закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 302-54-13
(495) 641-31-00
Сегодня 25.02.2021
Книга дня
КВЕСТ-тренажер УСТНЫЙ СЧЕТ. Сложение и вычитание. Около 500 заданий, 40000 примеров Астахова Н. В.,сост.
Картина дня
Прогулка в парке Больдини, Джованни
Воскресный день » Авторская колонка »

Четвертого июня родился русский поэт, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук Аполлон Николаевич Майков (4.6.1821–20.3.1897)

04.06.2015
А.Н. Майков. Фотопортрет 1860-е


* * *
 Весна! Выставляется первая рама -
 И в комнату шум ворвался,
 И благовест ближнего храма,
 И говор народа, и стук колеса.

 Мне в душу повеяло жизнью и волей:
 Вон — даль голубая видна…
 И хочется в поле, в широкое поле,
 Где, шествуя, сыплет цветами весна!
 1854

* * *
 Когда, гоним тоской неутолимой,
 Войдешь во храм и станешь там в тиши,
 Потерянный в толпе необозримой,
 Как часть одной страдающей души, -
 Невольно в ней твое потонет горе,
 И чувствуешь, что дух твой вдруг влился
 Таинственно в свое родное море
 И заодно с ним рвется в небеса…
 1857

Журавли

 От грустных дум очнувшись, очи
 Я подымаю от земли:
 В лазури темной к полуночи
 Летят станицей журавли.

 От криков их на небе дальнем
 Как будто благовест идет, -
 Привет лесам патриархальным,
 Привет знакомым плесам вод!..

 Здесь этих вод и лесу вволю,
 На нивах сочное зерно…
 Чего ж еще? ведь им на долю
 Любить и мыслить не дано…
 1855

Пейзаж

 Люблю дорожкою лесною.
 Не зная сам куда, брести;
 Двойной глубокой колеею
 Идешь — и нет конца пути…
 Кругом пестреет лес зеленый;
 Уже румянит осень клены,
 А ельник зелен и тенист;
 Осинник желтый бьет тревогу;
 Осыпался с березы лист
 И, как ковер, устлал дорогу…
 Идешь, как будто по водам, -
 Нога шумит… а ухо внемлет
 Малейший шорох в чаще, там,
 Где пышный папоротник дремлет,
 А красных мухоморов ряд,
 Что карлы сказочные, спят…
 Уж солнца луч ложится косо…
 Вдали проглянула река…
 На тряской мельнице колеса
 Уже шумят издалека…
 Вот на дорогу выезжает
 Тяжелый воз — то промелькнет
 На солнце вдруг, то в тень уйдет…
 И криком кляче помогает
 Старик, а на возу — дитя,
 И деда страхом тешит внучка;
 А хвост пушистый опустя,
 Вкруг с лаем суетится жучка,
 И звонко в сумраке лесном
 Веселый лай идет кругом.
 1853

Нива

 По ниве прохожу я узкою межой,
 Поросшей кашкою и цепкой лебедой.
 Куда ни оглянусь — повсюду рожь густая!
 Иду, с трудом ее руками разбирая.
 Мелькают и жужжат колосья предо мной
 И колют мне лицо… Иду я наклоняясь,
 Как будто бы от пчел тревожных отбиваясь,
 Когда, перескочив чрез ивовый плетень,
 Средь яблонь в пчельнике проходишь в ясный день.

 О, Божья благодать!.. О, как прилечь отрадно
 В тени высокой ржи, где сыро и прохладно!
 Заботы полные, колосья надо мной
 Беседу важную ведут между собой.
 Им внемля, вижу я: на всем полей просторе
 И жницы, и жнецы, ныряя точно в море,
 Уж вяжут весело тяжелые снопы;
 Вон на заре стучат проворные цепы;
 В амбарах воздух полн и розана, и меда;
 Везде скрипят возы; средь шумного народа
 На пристанях кули валятся; вдоль реки
 Гуськом, как журавли, проходят бурлаки,
 Нагнувши головы, плечами напирая
 И длинной бичевой по влаге ударяя…

 О Боже! ты даешь для родины моей
 Тепло и урожай, дары святые неба, -
 Но, хлебом золотя простор ее полей,
 Ей также, Господи, духовного дай хлеба!
 Уже над нивою, где мысли семена
 Тобой насажены, повеяла весна,
 И непогодами не сгубленные зерна
 Пустили свежие ростки свои проворно, -
 О, дай нам солнышка! Пошли ты ведра нам,
 Чтоб вызрел их побег по тучным бороздам!
 Чтоб нам, хоть опершись на внуков, стариками
 Прийти на тучные их нивы подышать
 И, позабыв, что мы их полили слезами,
 Промолвить: «Господи! какая благодать!»
 1856

Айвазовскому

 Стиха не ценят моего
 Ни даже четвертью червонца,
 А ты даришь мне за него
 Кусочек истинного солнца,
 Кусочек солнца твоего!
 Когда б стихи мои вливали
 Такой же свет в сердца людей,
 Как ты — в безбрежность этой дали
 И здесь, вкруг этих кораблей
 С их парусом, как жар горящим
 Над зеркалом живых зыбей,
 И в этом воздухе, дышащем
 Так горячо и так легко
 На всем пространстве необъятном, -
 Как я ценил бы высоко,
 Каким бы даром благодатным
 Считал свой стих, гордился б им,
 И мне бы пелось, вечно пелось,
 Своим бы солнцем сердце грелось,
 Как нынче греется твоим!
 1877

Гроза

 Кругом царила жизнь и радость,
 И ветер нес ржаных полей
 Благоухание и сладость
 Волною мягкою своей.

 Но вот, как бы в испуге, тени
 Бегут по золотым хлебам,
 Промчался вихрь — пять-шесть мгновений -
 Навстречу солнечным лучам,

 Встают серебряным карнизом
 Чрез все полнеба ворота.
 И там, за занавесом сизым,
 Сквозят и блеск, и темнота.

 Вдруг словно скатерть парчевую
 Поспешно сдернул кто с полей,
 И тьма за ней в погоню злую,
 И всё свирепей и быстрей.

 Уж расплылись давно колонны,
 Исчез серебряный карниз,
 И гул пошел неугомонный,
 И огнь, и воды полились…

 Где царство солнца и лазури!
 Где блеск полей, где мир долин!
 Но прелесть есть и в шуме бури,
 И в пляске ледяных градин!

 Их нахватать — нужна отвага!
 И — вон как дети в удальце
 Ее честят! Как вся ватага
 Визжит и скачет на крыльце!
 1887

Крылов

 Когда стою в толпе средь городского сада
 Пред этим образом, из бронзы отлитым,
 И, к нам склонившися, и к малым, и к большим,
 С улыбкой доброю, с приветливостью взгляда,
 Он точно, с старческой неспешностью речей,
 Рассказывает нам, с своих высоких кресел,
 Про нравы странные и глупости зверей,
 И все смеются вкруг, и сам он тихо-весел, -
 Мне часто кажется, что вот — толпа уйдет,
 И ласковый старик впадет сейчас же в думу,
 Улыбка кроткая с лица его спорхнет
 Вслед умолкающему шуму,
 И лоб наморщится, и, покачав главой,
 Проводит взглядом нас он строгим, и с тоской
 Промолвит: «Все-то вы, как посмотрю я, дети!
 Вот — побасенками старик потешил вас,
 Вы посмеялися и прочь пошли смеясь,
 Того не угадав, как побасенки эти
 Достались старику, и как не раз пришлось
 Ему, слагая их, смеяться — но сквозь слез,
 Уж жало испытав ехидны ядовитой,
 И когти всяческих, больших и малых, птиц,
 И язвины на пальцах от лисиц,
 И на спине своей ослиное копыто…
 И то, что в басенке является моей
 Как шутка, — от того во времена былые
 Вся, может, плакала Россия,
 Да плачет, может быть, еще и до сих дней!»
 1868

* * *
 Дорог мне, перед иконой
 В светлой ризе золотой,
 Этот ярый воск, возженный
 Чьей неведомо рукой.
 Знаю я: свеча пылает,
 Клир торжественно поет -
 Чье-то горе утихает,
 Кто-то слезы тихо льет,
 Светлый ангел упованья
 Пролетает над толпой…
 Этих свеч знаменованье
 Чую трепетной душой:
 Это — медный грош вдовицы,
 Это — лепта бедняка,
 Это… может быть… убийцы
 Покаянная тоска…
 Это — светлое мгновенье
 В диком мраке и глуши,
 Память слез и умиленья
 В вечность глянувшей души…
 1868

 Источник: А.Н. Майков. Сочинения в двух томах. Том 2-й. — М.: Правда, 1984.

Книги по теме: 



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2018, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация



Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

Мы в социальных сетях

- ЖЖ главного редактора
- Мы вКонтакте
- Воскресный день Белого города
- Другие страницы...

создание сайтов - Webis Group