он был крайне бедно…» Но ученики стали показывать ему свои работы «с каким-то трепетом», по-прежнему видя в нем своего учителя… 
      Почти полтора десятилетия он был без крова над головой, без близких, без любимой работы… Он тосковал о дочерях, иногда заходил к ним, понимая: они, верно, стыдятся его, такого… И уходил назад: в нищету, одиночество. Обращался к Павлу Третьякову. Тот никогда не отказывал в помощи. Иное лето художник проводил в заброшенном домике в Давыдково, рисовал за копейки Зимку или «Закат», а затем и вовсе заблудился в трущобах Хитровки… Известно прошение Саврасова в Комитет Общества любителей художеств о ссуде на лечение (1892), когда он почувствовал, что слепнет. Крик о помощи не был услышан. Архитектор А.Н. Померанцев обращался в Петербургскую Академию о назначении художнику пенсии. Академия выслала… 100 рублей.
     И все же на его «закате печальном» «прощальною улыбкой» мелькнула любовь. Алексей Кондратьевич познакомился с тридцатилетней Евдокией Моргуновой и перестал пить. От этого  брака родились здоровые дети — Алексей и Надежда. А в 1894 году в Киеве, в ознаменование 50-летия творческой деятельности, будет издан альбом его рисунков с первым жизнеописанием мастера. Но, увы, жизнь уже угасала в нем. 26 сентября 1897 года художник скончался в московской больнице для бедных. Через три дня, после отпевания в церкви, состоялись похороны на Ваганьковском кладбище. За гробом шли швейцар Училища Плаксин, Павел Третьяков, Исаак Левитан, горстка оборванных хитрованцев…
    Сохранился фотопортрет отставного надворного советника А.К. Саврасова, сделанный незадолго до смерти. На нем — гордый старик с суровым взглядом, в котором читается одновременно и драма его жизни, и протест против нее. Борода седая, но волосы еще темные мягкие, высокий благородный лоб. Вглядитесь в эти глаза, в рабочие руки, сумевшие перенести на холст красоту земли Русской. Судьба этого художника впитала все парадоксы человеческой натуры и до сих пор вызывает споры о мере таланта и скорби, отпущенных человеку… 

По книгам Е. Алленовой, О. Пахомовой (серия «Мастера живописи»)
 
Книги, посвященные жизни и творчеству А.К. Саврасова:





Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group